Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Исламская революция в Пакистане - угроза безопасности всему миру"


Программу ведет Михаил Саленков. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Максим Ярошевский.



Михаил Саленков: В Исламабаде, столице Пакистана, правительственные войска штурмуют "Красную мечеть", в которой забаррикадировались несколько сотен вооруженных студентов-исламистов. Как сообщается, около 70 процентов территории комплекса мечети пакистанским военным уже удалось взять. Штурм может быть завершен уже в эти минуты. При этом, по меньшей мере, как сообщается, 40 защищавшихся погибли, есть жертвы и среди военнослужащих, трое убитых.


Пакистан - это одна из стран, обладающих ядерным оружием. Эксперты говорят, что исламская революция в этой стране - угроза безопасности всему миру.


Корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский на эту ему побеседовал с президентом Фонда поддержки востоковедческих исследований Сергеем Лузяниным.



Сергей Лузянин: Пакистанская ситуация вообще достаточно типичная для Южной Азии и Среднего Востока, когда к власти приходят военные. Ведь Первез Мушарраф, нынешний президент Пакистана, это генерал. После 11 сентября 2001 года пакистанский фундаментализм, исламизм активизировался, усилил как бы свое противодействие Мушаррафу и в мире многие эксперты, как говорится, и доллар не ставили на то, что режим Мушаррафа будет уничтожен и будет какой-то исламский вариант. Но после 11 сентября эта волна пошла вниз и как-то более-менее ситуация стабилизировалась. Но слабость нынешней ситуации Мушаррафа в том, что он, во-первых, перешел на гражданский вариант правления, это уже не военный режим, он прошел переходный период. Естественно, заработали гражданские институты власти в пакистанском обществе, что имеет две стороны медали: с одной стороны, да, как бы некая демократизация, с другой стороны, ослабление централизованного режима и возможность обострения радикальных исламских групп, что и происходит сейчас.


И второй момент - это то, что талибы активизируются в Афганистане и здесь, так или иначе, есть связь между частью группировок талибов, частью исламских радикальных группировок в самом Пакистане и, естественно, сетевой организацией бин Ладена и другими группировками.



Максим Ярошевский: По-вашему, каковы будут действия Первеза Мушаррафа?



Сергей Лузянин: Видимо, Мушарраф, скорее всего, пойдет на сокращение каких-то демократических норм, институтов. Я даже не исключаю, что он может вернуться к чрезвычайному военному положению, то есть, как бы временно ввести какие-то ограничения Конституции либо даже полностью перейти на военный режим.



Максим Ярошевский: В таком случае распространение подобных действий на соседние страны, помимо Афганистана, о котором вы говорили, он возможно?



Сергей Лузянин: Здесь два как бы влияния. Первое - обострение кашмирского фактора: индо-пакистанские отношения, всегда конфликты, сложные противоречия. В нынешней ситуации обострение вокруг мечети. Конечно же, не исключено, что перманентно это будет влиять как бы на новое обострение кашмирской проблемы и обострение отношений между Индией и Пакистаном, что уже достаточно традиционно, но они купированы, эти противоречия, частично. Базовые вещи остались, они никуда не делись.


А второй внешний фактор воздействия, конечно, пакистанский фактор. Здесь, к сожалению, более-менее все ясно, потому что, конечно же, здесь есть некая взаимозависимость и взаимообусловленность как бы двух исламских фронтов, то есть талибского на севере Пакистана и на юге исламского, экстремистского пакистанских радикальных групп. Может быть, конечно, какие-то опосредованные вещи могут сказаться отчасти в Турции, отчасти в других странах с исламским населением, которые как бы предлагают некие западные модернизационные проекты, где происходит реанимация политического ислама.


XS
SM
MD
LG