Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Озонотерапия


Ольга Беклемищева: Сегодня мы расскажем об озонотерапии. Это метод безмедикаментозной терапии, основанный на применении озона, как вы понимаете. Открыли антисептическое действие озона сравнительно давно – в 1915 году, если не ошибаюсь. Но бурное развитие озонотерапии и внедрение ее в повседневную практику началось сравнительно недавно – практически в XXI веке, и прежде всего, из-за технологической революции в аппаратном обеспечении данного метода. Многие озонаторы производятся в Нижнем Новгороде, у нас в России. И я спешу сообщить эту новость нашим патриотически настроенным слушателям.


У нас в гостях – Светлана Николаевна Усманова, врач-косметолог, кандидат медицинских наук, представляющая у нас Медицинский центр «Гомо-89». «Гомо» – это от словосочетания «H omo S apiens», если кто-то сомневается.


Итак, Светлана Николаевна, скажите, пожалуйста, чем озон отличается от кислорода? И в чем его изюминка?



Светлана Усманова: Вообще озон, он является более, так скажем, концентрированным, чем кислород. И сравнительно давно его начали применять – где-то с середины ХХ века, даже, точнее, где-то с 70-х годов ХХ века. И впервые, наверное, применили в хирургии, потому что необходимо было обеззараживать чем-то, а особенно - в полевых условиях, и не было каких-то высоких технологий. И озон достаточно хорошо подходил в этих случаях. Но сейчас, в данный момент, с повышением технологий, с усовершенствованием систем применяется, конечно, довольно-таки усиленно этот метод.



Ольга Беклемищева: О хирургии вы вспомнили недаром. Насколько я помню, по первому образованию вы хирург.



Светлана Усманова: Да, я оканчивала ординатуру челюстно-лицевой хирургии, что очень интересно.



Ольга Беклемищева: Но сейчас, конечно, озон в качестве прямого антисептика применяется только, по-моему, при озонировании воды в бассейнах. А имеет ли значение его бактерицидный эффект для лечения?



Светлана Усманова: Да. Вы знаете, есть такая хорошая поговорка, хорошая медицинская мудрость, что любое лекарство, оно может стать как ядом, так и лекарством, действительно, лечить, если применять его в больших дозах. На самом деле все дело в дозе. Если доза слишком велика, то этот препарат, то есть озон, он может обладать очень хорошим бактерицидным действием, а в малых дозах он хорошо помогает во многих отраслях медицины.



Ольга Беклемищева: А что это значит – большая или малая доза? С какого момента начинается бактерицидное действие? И до какого момента продолжается стимуляционное действие?



Светлана Усманова: Вот в основном, так скажем, желательно применять где-то до 10 миллиграммов на кубический сантиметр, где-то вот в этих пределах можно применять его именно в косметологии, в любых медицинских отраслях. А вот если уже больше, то можно применять, и вообще желательно применять для того, чтобы обеззараживать хирургический инструментарий, для его стерилизации. Потому что для человека, так скажем, есть своя доза, которая безопасна для него.



Ольга Беклемищева: То есть медицинский озон отличается от того озона, который образуется в воздухе после грозы, что ли более низкой концентрацией?



Светлана Усманова: Ну да. Для человека вообще есть свои концентрации во всем, а так же и в озоне, конечно же.



Ольга Беклемищева: И для чего именно он применяется? Вот начнем с кожи, так как вы врач-косметолог. И я думаю, что это крайне интересно, а особенно нашим слушательницам.



Светлана Усманова: Вообще озонотерапия достаточно, скажем, современный уже метод. Он начал использоваться сравнительно недавно, но уже очень активно. И в косметологии применяется самая популярная сейчас программа – это омоложение, конечно же, и борьба с целлюлитом, борьба с жировыми отложениями – то есть вот это основное, что сейчас применяется именно в косметологии и в нашем Центре.



Ольга Беклемищева: А что еще можно делать при помощи озона вообще в медицине?



Светлана Усманова: Вообще в медицине озон применяют практически во всех отраслях. Допустим, в хирургии применяется озон, в терапии, в гинекологии - очень хорошо лечатся многие гинекологические, вирусные заболевания, допустим, эрозия шейки матки тоже лечится, молочница. В урогинекологии лечатся герпетические инфекции, некоторые вирусные инфекции. Хламидиоз генитальный, я знаю, лечится, микоплазмоз лечится. Допустим, в дерматологии можно применять при лечении грибковых заболеваний, различных дерматитов, лечит псориаз. А также можно применять в стоматологии, допустим, для борьбы с кариесом.



Ольга Беклемищева: Озонировать челюсть, да?



Светлана Усманова: Да, озонировать челюсть. В гинекологии также применяется, я знаю, для лечения токсикоза во второй половине беременности.



Ольга Беклемищева: Гестоза.



Светлана Усманова: Да.



Ольга Беклемищева: А как это делается? То есть местным образом орошается, скажем, поверхность матки, влагалища, шейка матки или как-то обкалывается? Вот какие есть способы привнесения озона в наш организм?



Светлана Усманова: Если смотреть с точки зрения косметологии, то это делается либо инъекционным способом, либо это делается внутривенно. Озонируется физиологический раствор и вводится внутривенно. Либо же применяются кислородно-озоновые коктейли. Что касается сферы гинекологии (я, к сожалению, не гинеколог), то, да, орошается именно местно, допустим, при лечении каких-то заболеваний.



Ольга Беклемищева: Той же эрозии шейки матки.



Светлана Усманова: Да, например, эрозия шейки матки. Ну, общаясь со своими коллегами, я узнаю многие вещи в этих областях тоже. Интересно, конечно же.



Ольга Беклемищева: По поводу того, что интересно настоящему врачу. Была совершенно замечательная история, которую мне рассказывали студенты, присутствовавшие на домашнем обеде у своего учителя-хирурга. Он им пытался пересказать подробности одной лапароскопической операции, а его супруга уговаривала не выдавать подробности за обедом. И он все время говорил: «Ну, дорогая, им же интересно». Врачи так устроены, что им все эти болячки интересны.


Возвращаясь к теме, в принципе, как я понимаю, можно взять этот самый озон и каким-то образом внедрить в нашу кровь - или за счет обогащения физраствора этим озоном, или просто в саму же кровь, которая предварительно у человека забрана и разведена какими-то антикоагулянтами, - и вернуть обратно в кровяное русло этот озон. А что он делает в этом кровяном русле?



Светлана Усманова: Если вводить озонированный физиологический раствор в кровеносное русло, то это хорошо поднимает местный иммунитет, общий иммунитет организма, потому что, так как озон обладает достаточно высокой химической активностью, он может...



Ольга Беклемищева: Сильнейший окислитель.



Светлана Усманова: Ну да, это сильнейший окислитель. Он уступает только фтору. Вот фтор является более сильным окислителем. Так вот, если вводится это в наше кровеносное русло, то он обладает хорошим бактерицидным действием – убивает бактерии или вирусы, ну, в зависимости от концентрации. А если же озонировать нашу кровь непосредственно и вводить в кровеносное русло, то тут идет то же самое действие, только с более сильным эффектом.



Ольга Беклемищева: А что это значит – более сильный эффект? То есть ввели тебе озон – и у тебя уже нет никаких бактерий? Или как?



Светлана Усманова: Наверное, можно так понять, да. Если же просто вводить озон в физраствор, когда озонируют, то это больше, так скажем, стимулирующее действие для нашего иммунитета. А если же озонировать нашу кровь, то это непосредственно повышает и наш иммунитет, и уже борется с конкретной какой-то проблемой.



Ольга Беклемищева: И на этом, наверное, основано сейчас применение озона при лечении таких серьезных вирусных инфекций, как вирусные гепатиты. Ведь есть же достаточно много статей на эту тему, что значительно усиливается эффект лечебный у достаточно большого количества иммуномодуляторов и иммуностимуляторов при одновременном введении озона.


Но вот о каких-то вопросах противопоказаний, о каких-то тяжелых аллергических реакциях при введении озона – вы что-то по этому поводу читали, слышали?



Светлана Усманова: Да, конечно. Вообще озонотерапия – это хороший метод, прежде всего, для тех людей, которые имеют много аллергических реакций, допустим, либо пищевых, либо лекарственных, то есть достаточно аллергичные люди, вот для них метод озонотерапии очень хорош. Потому что озон вообще практически без побочных реакций, практически без побочных эффектов. Единственное, нужно быть осторожным в применении данного метода – это, как правило, сахарный диабет, особенно если он первого типа, потому что там и так достаточно слабые сосуды, и их проницаемость велика. А озонотерапия – это же инъекционный метод в основном.



Ольга Беклемищева: То есть за исключением сахарного диабета первого типа, в принципе, можно работать без противопоказаний?



Светлана Усманова: Сюда еще включается гемофилия, плохая свертываемость крови и паническая боязнь иглы – это тоже, конечно же, основной аспект. Если кто-то, допустим, слишком боится иглы, то он вообще не захочет это делать, потому что есть такой страх.



Ольга Беклемищева: Да, есть.


Нам однажды позвонил слушатель и сказал, что, наверное, целлюлит – это такая вещь, которую просто выдумали врачи. Я в ответ ему сказала, что если кто-то по поводу целлюлита страдает и расстраивается, то лучше его вылечить, чем задаваться вопросом: болезнь это или нет? И вот к вопросу о целлюлите мы как раз и переходим. Потому что Светлана Николаевна успешно этим методом с ним борется. Но у меня сначала принципиальный вопрос. Светлана Николаевна, а вы как считаете, целлюлит – это что?



Светлана Усманова: Вообще целлюлит, так скажем, раньше, конечно же, не был проблемой. На это вообще не обращали внимания.



Ольга Беклемищева: Потому что юбки были широкие и длинные.



Светлана Усманова: Ну да. И наверное, просто у людей были другие какие-то вопросы и задачи. Но так как мы идем в прогрессе и более трепетно относимся сейчас к своей внешности и к своему собственному телу, поэтому это заставляет нас как-то и замечать, наверное, более подробно на своем теле какие-то изменения. Но для меня это не является проблемой, например. Я не считаю это проблемой. Если у кого-то есть такая проблема, то почему бы ее не решить. Ведь если это человека беспокоит... самое главное, чтобы у него было какое-то душевное равновесие. Если у него все в порядке, то, соответственно, его не будет беспокоить и что-то такое, как целлюлит, тоже.



Ольга Беклемищева: А какая-то физиологическая основа за этим есть или это просто такой естественный путь старения кожи?



Светлана Усманова: Ну, это даже не то чтобы путь старения. Вообще целлюлит, он может быть как у достаточно полных людей, так и у достаточно худых. Все дело просто в том, что, может быть, мы недостаточно занимаемся спортом или есть какие-то погрешности в питании. Тем более, в больших мегаполисах, вы сами понимаете, нет возможности стабильно завтракать в одно и то же время или, допустим, обедать в одно и то же время, или ужинать. То есть где-то какой-то перекус. И даже уже в школе начинаются такие моменты. Не всегда школьник успевает, допустим, вовремя поужинать, а скорее гулять или заниматься какими-то секционными вопросами, учить английский. То есть сейчас требований становится больше, но меньше времени выделяется на сон, на правильное питание. Хотя, подрастая, человек начинает об этом задумываться, но, как правило, бывает уже немного поздно.



Ольга Беклемищева: То есть сформировался некий порочный механизм откладывания излишков как раз в области галифе, как это называется в косметологии, да?



Светлана Усманова: Ну да. У мужчин, у женщин есть свои физиологические, так скажем, места, зоны, где откладываются жировые отложения. Тем и отличаются мужчины от женщин, а женщины от мужчин.



Ольга Беклемищева: А каким образом лечится... есть много способов лечения целлюлита. Есть даже такой радикальный способ, как липосакция – берут и широкой иголкой оттягивают лишний жир и выбрасывают. Ну, по поводу таких радикальных методов многие врачи не очень позитивно настроены, потому что как-то кажется, что все-таки не хотелось бы за организм решать, что у него есть лишнее. А чем помогает в данном случае озон? И как это все происходит?



Светлана Усманова: Вообще вы правильно сказали, что есть много способов борьбы с целлюлитом, с локальными жировыми отложениями или с общим ожирением. Допустим, если взять озон, то он, хорошо проникая, так скажем, обкалывая то место, где есть либо локальное жировое отложение, либо это целлюлит, он начинает действовать на жировую клетку. И вот что происходит, если озон попадает, допустим, в подкожно-жировую клетчатку. Как известно, в подкожно-жировой клетчатке у нас проходят как кровеносные сосуды, допустим, венозные, так и лимфатические сосуды. И проникая в подкожно-жировую клетчатку, озон начинает всасываться – и тем самым улучшает кровоснабжение, хорошо улучшает лимфоотток, лимфодренаж. То есть заставляет, так скажем, шевелить нашу подкожно-жировую клетчатку, каким-то образом вообще шевелит, а особенно...



Ольга Беклемищева: То есть усиливает циркуляцию, в том числе, и межклеточной жидкости, да? Раз лимфодренаж пошел, значит, и все ринулось ускоренным темпом.



Светлана Усманова: Да, конечно. А особенно в данный момент - с малоподвижным образом жизни. Таким образом, так скажем, стимулируя подкожно-жировую клетчатку, заставляя ее работать, она, так скажем, жиросжигается собственным образом. Потому что вот то, что извне ввели... Например, вот если, допустим, провести такой эксперимент: простимулировать, допустим, собственными руками там, где есть целлюлит. Если стимулировать или массажировать одно и то же место в течение месяца, а справа (или слева) этого не делать, то заметна будет разница. Так же и с озоном. Мы вводим дополнительно, подкожно-жировая клетчатка стимулируется... Я вам простым языком говорю...



Ольга Беклемищева: Конечно, так и надо.



Светлана Усманова: ...чтобы проще понять было. И тем самым озон начинает действовать на наши жировые клетки, сжигая их.



Ольга Беклемищева: А по срокам? Вы сказали – месяц. И с озоном – месяц? Или все-таки это несколько убыстряет процесс?



Светлана Усманова: Это я вам утрированно... Ну, можно неделю. А вообще, что касается озонотерапии, там вообще курс проводится где-то не менее 10 процедур, можно и 15 процедур, они проводятся где-то примерно через день-два, то есть два-три раза в неделю идет лечение озоном, допустим, целлюлита или локальных жировых отложений. И результат уже начинает быть заметным примерно с третьей-четвертой, ну, иногда с пятой процедуры. И к 10-ой процедуре уже результат очевиден. Но, естественно, нужно хотя бы каким-то образом, так скажем, еще слегка хотя бы пытаться соблюдать диету, что-то еще делать. Потому что, смотрите, если вы один раз сходили в спортзал, позанимались. Много ли вы накачаете или много ли вы сожжете жира? Нет. То есть нужно как-то стараться все делать в комплексе. Ходя в спортзал, вы тоже будете соблюдать диету. Это вас стимулирует что-то делать. Правильно? Поэтому здесь то же самое. Курс обязателен. То есть все нужно делать, так скажем, курсом и с дополнительными какими-то еще усилиями над собой.



Ольга Беклемищева: А это помогает, в том числе, скажем, от животика? Ну, есть целлюлит, а есть просто большой живот.



Светлана Усманова: Конечно. Вообще, куда бы озон ни ввели, там начинается, так скажем, улучшение.



Ольга Беклемищева: А вы, как врач, что при этом видите?



Светлана Усманова: Я вижу, когда уходят сантиметры, вот это я наблюдаю. И радостное выражение лица, улыбка... Конечно же, сразу жизнь пошла в лучшую сторону. Все черные полосы (как в «Билайне») сразу ушли. «Живи на яркой стороне».



Ольга Беклемищева: Но происходит ли какая-то гиперемия, отечность вот в сам момент укола, вот что именно?



Светлана Усманова: Вообще, когда вводится озон, пациент ощущает легкое жжение. И еще, вы знаете, они сравнивают с таким понятием, как хруст снега. Когда вводится озон, и если это место помассировать слегка, то будет ощущение - как будто бы хрустящий снег, как будто бы мы ногами раздавливаем хрустящий снег, как будто идем по нему в морозную погоду. Но это ощущение, оно достаточно, так скажем, быстро уходит после того, как производится легкий массаж.


Кстати, о массаже. Очень хорошо сочетать озонотерапию с массажем. Допустим, сначала провести озонотерапию, а потом сразу идти на массаж.



Ольга Беклемищева: А отдельно массаж, без озонотерапии, может быть, он тоже даст такой же эффект?



Светлана Усманова: Все дает свой эффект прекрасно, если проводить курсом. Но если человек, допустим, хочет усиленно, так скажем, заняться собой и достаточно эффективно, то озон сочетать с массажем – это просто прекрасно.



Ольга Беклемищева: Быстрее все получается, да?



Светлана Усманова: Конечно, да.



Ольга Беклемищева: А в принципе, для лечения уже серьезных степеней ожирения, когда это не просто косметологическая, а уже какая-то реальная терапевтическая проблема, не пробовали применять озон? Ну, может быть, в литературе что-то встречалось?



Светлана Усманова: Да, пробовали, конечно. Но видите ли, здесь самое главное – настроить человека вообще в целом, потому что если имеет место третья степень ожирения, то здесь, конечно, нужно решать вопрос уже с врачом-гастроэнтерологом, с терапевтом, то есть совместно с кем-то. Потому что не просто косметологический дефект есть у пациента, а это уже есть какие-то проблемы желудочно-кишечного тракта. И полностью вылечить, допустим, ожирение и довести человека до стройного состояния, ну, я думаю, это не совсем, так скажем, возможно. Или это постоянно нужно делать. Если человек этим займется и будет прислушиваться к рекомендациям и советам врача, что нужно соблюдать диету, когда проводишь курс озонотерапии, нужно заниматься спортом, то все в комплексе – это хорошо. А главное – как настроен пациент решить свою проблему.



Ольга Беклемищева: Это действительно так. И это важно не только при озонотерапии, но и при любом другом методе лечения.


А сейчас я предлагаю послушать медицинские новости.



У пациентов с ожирением ниже риск смерти после перенесенного острого инфаркта миокарда, чем у больных с нормальным весом. Доктор Хайнц Бутнер из Кардиологического центра «Krozingen» (Германия) и коллеги наблюдали за 2 тысячами пациентов, госпитализированных в 1996-1999 годах по поводу нестабильной стенокардии или инфаркта миокарда. У всех участников выполнялась коронароангиография и, при необходимости, ранняя катетерная реваскуляризация. У трети участников масса тела была в норме, у половины имелся избыточный вес, у 18 процентов выявлялось ожирение либо выраженное ожирение. Во всех категориях частота выполнения стентирования или шунтирования была одинаковой. Трехлетняя общая смертность достигала 9,9 процента у лиц с нормальным весом, 7,7 процента у лиц с избыточным весом, 3,6 процента у лиц с ожирением и 0 процентов - у лиц с выраженным ожирением. Как предполагают авторы, подобный защитный эффект ожирения может объясняться различиями в лечении, более молодым возрастом, повышением уровня эндогенных каннабиноидов и снижением уровня тромбоцитов, а также избытком триглицеридов в ткани сердца. От себя добавим – в ожирении есть и свои плюсы, если вы, конечно, молоды.



Сокращение рождаемости и увеличение продолжительности жизни ведет к стремительному старению населения планеты и может крайне негативно сказаться на экономическом и социальном развитии целого ряда государств. Таковы основные положения доклада ООН «Развитие в стареющем мире», представленного в Нью-Йорке. По прогнозам экспертов международной организации, к 2050 году число людей пенсионного возраста в мире может достичь 2 миллиардов человек, тогда как сейчас на планете 670 миллионов людей в возрасте старше 60 лет. Сейчас самой «старой» частью света является Европа, однако к середине столетия 80 процентов пожилых людей будут жить в развивающихся странах. Изменение возрастного состава населения планеты особенно опасно для стран с низким уровнем развития системы пенсионного обеспечения. При отсутствии серьезных реформ в этой сфере, более 1 миллиарда пожилых людей могут оказаться на грани нищеты. Резкое увеличение числа стариков ставит новые долговременные задачи и перед национальными системами здравоохранения. В то же время, отмечают эксперты, основной рост затрат на здравоохранение будет связан не столько с наплывом пожилых пациентов, сколько с внедрением новых дорогостоящих технологий, ростом цен на лекарства и медицинское страхование, а также с неэффективным расходованием бюджетных средств.



Прививка от вирусов папилломы человека 16-го и 18-го типов прошла третью фазу клинических испытаний в Европе. В Америке не так давно начали повсеместную прививку девочек 10-12 лет от вируса папилломы человека 16-го и 18-го типов, так как считается, что таким способом резко снижается заболеваемость раком шейки матки. Для получения разрешения на применение этой прививки в Европе прошли три стадии клинических испытаний. Предварительный анализ третьей фазы международного исследования показал, что вакцина может предотвращать развитие цервикальной дисплазии в 90 процентов случаев. «Считается, что вирус папилломы человека 16-го и 18-го типов ответственен, по крайней мере, за 70 процентов цервикального рака» - говорит Джорма Паавонен из Университета Хельсинки, врач-исследователь. Таким образом, при поголовной вакцинации европейских женщин от этих вирусов, можно будет добиться решающего снижения заболеваемости раком шейки матки, по крайней мере, у молодых женщин. Будет ли эта защита действенной для пожилых женщин – покажет время.



Ольга Беклемищева: И мы возвращаемся к нашей теме – к вопросу об ожирении и его последствиях.


Но у нас уже есть звонки от слушателей. Давайте сначала ответим, а потом продолжим. Итак, слушаем Александра из Москвы. Здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, я чрезвычайно ценю вашу передачу, но вот реклама озонотерапии меня чрезвычайно опять же покоробила. Дело в том, что озонотерапия относится к методам с недоказанной эффективностью, а в довольно грамотной прессе это вообще расценивается как вид шарлатанства. В России, действительно, ваша собеседница права, на рынке псевдомедицинских услуг озонотерапия очень сильно продвинулась в последнее время. Но это чисто рыночный механизм. А формально применение озонотерапии является нарушением российского закона федерального о лекарственных средствах. Потому что озон, добавляемый, вводимый при аутогемотерапии или путем инсуффляции в прямую кишку и так далее, и вот тем способом, о котором говорила ваша собеседница, он как медикамент не охарактеризован. Он не имеет ни фармстатьи... Словом, применение этого медикамента является нарушением федерального закона о лекарственных средствах. Спасибо за внимание.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Александр. Ну, такая точка зрения тоже имеет свое право на существование. Хотя я не думаю, что имеет смысл относить озон к лекарственным средствам.


А вот по поводу недоказанной эффективности, конечно, это к Светлане Николаевне вопрос. Светлана Николаевна, вот вы-то как считаете?



Светлана Усманова: Вы знаете, конечно, какую-то стопроцентную эффективность или доказанность вам никто не даст при применении любого способа, даже уже, допустим, такие классические способы, как липосакция, чисто хирургический способ. Но самое главное, что применение озона в малых дозах, оно наиболее безопасно, чем, допустим, какие-то другие методы, применяемые при борьбе с тем же ожирением, с омоложением, допустим. То есть в данном случае озон наиболее безопасен, чем что-либо, так скажем, если применять.



Ольга Беклемищева: Действительно, для того чтобы утверждать, что какое-то средство имеет лечебный эффект и не имеет или имеет, но в определенных случаях противопоказания, мы должны сравнивать с плацебо-эффектом, с другими аналогичными лекарственными средствами данной фармакологической группы. Вот давайте сравним озон с аналогичными средствами, применяемыми в данном направлении. Вот что мы, например, можем еще увидеть для борьбы с косметологическими проблемами ожирения или, скажем, для омоложения? Что еще? Это липосакция, мезотерапия – введение коктейлей под кожу. И что еще? Ну, пластическую хирургию, наверное, не имеет смысл обсуждать – это чисто хирургический метод. Вот между этими тремя методами... Вот вы говорите о том, что он наиболее безопасен. А насколько он эффективен? Может быть, действительно, это просто некое плацебо? Вот дали таблеточку, убедили человека в том, что это хорошо, - вот он и помолодел, и похудел от этого морального влияния.



Светлана Усманова: На самом деле есть много способов борьбы. Вот если мы уже с вами взяли ожирение, то есть много способов и в косметологии борьбы с этой проблемой. Допустим, если рассмотреть мезотерапию, то тут вообще идет подход чисто индивидуальный к пациенту. Я смотрю на тип ожирения, смотрю вообще на настрой человека, верит ли он в какое-то успешное лечение, насколько ему будет эффективен тот или иной метод предложенный. Я рассказываю обо всех методах, и мы уже непосредственно с пациентом обсуждаем, что для него максимально хорошо, а также учитывая еще и ценовую категорию. И если взять, допустим, мезотерапию, то в каких-то случаях она может быть более эффективной, а в каких-то случаях может быть и менее эффективной. Но там непосредственно подбираются коктейли уже под человека.



Ольга Беклемищева: А коктейль (я просто хочу разъяснить для тех, кто еще об этом не знает) – это просто набор пяти-шести компонентов, в том числе, может быть, и растительных компонентов или каких-то экстрактов, или еще что-то, который вводится иголочкой под кожу на глубину 1- 6 миллиметров в различных местах для того, чтобы простимулировать подкожно-жировую клетчатку и другие глубинные структуры кожи, до которых, в общем, трудно дойти при местном применении каких-то мазей. И это, в общем, визуальный эффект, во всяком случае, вызывает. А с озоном, насколько я понимаю, складывается та же самая ситуация. То есть тоже инъекционно, то есть иголочкой... А на какую глубину вводят?



Светлана Усманова: В зависимости от части тела. Если, допустим, это лицо, то это одна глубина. Если же это все-таки тело и подкожно-жировая клетчатка в области живота, в области ягодиц или бедер, то уже глубже.



Ольга Беклемищева: А на сколько приблизительно?



Светлана Усманова: Ну, примерно до 13 миллиметров .



Ольга Беклемищева: Ну, действительно, там такой слой обычно подкожно-жировой клетчатки, что это вполне безопасно – хоть на 13 миллиметров , хоть на 25... у некоторых.



Светлана Усманова: Да, конечно.



Ольга Беклемищева: И что вы видите опять же в практике?



Светлана Усманова: Я предлагаю своим пациентам сочетать несколько методов. Допустим, прекрасно идет сочетание озонотерапии с массажем. Потрясающий результат бывает, если пациент стабильно ходит, он прислушивается к рекомендациям, к каким-то особенно моментам, допустим, которые непосредственно характерны для этого пациента. Если же, допустим, не соблюдать что-то, то, конечно, эффекта будет меньше. А в данном случае также можно сочетать озонотерапию с мезотерапией. Допустим, пройти несколько сеансов озонотерапии, потом, так скажем, дать уже толчок мезотерапией – можно таким способом. Иногда бывает наоборот – начинаем с мезотерапии, видим хороший результат. И, допустим, на пятом-шестом сеансе я предлагаю сделать, ввести озон. Это тоже дает, так скажем, еще какой-то более сильный толчок к тому, чтобы решить эту проблему.



Ольга Беклемищева: Светлана Николаевна, а вы можете рассказать просто, что видно? Цвет кожи у женщины был серым, а стал розовым, или наоборот – был розовым, а стал серым.



Светлана Усманова: Если взять омоложение, то очень хороший результат оказывает именно озонотерапия в омоложении. Допустим, приходят иногда пациенты, действительно, с серым цветом лица, прямо угрюмым. И вроде бы все хорошо, скажем, видимой проблемы нет у человека какой-то душевной, а вот цвет лица такой. И я предлагаю, конечно, озонотерапию, которая улучшает цвет лица, которая просто высветляет цвет лица. Потому что вы знаете, что озон – это хороший окислитель, и окислительные процессы идут. И человек это замечает сразу после третьей процедуры. А иногда даже после второй процедуры цвет лица меняется. Вот это хорошо. Омолаживающий эффект виден также непосредственно где-то, может быть, после третьей-четвертой процедуры. Но это зависит, конечно, от возраста человека...



Ольга Беклемищева: ...от типа кожи, от типа морщин.



Светлана Усманова: Конечно, от всего зависит. Но все равно человек, который очень внимателен к себе... даже если он и не внимателен к себе, то это заметят его близкие, родственники, семья, то есть те, с кем он каждый день видится. Вот была пациентка, у которой, действительно, был серый цвет лица. И я даже поинтересовалась, может быть, что-то произошло. Нет, вот так непосредственно все время и всегда. И после второй процедуры она приходит такая радостная и говорит: «Вы знаете, у меня дочка заметила». А дочке 6 лет. И она заметила: «Мама, что же у тебя с лицом?! Ты просто сияешь». Вот это было настолько приятно... Вы знаете, очень приятно слышать такие хорошие отзывы.



Ольга Беклемищева: А по поводу доказанности и недоказанности, то, к сожалению, для того, чтобы говорить о доказанности какого-то метода, мы должны иметь результаты широких, рандомизированных клинических испытаний на 6-7 тысяч человек, произведенных разными врачами, в разных странах. Кто-то все это должен оплатить. И как вы понимаете, это не будет оплачивать наша несчастная аппаратостроительная фирма в городе Нижний Новгород. К сожалению, для того чтобы говорить о доказательной медицине в данном вопросе, у нас в российской косметологии или медицине нет финансовых средств.


Тем не менее, если человек решил, скажем, омолодиться и похудеть, то я бы его призвала лучше не ориентироваться на липосакцию и другие, несколько калечащие методы вмешательства в фигуру и в пластику лица, а все-таки попробовать вот такие мягкие сравнительно и обратимые методы воздействия. И мы обязательно со Светланой Николаевной это обсудим, почему это хорошо, что они на самом деле действуют не навсегда.


Но сначала ответим Сергею из Петербурга. Здравствуйте, Сергей.



Слушатель: Добрый день, уважаемые дамы. Я в разные годы участвовал в опытном производстве, изготовлении и разработке медицинской аппаратуры, а потом просто в «Медтехнике» работал. Вы знаете, при повышенных концентрациях озона... вот модные сейчас ионизаторы, они все равно немножко озонируют, у них и окислы азота появляются, и озон на кончиках игл. Но вообще люди, которые работают в помещениях с повышенной концентрацией озона, они не производят впечатления очень здоровых людей. И я даже просто перестал рекомендовать и дарить эти приборы, потому что часто это вызывало обострение гипертонической болезни и так далее. И я до сих пор интересуюсь этим вопросом. Я и в литературе читал, и в каких-то даже радиопередачах о таких исследованиях повышенной концентрации озона, которые вдыхаются через легкие, что это, в общем-то, вещь страшная, конечно. Как ваша гостья это прокомментирует? Спасибо.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Сергей. Но мы как раз говорим о другом способе введения озона, причем в медицинских концентрациях.


Светлана Николаевна, прокомментируйте, пожалуйста.



Светлана Усманова: Вы знаете, если применять что-то в больших дозах - не важно, даже если взять обычную воду и пить ее постоянно, заставляя себя, то тоже можно вызвать нежелательную реакцию. Допустим, можно иметь сильный отек всего организма и можно также повысить артериальное давление. То есть обычная вода в неразумных дозах тоже может вызвать нежелательные моменты. Так же и озон. Он в медицинской практике применяется, в частности, в косметологии в самых низких, в самых малых дозах, которые безопасны для пациентов. И как правило, озон не имеет таких побочных реакций именно в тех дозах, в которых возможно применение в косметологии.



Ольга Беклемищева: И это же не связано с тем, что человека запускают в некую барокамеру и накачивают туда озон. Тут совершенно другой способ введения. А какой, Светлана Николаевна?



Светлана Усманова: Конечно. Вообще озон просто набирается в специальный мешочек, врач находится в маске, и вводится это просто подкожно совершенно малыми дозами, которые практически безопасны. Озон вообще применяется для тех пациентов, у которых есть аллергическая реакция в основном на все, а вот на озон ее практически не бывает. То есть это хороший выход.



Ольга Беклемищева: Да, это метод выбора. И на самом деле такая же ситуация, как с озоном, складывается с очень многими вещами. То есть не только от концентрации, но еще и от метода введения может зависеть – лечебный ли это эффект или, наоборот, какой-то травмирующий. И это в медицине бывает сплошь и рядом.


Но я на самом деле удивилась, что нам в основном звонят мужчины, а не женщины. Поэтому мы перейдем к нашей любимой женской теме – это омоложение. Пусть меня обвиняет в чем угодно, но я знаю, что слушателям это будет интересно. Вот как можно выглядеть моложе, ну, с помощью ли озона, с помощью ли какой-нибудь другой методики? И насколько хватает вот этих, в принципе, дорогостоящих процедур?



Светлана Усманова: Конечно. Вы знаете, омолаживаться можно разными способами. Но раз у нас тема – озонотерапия, инъекционный метод... Я могу сравнить с мезотерапией. Но разница состоит в том, что можно применять озон, можно применять мезотерапию – это тоже дело выбора непосредственно пациента. А выбор уже идет в зависимости от желаемого эффекта, от ценовой категории, от того, что...



Ольга Беклемищева: А что дешевле, что дороже?



Светлана Усманова: Ну, в разных центрах – по-разному. Вы знаете, допустим, в каких-то центрах озонотерапия дороже, чем мезотерапия, где-то это одинаково по стоимости, где-то озонотерапия дешевле. Сам центр или клиника устанавливает уже свои категории.



Ольга Беклемищева: Понятно. Ну, естественно, как со всякой коммерческой услугой. А вот насколько хватает этих эффектов? И в чем они, прежде всего, выражаются? Морщины уходят, лицо подтягивается или просто цвет лица меняется?



Светлана Усманова: Да, озонотерапия, как мы уже говорили, хорошо улучшает кровоснабжение, улучшает и лимфоотток, лимфодренаж. И за счет этого идет очень хороший эффект омоложения лица. Потому что озон все-таки является, так скажем, не просто хорошим липолитиком, но и обладает хорошим эффектом для того, чтобы омолодить лицо. Во-первых, улучшается цвет лица, и это просто сразу практически заметно, ну, наверное, после второй процедуры. Очень хорошо разглаживается сеть мелких морщин, а особенно, скажем так, самые популярные – это «гусиные лапки», потому что все-таки область вокруг глаз, кожа вокруг глаз, она самая тонка, подкожно-жировая клетчатка практически самая тонкая в области вокруг глаз. И поэтому, конечно же, женщинам хочется, прежде всего, так скажем, так как возраст виден больше всего в этом месте, так как эти морщинки появляются с 3 лет практически в периорбитальной области, то хочется сразу исправить все в этой области. И результаты достаточно хорошие как от озонотерапии, так и от мезотерапии, в сочетании. То есть для каждого пациента опять же подход свой. Иногда я сочетаю оба метода, когда-то применяю только один метод.



Ольга Беклемищева: А вот в чем разница – в толщине кожи, в структуре кожи лица? Что заставляет делать тот или иной выбор? Если как бы цена одинаковая.



Светлана Усманова: Во-первых, в нашем центре цена не одинаковая, и поэтому я делаю выбор в зависимости вот от этого. Но иногда бывает так, что, допустим, если есть аллергия на какие-то препараты, которые применяются при мезотерапии, то, конечно, мы делаем выбор или акцент на озонотерапии. Если же у человека нет каких-либо аллергических реакций на витамины, на лекарственные препараты, то мы делаем выбор в сторону мезотерапии.



Ольга Беклемищева: А вот с чем связано, скажем... может быть, все-таки можно провести какое-то плацебо-контролируемое исследование, просто поколоть человека – может быть, эффект от того, что мы его покололи, ничего не вводя, мы будем достигать тех же результатов? Или нет?



Светлана Усманова: На самом деле я не знаю, кто захочет просто поколоться. Вообще результат виден от того, что вводится, это правда.



Ольга Беклемищева: И это важно потому, что в мезотерапии, действительно, коктейли могут отличаться по тысячам наименований. И соответственно, там видно, что от того, что ты ввел именно это, а не что-то другое, ты имеешь тот, а не другой эффект.



Светлана Усманова: Да, конечно. Но вот озонотерапия... так скажем, я видела уже очень много результатов, и это, действительно, наиболее безопасный способ. Я нисколько его не рекламирую, потому что мезотерапия бывает для кого-то наиболее эффективной, например, чем озонотерапия, для кого-то озонотерапия эффективнее. И тут уже, действительно, мы подходим с индивидуальной точки зрения к пациенту.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Светлана Николаевна.


И слушаем Юрия Александровича из Москвы. Здравствуйте, Юрий Александрович.



Слушатель: Здравствуйте. Я с очень большим удовольствием и удовлетворением слушаю ваши передачи. Хорошие передачи, прекрасные. А особенно тогда, когда у вас бывают представители официальной медицины. Но я считаю, что в ваших передачах есть один очень большой недостаток. Так же как и в передаче Елены Малышевой, которая идет по «Первому» каналу телевидения, вы приглашаете врачей узкой специализации. Но Гиппократ утверждал, что нужно не лечить отдельную болезнь в отдельном кабинете, а нужно уметь настраивать всю систему биологическую.



Ольга Беклемищева: Спасибо, Юрий Александрович. Упрек понятен, но принять я его, к сожалению, не могу. Потому что врач полифункциональный, врач по всем болезням, с моей точки зрения, да и думаю, что и с точки зрения большинства современных медиков, - это уже реликт прошлого, когда мы знали настолько мало, что это спокойно помещалось в одном человеке. А сейчас вот надо специализироваться. Другое дело, что, конечно, вот такая узкая специализация, она требует наличия, может быть, даже парамедика, то есть некоего диспетчера, который бы предварительно человеку рассказывал, куда, к какому специалисту и зачем именно ему следует обратиться для уточнения диагноза и получения хорошего, грамотного назначения. Может быть, появится следующая такая ступень в нашей системе здравоохранения. Но вот пока она не появилась, и я как бы не рискнула приглашать участковых терапевтов, самых наших, так сказать, разносторонних людей, в течение четырех лет на передачу, потому что я думаю, что мы много интересного упустили бы.


Ну и возвращаюсь к нашей теме. Действительно, к косметологии можно по-разному относиться. Можно считать, что кто-то с жиру бесится, можно считать, что «а почему бы и нет?..». Можно, наоборот, считать, что нужно продать последнюю рубашку, но купить красивый крем – и тогда жизнь наладится, и счастья будет много, и все будет хорошо. Но, наверное, нельзя забывать о том, что все эти косметологические манипуляции, они имеют ограниченный срок действия. Вот насколько я понимаю, омолаживание при помощи той же озонотерапии или мезотерапии, оно действует где-то до полугода. Это так?



Светлана Усманова: Ну да. Конечно, все имеет свои сроки. Но можно же поддерживать. Допустим, если начать, так скажем, с профилактической точки зрения, то вообще профилактика – это хорошее дело, и это значит, что в дальнейшем не придется лечить, и это касается любой области – и омоложения, и если это липолитическая программа – все что угодно.



Ольга Беклемищева: А главное, может быть, вы через полгода захотите сделать еще что-нибудь, и у вас останется свобода выбора. Это ведь не то же самое, что какой-нибудь имплант под кожу вставить, а потом мучиться с его извлечением.


Большое спасибо, Светлана Николаевна.


Всего вам доброго! Постарайтесь не болеть.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG