Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Очередь – родимое пятно коммунизма". Многие энтузиасты свободы считали, что стояние в очереди унизительно. Исчезновение очередей сочли признаком удачных реформ.


Между тем, унижает не очередь сама по себе. Очередь есть добро даже тогда, когда очередь не за добром. Лишь тот человек достоин счастья и свободы, который встаёт в очередь и тогда, когда это очередь в газовую камеру, и тогда, когда это очередь к спасительной шлюпке. Очередь – это зримое, телесное выражение права. "Порядок" есть лишь одна из разновидностей очереди: распределение нескольких явлений в ряд.


Отношение к очереди помогает понять, чем Россия до 25 октября отличается от России потом. Страна как была военизированной, так и осталась (Ленин верно говорил, что "не надо бояться человека с ружьем", ведь бояться надо страны с ружьем, а один с ружьем не воин). Однако до 25-го это была строевая империя, страна-армия, в которой главное было – очередь в самых разнообразных проявлениях. Упорядоченная социальная структура, дисциплинированные вооруженные силы, бюрократическая машина, в которой каждый знал свое место и продвигался по службе в соответствии с гласными правилами очередности. После 25-го Россия стала страной дезертиров: все остались при ружьях (кроме тех, конечно, кого расстреляли), но все дружно вышли из очереди.


Дезертир, если он занял Кремль и расстрелял своё начальство, выстраивает в очередь всех прочих дезертиров, которых он опередил. Поэтому после 25 октября и доныне в России два класса: выстраивающие других в очереди и стоящие в очередях. Каждый класс – матрёшка, ибо выстраивающие тоже стоят в разнообразных очередях.


Начальник нормальный выстраивает очередь и регулирует очередь, начальник из дезертиров глумится над очередью, постоянно изменяя правила её образования и прохождения. Современная Россия отличается от советской лишь тем, что тут образована очередь за богатством – настоящим, крупным богатством, а не каким-то жалким преуспеянием нэпманов. Эта очередь – из всего населения, из нищих и богатых, из силовиков и безоружных. Хуже лицемерия тех, кто, возглавляя правительство, критикует правительство за коррупцию, лицемерие тех, кто ворчит на такое правительство, хотя предпочитает его всякому другому. Почему? Потому что каждый надеется пройти вне очереди.


Напрасно. Тут как в московском метро – вечный конфликт очереди желающих выйти из вагона с очередью желающих войти. В последние пару лет желающие войти стоят часто сомкнутыми рядами, которые нужно расталкивать силой. Это абсолютное безумие – ведь вагон набит, и если никого из него не выпустить, то войти будет невозможно, и не входят. Но всё равно не выпускают, потому что каждый живёт не умом, а надеждой, что ему-то удастся проскочить между двух очередей. Он же – один, всего один! Вот из этих одних и формируется самая жуткая и наглая очередь: очередь желающих войти без очереди.


Да, человек – один. Только не один человек – один, а каждый человек – один. Поэтому построиться в очередь самим, не по воле начальства, а по своей общей воле – это единственный способ победить желающих управлять очередями. Не "К оружию, граждане!", а "В очередь, граждане!" – даже если это очередь на митинг против диктатуры. Особенно, если это – очередь-митинг.


XS
SM
MD
LG