Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Павел Медведев - о завершившейся весенней сессии Государственной думы



Владимир Кара-Мурза: Сегодня завершилась весенняя сессия Государственной думы, начались парламентские каникулы. Итоги проделанной работы обсуждаем с Павлом Медведевым, первым заместителем председателя думского комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам, председателем подкомитета по банковскому законодательству, депутатом от фракции «Единая Россия». Чем вам запомнилась завершившаяся сегодня сессия Государственной думы?




Павел Медведев

Павел Медведев: Вы знаете, я боюсь, что я как курица буду говорить о просе, меня больше всего интересует экономика и, более того, внутри экономики - банковский аспект. Но тем не менее, бюджет, который принят на три года, мне запомнился точно. Бюджет составить очень трудно даже на один год, я думаю, что правительство должно было очень напрячься для того, чтобы составить бюджет на три года. Кажется, оно это сделало неплохо. Оно не забыло обещаний, которые давались в последнее время. Например, оно не забыло, что надо выплачивать материнский капитал, а ресурсы на него надо довольно сложным образом по годам распределить - это все сделано. Мне кажется, бюджет достоин того чтобы его не забыть.


Безусловно, мне запомнилось то, что в эту сессию полностью и окончательно - это формула Хрущева, победила система страхования вкладов. Здесь вопрос не только в том, что поправка очередная была принята, был поднят потолок для застрахованных вкладов, теперь он очень высокий - 400 тысяч рублей. И важно то, что правоприменительная практика очень удачна. Ни одного сбоя нет, система работает прекрасно, даже лучше, чем я ожидал в свое время, когда боролся за этот закон.


Принят наконец закон о банке развития. Это история многолетняя, несколько раз мы пытались принять такой закон и не удавалось. Наконец принят закон и, мне кажется, он очень неплохой. Внутри бюджета некоторым специальным образом распределяются деньги, в частности, создан инвестиционный фонд, венчурный фонд, мне кажется, что это разумные решения. Как показывает опыт, недостаточно, чтобы невидимая рука Адама Смита руководила экономикой, надо еще немного подталкивать ее для того, чтобы руке Адама Смита было более комфортно действовать.


Мне кажется, что очень разумное принято решение, связанное с финансированием борьбы с ветхим и аварийным жильем. Эта затянувшаяся проблема, она вдруг была решена, во всяком случае номинально, я надеюсь, что выделенные средства будут потрачены правильно и с ветхим жильем и с аварийным жильем справимся в краткосрочной перспективе. Вопрос, который меня волнует, потому что поступают бесконечные жалобы от моих избирателей, вопрос, связанный с лекарствами. Был тяжелый кризис, сейчас выделены деньги, я надеюсь, что эти деньги, довольно значительные деньги помогут этот кризис преодолеть. Мне симпатично, что принято решение о развитии тонких технологий, опирающихся на науку, корпорация нанатехнологий создана. И пожалуй, важное решение, с моей точки зрения, выделить значительные средства на строительство дорог. Известно, что с дорогами у нас всегда было плохо и до сих пор плохо. Выделены большие средства, может быть будет лучше.



Владимир Кара-Мурза: Независимый депутат думы Владимир Рыжков, член думского комитета по делам федерации и региональной политике, так же одобряет возникшие тенденции.



Владимир Рыжков: Это сессия была одной из самых интересных за все постсоветское время. Вот в этой массе законов отчетливо проявились тенденции нынешней России. Во-первых, у России много денег, и государство наконец-то решило их тратить. Поэтому как раз в этом полугодии было принято много затратных законов - о фонде развития, об инвестиционном фонде. Создан фонд нанатехнологий, корпорация, создан фонд ремонта ветхого и аварийного жилья - 240 миллиардов рублей. Одновременно с этим были в этом полугодии и плохие новости. В первую очередь я назвал пакет законов по борьбе с экстремизмом, в которых экстремизм трактуется чрезвычайно расплывчиво и широко, позволяя объявлять оппозиционера и каждого критика власти и соответственно этому внесены изменения в Уголовный кодекс, которые позволяют сажать оппозиционеров, объявленных экстремистами, на большие сроки в колонии и тюрьмы. И можно сегодня предвидеть, что в этом отношении режим политический к оппозиции будет ужесточаться.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас у нас на прямой телефонной линии депутат Александр Лебедев, зам главы думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками. Чем вам запомнилась закрывшаяся сегодня весенняя сессия думы и что, по-вашему, так и не удалось сделать?



Александр Лебедев: Пожалуй, я согласен с Владимиром Рыжковым по поводу того, что социальная ориентация нашей государственной экономической политики во всяком случае пока в заявке в количестве выделенных денег улучшилась. Как это будет исполнено - посмотрим. Не очень я боюсь тех дополнительных прав, которые даются правоохранительным органам и вот почему: потому что там в принципе надо реформировать правоохранительную систему - это основная угроза жизни российских граждан. Но это скорее всего повестка дня следующей Госдумы. Будем так считать, чтобы никого не обижать, на эту Госдуму не было общественного такого запроса народного. Понимаете, о чем я говорю. Поэтому неплохо бы было провести дискуссию общенациональную, привлечь лучших экспертов: а что будет следующая дума делать? Разве мы не знаем и не можем написать на все четыре года в почасовом режиме - вот это было бы дело.



Владимир Кара-Мурза: У нас в студии находится Павел Медведев, ваш коллега председатель комитета по кредитным организациям и финансовым рынкам. Вы видите какие-то изъяны в принятых законах, касающихся банковского законодательства?



Александр Лебедев: Я с Сергеем Мироновым согласен, что у нас исполнительная власть все четыре года законы готовила, проводила через Государственную думу, исполняла или делала вид, что исполняла и сама себя контролировала. Конечно, это не дело. Нельзя иметь парламентскую ветвь власти представительскую, законодательную, законотворческую в качестве декорации. Почему я и говорю, что прежде нам вообще думать, что будет делать следующая Государственная дума, неплохо бы обсудить публично. И предлагаю всем партиям, которые будут участвовать в декабрьских выборах, этим заняться.



Владимир Кара-Мурза: Принимаете ли вы упреки вашего коллеги?



Павел Медведев: Не знаю, у меня свои есть проблемы. Я бы на тот вопрос, который вы задали, ответил немножко по-другому. Вы спросили, есть ли изъяны, которые приняты и которые касаются банков. Я особых изъянов принятых законов не вижу, я вижу изъяны в том, что некоторые законы не приняты. Мы справились с проблемой вкладов - и это победа грандиозная. Я четко помню 90 годы, когда деньги можно было отнести в банк, но забрать их практически было невозможно. Так вот мы со вкладами справились, справились до такой степени, что агентство по страхованию вкладов - это та организация, которая выплачивает деньги, если банк обанкротился, вот те самые страховые суммы до четырехсот тысяч рублей. Это агентство страдает от того в основном, что не может завлечь тех людей, которым надо выплачивать деньги, чтобы они быстренько пришли и деньги забрали. Люди настолько верят в то, что деньги не пропадут, что не торопятся их забрать. Это грандиозная победа. Но только нос вытащили, хвост вязнет.


Проблема теперь с кредитами, с депозитами все прекрасно, а с кредитами, которые выдаются людям, часто совсем плохо. Люди думают, что они определенные суммы должны заплатить за деньги, которые взяли в кредит, а оказывается, что должны заплатить вдвое-втрое больше. Мы надеялись в эту сессию принять специальный закон о потребительском кредите, и физически он существует. Но из-за недоразумений каких-то бюрократических этот закон не внесен в парламент, он должен был быть внесен правительством. Правительство его разработало, это пока собственность правительства, но этого не произошло, к сожалению. Правда, некоторый паллиатив, принятый с первого июля, все-таки добросовестные банки будут раскрывать так называемую эффективную процентную ставку гражданам, а те банки, которые не будут раскрывать, по-видимому, будут обходиться гражданами с тем, чтобы не рисковать и не подписывать такой договор, который потом принесет сюрпризы.



Владимир Кара-Мурза: Валерий Гартунг, бывший председатель Партии пенсионеров, член думского комитета по бюджету, не в восторге от принятого бюджета.



Валерий Гартунг: Я могу сравнивать работу трех созывов, от созыва к созыву дума работала все хуже и хуже. Впервые в этой сессии был принят трехлетний бюджет и, к сожалению, при огромных золотовалютных резервах и огромном Стабилизационном фонде так и не было принято решения о том, чтобы эти деньги направить на изменение экономической ситуации, а что самое печальное - на улучшение положения малоимущих граждан. Мною была предложена поправка в федеральный бюджет и бюджет пенсионного фонда дополнительно направить на пенсионное обеспечение 370 миллиардов рублей. Она была отклонена, и бюджет был принят вопреки мнению президента в том виде, который не обеспечивает приоритетный рост пенсий для самых малоимущих.



Павел Медведев: Я бы увеличил пенсии очень значительно. Действительно, на те пенсии, которые сейчас выплачиваются, людям жить очень трудно. Но уже те расходы, которые сделаны, расходы увеличены очень заметно в последнее время, уже привели к тому, что инфляция подскочила в последние месяц-два. Только-только мы возрадовались итогам первого квартала этого года, думали, что удастся уложиться даже не в 8, как мы планируем, а в 7% годовой инфляции. Ан нет, в июне инфляция за месяц 1% - это очень много. К сожалению, так устроены экономические законы: если тратишь много денег, эффект пропадает из-за инфляции, инфляция съедает те деньги, которые раздаешь.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Только что реплики предвосхитили мой вопрос, тем не менее, у меня два. Кудрин нас все время пугал, что деньги нельзя тратить из фонда, в том числе из-за инфляции. Вот сейчас, как мы слышали, наше правительство решило тратить деньги. Как собственно собирается при этом бороться с инфляцией, которая самой себя пугало, и не значит это, что те несчастные повышения для бюджетников и пенсионеров начисто будут съедены? И вопрос еще депутату: он знает, какая средняя пенсия в какой-нибудь Португалии?



Павел Медведев: Догадываюсь, что средняя пенсия в Португалии заметно выше, чем у нас. У нас средняя пенсия очень низкая. Даже в Москве, где пенсии заметно больше из-за доплат московского правительства, чем в среднем по России, эти пенсии едва-едва позволяют сводить концы с концами.



Владимир Кара-Мурза: А насчет инфляции, которую само правительство начало разгонять, если бюджет начнет реализовываться, есть такая угроза?



Павел Медведев: Угроза инфляции есть и правительству придется вести себя чрезвычайно аккуратно, согласовывать свои действия с Центральным банком, чтобы по мере возможностей, по мере технических возможностей инфляцию сдерживать.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Андрей Головатюк, член думского комитета по обороне, доволен своей работой.



Андрей Головатюк: Эта дума характерна тем, что было принято 222 закона за эту сессию. За всю историю думы это наиболее продуктивная работа, не только этой думы, но и в всех государственных дум. Поэтому работа отличалась большой интенсивность. Естественно, что касается моей деятельности, что прошли в этой сессии закон о воинской обязанности и военной службе, изменения в закон о выплатах женам военнослужащих, которые будут призываться на службу, имеющих ребенка. Еще много законов, которые в целом повышают благосостояние нашего народа.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. У меня к господину депутату несколько вопросов. Первый вопрос: вы так пели дифирамбы по поводу страхования вкладов, дошли до 400 тысяч. Вы вспомните о том, как были ограблены наши пожилые люди в 90 годы. И они получили какие-то крохи. Вы говорите, что приняли много законов, но читай закон хоть слева направо, хоть справа налево, хоть сверху вниз, как прочитаешь, так его и крути-верти. Кто принимаем законы - непонятно. И самое главное: вы как проправительственная партия поддерживаете линию президента и линию правительства, мне просто стыдно за вас, что вы принимаете такие законы.



Павел Медведев: По поводу страхования, остальное - стыдно и стыдно, что сделаешь. По поводу ограбления в начале 90 лет. Виктор, что вы предлагаете, помня об ограблении, не делать никаких шагов для того, чтобы гарантировать те вклады, которые сегодня сделаны людьми. Вы это хотите? Посыпать голову пеплом и ничего не делать, потому что такая бела была в начале 90 лет.



Владимир Кара-Мурза: Некоторые оппозиционные партии в свои предвыборные программы включают как раз возврат долгов по вкладам сберегательных касс.



Павел Медведев: Они предлагают вернуть деньги, но не объясняют, как это сделать. Объяснили бы один раз, и я бы в эти оппозиционные партии перешел. Я, кстати, беспартийный, так что перейти мне не удастся, мне придется уступать. Не объясняют же. Есть такой замечательный артист и режиссер Бастер Китон, у него есть фильм, название которого, к сожалению, забыл. Там есть такой эпизод: Бастер Китон играет молодого, абсолютно бестолкового человека, а его папа наоборот очень умный и приспособленный к жизни. Папа собирается умирать и для того, чтобы не оставить ребенка беспомощным и беззащитным, решает отправить в лес к диким зверям. Если звери съедят - туда ему и дорога, если выпутается как-то, научится жить. И этот бедный Бастер Китон не знает, что ему делать. Зовет старого слугу и дает старому слуге распоряжение: сделай так, чтобы все было хорошо. Предложение вернуть деньги, повысить пенсии напоминает мне предложение Бастера Китона: сделать так, чтобы все было хорошо. Но еще же нужно сказать, как. Впрочем, старый слуга нашел способ и сделал. Вот бы нам старого слугу найти.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Ивана.



Слушатель: Добрый вечер. Нам не надо искать старого слугу, у нас есть руководство, в том числе экономическое и вы должны не только знать, но должны делать. Вспомните, какая в советской России была экономика, она, конечно, далеко не передовая была, но была развитая экономическая структура и так далее. У нас, вы говорите, если вливать деньги на пенсионное обслуживание и так далее, то будет инфляция. А если у нас сплошная сырьевая экономика, огромная масса денег из этой экономики изымается и кладется просто про запас - это разве нормально для нее?



Павел Медведев: Иван, вы разделяете обычное заблуждение, связанное с представлением о деньгах. Мы уже забыли, что было при советской власти и видим, что при антисоветской власти: приходишь в магазин, все есть, если есть деньги, покупай что хочешь. И кажется, что деньги являются сами по себе ценностью. Деньги в кармане являются сами по себе ценностью. А триллионы рублей, которыми обладает государство - это только механизм обмена одной ценности на другую и ничего больше. Если есть цемент, его надо обменять на кирпич, скажем, то хорошо иметь деньги. А если цемента нет, деньги вбросить в экономику, то цемент просто подорожает и ничего другого не произойдет. Тот, который есть цемент подорожает. К сожалению, представление о деньгах у человека формируется на основании его личного опыта. А опыта обращения с триллионами рублей нет практически ни у кого.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Геннадия, радиослушателя из Ленинградской области.



Слушатель: Добрый вечер, уважаемые господа. У меня к вам следующий вопрос: почему с товарищества собственников жилья берут налоги на прибыль, там самым вынуждая людей переходить под управление управляющих компаниями. И вообще те 250 миллиардов, которые государство выделяет на капитальный ремонт жилья, они будут разворованы.



Павел Медведев: Геннадий, будут разворованы или нет, я не знаю. А по поводу налога на прибыль – это действительно ужасная глупость и мы попытаемся это исправить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Владимира Александровича из Междуреченска.



Слушатель: Здравствуйте. Депутаты Госдумы, увеличивая штрафы за нарушение ПДД, мотивировали это ухудшением демографической ситуации. Однако в таких странах как Мексика и Индия, где ПДД практически отсутствует, особенно за пределами городов, смертность ниже рождаемости.



Павел Медведев: Вы знаете, тут я должен извиниться, я совсем не специалист в этой области. Поэтому мне трудно прокомментировать. Мои коллеги убеждали меня, что принимается умеренное решение, но так это или нет, мне самому судить очень трудно.



Владимир Кара-Мурза: У депутата Андрея Савельева, заместителя председателя комитета по конституционному законодательству, лидера партии «Великая Россия», сессия оставила тяжелый осадок.



Андрей Савельев: У меня мрачное ощущение от деятельности нашего правительство. В основном развивается хозяйственное право, такой монолит, результат - это обнищание народа и выращивание сверхбогатой и сверхнаглой олигархии. Слово «народ» не имеет хождения в нашем праве. Только декларация о народе существует. Что такое коренной народ, Государственная дума до сих пор не может определиться, потому что профильный комитет по делам национальностей знает только малочисленные народы и больше никаких других.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, законодательство имеет крен в пользу олигархии?



Павел Медведев: Вы знаете, законодательство медленно исправляет тот страшный перекос, который существует, разрыв между самыми богатыми и самыми бедными. Этот разрыв совершенно нетерпим. Но по мановению волшебной палочки его ликвидировать невозможно. Бюджет, разные другие законы чуть-чуть это дело исправляют, правда, очень медленно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от Юрия Михайловича.



Слушатель: Добрый вечер. Меня всегда интересуют депутаты, верховная власть законодательная и президент. Вот у нас Валентина Литвиненко всегда выступает в газетах, что у нее зарплата маленькая 39 тысяч. Но она не говорит, что она относится к категории А, а у нее вместе с премиальными получается ежемесячно 507 тысяч. Второе: на пенсию идут такие, как около вас сидит собеседник, он получает пенсию 75. Почему я сдавал налоговую декларацию ежегодно, платил деньги, у меня 80 тысяч была зарплата, а мне пенсию дали 3 тысячи. Это нужно быть идиотом. Я должен что, таких депутатов убивать?



Павел Медведев: Это ваше дело, как вы решите, так и будет.



Владимир Кара-Мурза: Есть какие-то подвижки в пенсионном законодательстве?



Павел Медведев: Минуточку, он говорит, что депутат получает пенсию 75 тысяч рублей? Это абсолютно не соответствует действительности.



Владимир Кара-Мурза: Давайте разоблачим эту утку.



Павел Медведев: Я депутатскую пенсию не получаю, но по моим представлениям депутатская пенсия где-то порядка 12 тысяч рублей. Если депутат перестал быть депутатом, то он получает к пенсии надбавку, так что в сумме получается 12, может быть 13 тысяч рублей.



Владимир Кара-Мурза: У нас был Виктор Анпилов, он бывший депутат Моссовета, у него тоже две с половиной тысячи рублей пенсия. Он, правда, сидел в тюрьме, может быть ему аннулировали. А то, что губернатор Матвиенко?



Павел Медведев: Откуда я знаю про губернатора Матвиенко, я не знаю, сколько она денег получает.



Владимир Кара-Мурза: Их заработки не заложены в трехгодичный бюджет?



Павел Медведев: Персональные заработки не заложены ничьи. Это было бы сумасшедшим домом, если бы про многих, многих людей было бы прописано, сколько они денег получают. Это уже бюджет был бы не тысячи страниц, а сотни тысяч.



Владимир Кара-Мурза: Но это бюджетники, от слова «бюджет».



Павел Медведев: Но не написано, сколько получает денег каждый отдельный бюджетник, выделена общая сумма затрат на зарплату бюджетникам.



Владимир Кара-Мурза: У нас на прямой телефонной связи генерал-лейтенант запаса Александр Гуров, депутат Государственной думы, бывший начальник Управления по борьбе с организованной преступностью. Чем вам запомнилась завершившаяся весенняя сессия и что не удалось успеть?



Александр Гуров: Добрый вечер. Запомнилось многим. Во-первых, сессия была весьма плодотворная и законы, которые принимались - это законы выверенные и на практике работают и будут работать. Это очень важно, потому что законы принимались, исходя из того, как сложились общественные отношения. В то время как мне пришлось работать и в тех думах, и в Верховном совете, мы больше принимали на вырост, на перспективу, а это совершенно неправильно и нетипично для законодательной практики. Мне так же импонирует то, что в этот раз думцы, депутаты сочинил 40% законов, подготовили сами и остальные 60 кабинет министров и президентские структуры. Это европейский почти стандарт, там 80% там депутаты сами законы не пишут. Это тоже важно.


Поскольку я юрист-государственник, хотелось бы поддержать полностью коллегу Медведева и поблагодарить его за такие терпеливые, корректные и очень правильные высказывания, где он пытается не уходить от проблем. С точки зрения внутренней безопасности, я тоже буду говорить как курица о своем просе или, говоря другой пословицей, каждый кулик свое болото хвалит. С точки зрения осуществления внутренней безопасности и внешней безопасности в бюджете выделены значительные суммы на армию, спецслужбы, милицию, на техническое оснащение и так далее. Запомнилось тем, что мы приняли уникальный закон, аналогов которому в европейской практике нет. Поскольку они изучают этот закон, одобряют и будут кое-что перенимать. Это закон о противодействии терроризму, над которым мы работали почти два года. Нам удалось ввести в уголовный закон термин, но и механизм определенный, больше может быть гражданско-правовой, о конфискации имущества. То, чего очень тяжело удавалось сделать.


Запомнилось еще и то, что Госдума в этот раз была ориентирована в многом не только на социальные аспекты, и тут я должен сказать, что много сделано, не хочу повторять, но много сделано, хотя бы студенческие доведены до 900 рублей. У меня группа студентов практикуется, и они в общем-то очень позитивно отнеслись к тому, что 900 рублей им выплачивают. Профессорско-преподавательскому составу, от кандидатов до профессоров, от трех до семи тысяч рублей – это тоже очень важно. Нельзя сказать, что ничего не делается махом одним. Поскольку, я еще раз повторяю, я государственник, прежде всего мы приняли закон о государственной службе – это очень важно, о муниципальной службе, о государственной службе российского казачества. Наконец, поскольку я всегда болел за сельское хозяйство и сам корнями из деревни, я с большим удовлетворением хочу отметить, что мы приняли закон о сельском хозяйстве, и 76 миллиардов в 2008 году пойдет туда.



Владимир Кара-Мурза: Геннадий Гудков, член думского комитета по безопасности, так же вспоминает сессию тепло.



Геннадий Гудков: Мне довелось работать по ряду крупных законопроектов и в этой сессии были сложные законы типа кодексов водного и лесного. Были законы весьма спорные и вызывавшие полемику в обществе, я имею в виду о знамени победы, который нам все-таки удалось отстоять. Я считаю, что это правильно, поскольку привело бы к ненужному социальному осложнению. Безусловно, весьма спорный, но тем не менее, принятый бюджет на три года, который, конечно, лучше, но не лишен серьезных изъянов, на которые мы указывали и правительству, и бюджетному комитету.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос Сергея из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир. У меня парочка вопросов к гостю. Все люди, находящиеся в 93 году в думе, я уверен, голосовали «Да, да, нет, да» про конституцию, все до единого. Все уважали Ельцина и любили его. Почему они допустили такой разврат над конституцией? Сегодня она закончила, хлопнув дверью, приняв закон об экстремизме. Нам все 90 годы твердили о каком-то терроризме, хотя под прикрытием терроризма они бомбили Кавказ. Теперь нам внушили, что, оказывается, существует слово экстремизм.



Владимир Кара-Мурза: Как вы оцениваете принятый закон об экстремизме?



Александр Гуров: Бросьте вы с этим законом. Такое ощущение, что каждый на себе петлю ощущаешь. Если ты не карманный вор, чего ты боишься? Второе: закон об экстремизме возник не потому, что захотел кто-то принять, а потому что так сложились отношения, так сложилась преступность. Ведь если проанализировать законодательство нашего государство за ближайшие 70-80 лет, мы увидим, что когда-то был закон о бандитизме прямого действия, потому что в 50 годы бандитизм после войны был весьма распространен. Потому были приняты в 47 году законы о борьбе с кражами госимущества и личного имущества. Потом был бум с хулиганством, поскольку диковато себя вели. И теперь о терроризме, не о каком-то терроризме, а о терроризме реальном. Коммерческий терроризм еще в 90 годы, если хотите, мы изучали это явление, дал о себе знать и тогда начинался терроризм такого толка полумеждународного или международного, как сейчас говорим. Что-то мы забываем об этом. Мы забываем о взрывах. Какой-то терроризм… И вот какой-то экстремизм. Я уважаю Володю Рыжкова, давно его знаю, но я не могу согласиться с Геннадию Гудковым, хотя во многом соглашаюсь всегда, я его уважаю, но здесь у нас есть расхождения. Закон об экстремизме вовсе не предполагает привлекать к ответственности за критику власти. Почему-то за критику власти. Речь идет не о критике, критикуйте ради бога. Уж больше Гудкова ее никто не критикует, однако его никто к ответственности не привлекает. Почему? Да потому что у него фактура, факты, данные, за что же его привлекать, если это правильно. Критикуйте власть, ее нужно критиковать. Но не делайте из каких-то политических, религиозных и прочих хулы на власть с тем, чтобы ослабить ее. Вот это уже другая фишка, как говорит сегодня молодежь.



Владимир Кара-Мурза: Наш радиослушатель припомнил референдум «Да, да, нет, да».



Павел Медведев: Это референдум был не для депутатов, а для всего населения, все население голосовало.



Владимир Кара-Мурза: Там был вопрос про депутатов: одобряете ли вы деятельность депутатов?



Павел Медведев: Там был такой вопрос? Я забыл.



Владимир Кара-Мурза: Дело далекое. Слушаем Владимира из Нижегородской области.



Слушатель: Добрый вечер. Желаю Павлу Медведеву хорошего отдыха. А теперь вопрос: когда приступила дума к работе после выборов, в какой-то газете была таблица, там был указан возраст, образование и прочее. И вот что меня поразило - большинство одни юристы. Я подумал: слава богу, теперь хоть законы будут настоящие. И что получается: воют юристы, воет бизнес мелкий, средний, любой бизнес. Воют, стонут сельскохозяйственные рабочие. Депутаты тоже говорят - законы несовершенны. У меня сложилось впечатление, что эти юристы закончили в подземном переходе.



Павел Медведев: Владимир, хорошо бы предъявлять конкретные претензии. Про сельское хозяйство мне трудно, я предупредил, что я довольно узкий специалист, если вообще специалист. Но если бы конкретную претензию предъявили по банковскому законодательству, я бы с удовольствием ответил. Но просто говорить, что все законы плохие - это не помогает.



Владимир Кара-Мурза: Радиослушатель говорит, что хорошо, что в думе много юристов.



Павел Медведев: Много юристов, но ему кажется парадоксальным то, что такое большое количество юристов не написало ни одного хорошего закона. Я его претензию понял так.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая из Тулы.



Слушатель: Добрый вечер. У меня два вопроса к гостям Владимира. Есть такая хорошая русская песня: «А в остальном, прекрасная маркиза, все хорошо, все хорошо…». Слуги померли, лошади сдохли, все сгорело. У меня первый вопрос: чем отличается закон об экстремизме от 70 советской статьи, где за каждую критику властей тащили в ГБ? И второе: вы мои вклады долларами выплатите, и я их за границей потрачу, и к вашей инфляции это отношения иметь не будет.



Павел Медведев: Николай, по поводу вкладов я плохо понимаю, какую вы претензию предъявляете. Если вы сейчас держите деньги в банке не более 400 тысяч рублей и даже если банк обанкротится, вы свои деньги получите назад, практически все получите назад. Можете их получить в рублях, можете рубли потом превратить в доллары, что скорее всего будет очень выгодно, потому что рубль укрепляется и укрепляется.



Владимир Кара-Мурза: Александр Гуров ответит на вопрос о соответствии закона об экстремизме и пугающем сходстве со статьями советского Уголовного кодекса.



Александр Гуров: И не удосужились хотя бы посмотреть, а что же было в советское время. Во-первых, не было такой статьи, за критику власти никуда не тащили, а была статья об антисоветской агитации и пропаганде, что сегодня может соответствовать посягательству на конституционный строй. Сегодня это несколько другие формулировки и, конечно, другие должны быть действия преступника. Мы сейчас не будем рассматривать статью об антисоветской агитации и пропаганде. Но закон об экстремизме – это совершенно иной закон. Вы посмотрите, там все расписано, что такое экстремистские действия, наверное, уже до 15 доходит таких крайних действий, которые должны быть подвергнуты уголовному или административному преследованию.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Валерия Аркадьевича из подмосковного Королева.



Слушатель: Добрый вечер. К вашему гостю один вопрос и потом второй небольшой. Скажите, пожалуйста, практически: муниципальное предприятие акционируется, имеют ли граждане право, которые в свое время платили налоги в бюджет и за эти деньги создавалось предприятие, на определенную долю акций и как это сделать? Хотелось бы услышать, потому что у нас такая компания протаскивается руководством города, чтобы акционировать три предприятия «Теплосеть», «Электросеть» и «Водоканал». И второй по выступлению Гурова. Если сравнить крестики, где он голосовал, за какие законы и сколько вреда они принесли нам, гражданам, и его выступление много лет назад на совещании старших офицеров, у меня даже конспект сохранился, все наоборот. И возвращаясь к экстремизму, там действительно не хватает только одной строчки: шаг влево, шаг право – расстрел. То есть такая очевидная, что затыкают рот гражданам полностью.



Павел Медведев: Валерий Аркадьевич, я думаю, что на долю акций люди, которые платили налоги, не могут рассчитывать, к сожалению. Впрочем, для того, чтобы аккуратно на ваш вопрос ответить, я должен его услышать в аккуратной форме. Вы можете написать мне в думу, я постараюсь понять и ответить вам письменно.



Владимир Кара-Мурза: Второй вопрос адресуем Александру Гурову.



Александр Гуров: Прыжок на месте обычно говорят, когда шаг влево, шаг вправо. Я остаюсь на тех же позициях, на которых я стоял и 15, и 20 лет назад, почитайте мои интервью. Я себя хвалить не будут. Я хочу вам сказать, что обнищание, какое такое обнищание? Вы забыли, что при господине Ельцине, при его команде зарплаты не платили, пенсии не платили, а когда разворуешь ворохами, не соберешь крохами. Я вам сегодня такую статистику приведу, что по сравнению с 2003 годом, а дума в этом участвовала и фракция «Единая Россия» объявила и президент поддержал, что мы будем делать все для того, чтобы народ лучше жил. Так вот в два-три раза увеличилась зарплата – это реалии, 13 тысяч стало. На 12% увеличились пенсии – это тоже реалии. Увеличились довольствие военнослужащих и так далее. Я уже не говорю о национальных проектах и прочее. Но нельзя же так пессимистично буквально ко всему.



Владимир Кара-Мурза: Радиослушатель намекает, что цены на нефть выросли в 10 раз. Виктор Илюхин, зам главы думского комитета по безопасности, разочарован итогами сессии.



Виктор Илюхин: Последняя весенняя сессия запомнится, пожалуй, одними отрицательными моментами. Я бы сказал, моментами, которые действительно иногда не только были отрицательными, но и шокирующими. Это те законы, которые мы принимали в последнее время. Закон о создании фактически Следственного комитета в прокуратуре Российской Федерации, уничтоживший результативный, эффективный и надежный прокурорский надзор. Сегодня принимали поправки в закон о противодействии терроризму, в уголовный кодекс, тотальная слежка фактически устанавливается за российскими гражданами, прослушивание телефонов теперь будет возможно, если совершили или подозревается в совершении не только тяжких преступлений, но практически преступлений средней тяжести. И здесь же одновременно мы разрешили фактически президенту отдавать распоряжение на уничтожение террористов без установления их вины, где бы они ни находились.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Господа, добрый вечер. Знаете, после выступления Гурова я ощущаю себя экстремистом, который звонит на американскую радиостанцию. Если можно, у меня вопрос к Медведеву, я не уверен, правда, что это по адресу. Меня интересует, можно ли сказать, какова доля бюджетных средств расходуется на фундаментальные научные исследования?



Павел Медведев: Михаил, можно, у меня нет под рукой этих данных, но это написано в бюджете.



Владимир Кара-Мурза: Прозвучала реплика вашего коллеги Виктора Илюхина, который так же обеспокоен некоторыми статьями принятого закона об экстремизме.



Александр Гуров: Являюсь соавтором этого законопроекта и когда я выступал на комитете, я сказал, что я вошел в этот авторский коллектив с тем, чтобы минимизировать вред от этого закона, который в первом чтении принимался. Нам удалось это сделать. Я не буду долго говорить о законопроекте, который принят. Но теперь уже прокурор не отменит за взятку или что-то решение следователя, нужно идти в суд, а в суд он пойдет уже с аргументами. Второе: у прокурора остались серьезные функции надзора. Первое - это надзор и, естественно, представление, проверка представления следователя. Второе - это обратиться в суд, если это серьезное дело. И третье - обвинительное заключение, где он будет подписывать. Я не исключаю, я согласен с Виктором Ивановичем, с его опасениями, что на первых порах притирка будет, не исключены некоторые сложности.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Медведев, а как сейчас подсчитывается ВВП? В советское время публиковали тракторы, станки, кубы, метры и параллельно шли цифры, которые сопоставлялись, была жесткая привязка. Второй вопрос: господин Зурабов, когда выступал в думе, он говорил, что те требования, которые депутаты выдвигают от лица нашего населения, требуют совсем другого финансирования, то есть гораздо большего. Какова судьба этих двух моментов?



Павел Медведев: Петр, это довольно трудно объяснять, как вычисляется ВВП – это целая наука. Эту науку изучил специальный комитет по статистике. И очень жестко следуя этой науке, вычисляет ВВП. При советской власти ВВП, к сожалению, вычислялся с принципиальными ошибками, там был повторный счет, скажем, делали автомобили, на одном заводе делали шасси, на другом кузов. Так вот шасси в ВВП включался, а потом кузов вместе с шасси, то есть шасси считалось дважды. Теперь это категорически невозможно.



Владимир Кара-Мурза: Вы вернетесь с парламентских каникул как раз в канун начала новой предвыборной кампании. Каких задач вы пожелали бы своим коллегам на следующую осеннюю сессию?



Александр Гуров: Прежде всего наконец принять закон о коррупции, который мы, к сожалению, не смогли принять. И затем сделать все и в законодательном плане, и в организационном для серьезнейшей реформы правоохранительной системы, кадровой, организационной, структурной, функциональной и так далее. С тем, чтобы в стране наконец навести правопорядок и покончить или хотя бы минимизировать коррупцию. Во всем остальном все будет прекрасно.



Владимир Кара-Мурза: Чему вы посвятите ваши парламентские каникулы и с чего начнете новую осеннюю сессию спустя два месяца?



Павел Медведев: Я хочу довести дело до конца с потребительскими кредитами для того, чтобы принципиально было невозможно обманывать заемщиков, физических лиц. Я сейчас бьюсь над таким законом, который позволит бороться с отмыванием грязных денег, с уходом от налогов. И закон принципиально очень простой: я хочу специальным некоторым образом устроить контроль за фальшивыми паспортами. Сейчас такого рода преступления всегда делаются с применением фальшивых паспортов. К сожалению, отличить фальшивый паспорт от настоящего довольно трудно, но я с помощью некоторого закона хочу это сделать. И осенью будет продолжена дискуссия о совершенствовании законодательства о надзоре в банковской сфере.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG