Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Обманывают народ на зарубежные деньги». Душанбе запрещает «неправильные» книги


Таджикский обыватель озабочен хлебом насущным. Высокие материи ему доступно разъяснит государство

Таджикский обыватель озабочен хлебом насущным. Высокие материи ему доступно разъяснит государство

Министерство культуры Таджикистана обнародовало перечень печатной агитационной продукции религиозных организаций, запрещенной к распространению в республике. Основу «черного списка» составляет литература исламистской Партии освобождения, или «Хизб ут-тахрир».


Эта организация призывает к свержению правительств стран Центральной Азии и созданию на этой территории единого исламского образования, то есть халифата. В Таджикистане партия внесена в список запрещенных террористических организаций, власти стараются пресечь попытки ее сторонников распространить свое влияние. В прошлом году по подозрению в членстве в партии было задержано около ста человек.


В перечень минкульта попали шесть десятков книг и столько же листовок «Хизб ут-тахрир», в том числе такие изданные на таджикском и узбекском произведения, как «Система власти в исламе», «Голос из застенка», «Центральное управление в халифате», «Военизированный ислам», «Исламское государство», «Демократия – система неверных». Эксперт по делам религии министерства культуры Саидбек Махмадулло считает, что содержащиеся в этих книгах идеи носят экстремистский характер, к тому же издания не содержат выходных данных, как того требует закон о печати.


От запрета пострадало и христианское течение «Свидетели Иеговы». В таможенной службе республики РС сообщили, что недавно задержан контейнер с литературой, пропагандирующей идеи иеговистов. Наблюдатели связывают этот запрет с желанием властей создать видимость беспристрастного отношения к предмету и предотвратить возможное недовольство мусульманской уммы жесткой политикой.


Московский журналист Олег Панфилов, много лет проживший в Таджикистане, не исключает, что свою руку к запрету приложила и РПЦ, которая считает «Свидетелей Иеговы» вредной сектой и нежелательным конкурентом. Впрочем, эксперт по вопросам религии Зубайдулло Розик полагает, что эти действия властей вполне оправданы: «Новые толкования религии финансируются иностранными государствами и обманывают народ. Проповедники этих идей, пользуясь свободой слова, пытаются разложить таджикскую нацию».


Специалисты расходятся в оценке позиций исламистов в Таджикистане и эффективности предлагаемых властями мер. Так, Теолог Бахтиер Орифи полагает, что запрет на распространение партийной литературы лишь усилит интерес к «Хизб ут-тахрир»: «Запретный плод сладок, их книги будут пользоваться большей популярностью. Все равно их можно достать в интернете или подпольно, они будут переправляться из-за рубежа. Данная акция бессмысленна». Орифи не исключает, что репрессивные меры по отношению к радикалам приведут к тому, что к ним присоединятся люди, недовольным авторитарными режимами, но пока не испытывающие особых симпатий и к исламистам.


Сама по себе программа «Хизб ут-тахрир», по оценке аналитиков, рыхла и плохо аргументирована. Московский эксперт Олег Панфилов считает, что в условиях отсутствия внятной социально-экономической политики официальному Душанбе выгодно раздувать «исламскую угрозу»: «пока власти Таджикистана не будут всерьез относиться к развитию экономики и повышению жизненного уровня населения, можно бояться чего угодно, включая лунного света и солнечной жары».


XS
SM
MD
LG