Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Еще одна жертва системы медицинского страхования в России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марьяна Торочешникова.



Кирилл Кобрин: Прокуратура Замоскворецкого района Москвы начала проверку по факту гибели 13-летней Юлии Лукьяновой. Ее мать заявляет, что врачи отказались оказывать девочке необходимую помощь, ссылаясь на отсутствие московского полиса обязательного медицинского страхования. Между тем, российское законодательство устанавливает, что граждане в системе обязательного медицинского страхования имеют право на получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации.



Марьяна Торочешникова: Историю 13-летней Юли Лукьяновой, журналистам канала РЕН ТВ рассказала ее мама, Алина. По словам женщины, врачи московских больниц, сначала Тушинской, а затем Морозовской, отказались оказать необходимую помощь из-за отсутствия у девочки московского полиса обязательного медицинского страхования. Юля и ее мама приехали из Воронежа.


У маленькой Юли было редкое заболевание - "синдром Ретта". Девочка не ходила и не разговаривала. Время от времени у нее случались эпилептические судороги, и врачи всегда выручали. Но не в этот раз. Ночью "скорая помощь" доставила Юлю в клинику столичного района Тушино. Но врачи, по словам Алины Лукьяновой, отказались ей помогать.



Алина Лукьянова: Ей там ничего не делали первые сутки, когда у нее были сильнейшие судороги. Никто не подходил, никакой помощи не оказывал.



Марьяна Торочешникова: В приемном отделении требовали московский полис медицинского страхования. Когда узнали, что есть только воронежский, попросили предъявить так называемый "розовый талон" - этот документ выдают в Департаменте здравоохранения Москвы, он подтверждает что расходы на лечение будут оплачены из столичного бюджета. А пока талона не будет, не будет и помощи.



Алина Лукьянова: В Тушинской нас назвали - "дети из Воронежа, значит, это дети НЛО".



Марьяна Торочешникова: Юля умерла, но уже в Морозовской больнице, куда мама перевела ее две недели спустя. Алина Лукьянова убеждена, что и там ее дочь не лечили как надо из-за отсутствия полиса. Врачи от комментариев отказываются. Никаких разъяснений о том, почему в московских клиниках не хотят лечить людей с полисами из других регионов, в Департаменте здравоохранения правительства Москвы тоже не дают. Начальство не отвечает на звонки, а без его разрешения руководитель управления организации медицинской помощи Шамиль Гайнулин комментировать ничего не будет, сообщила его секретарь.


Трагедия в семье Лукьяновых - далеко не единственная. Не им одним врачи отказались помогать, ссылаясь на отсутствие полиса. Так в апреле в Ростовской области из-за отказа в медицинской помощи умер 50-летний мужчина с открывшейся язвой желудка. Дежурный хирург отказался принять его, так как тот был прописан в другом районе. В марте Саратовской области умер новорожденный: в роддоме отказались принимать беременную женщину без паспорта и медполиса, а домашние роды закончились трагически. И таких историй множество.


А между тем, отсутствие местного полиса обязательного медицинского страхования не может быть поводом для отказа в помощи. Говорит адвокат Юрий Фогельсон.



Юрий Фогельсон: Есть 124-ая статья Уголовного кодекса Российской Федерации, которая так и называется "Неоказание медицинской помощи". Неоказание медицинской помощи без уважительных причин, когда оказание такой помощи предусмотрено законом или специальными правилами. И дальше - два варианта: если это по неосторожности привело к средней тяжести вреду здоровью - там штраф, исправительные работы; а вот если это по неосторожности привело к причинению тяжких повреждений здоровью или к смерти, это наказывается лишением свободы. Думаю, что отсутствия полиса данной территории никоим образом не является уважительной причиной.



Марьяна Торочешникова: Юрий Фогельсон напомнил и о положениях, прописанных в основах Законодательства об охране здоровья. Здесь существует отдельная статья, с текстом клятвы врача.



Юрий Фогельсон: В которой он клятву дает, в том числе, что он обязуется оказывать в любой момент, как только он может, медицинскую помощь. И написано в этой же статье, что он несет ответственность за нарушение этой клятвы. Конечно, врачи обязаны оказывать медицинскую помощь. И только какие-то очень уважительные причины могут освободить их от этой обязанности.



Марьяна Торочешникова: По закону "Об обязательном медицинском страховании", принятому в 1993 году, действуют принцип всеобщности ОМС. В частности, в 6-й статье этого закона говорится, что граждане в системе обязательного медицинского страхования имеют право на получение медицинской помощи на всей территории Российской Федерации.



Юрий Фогельсон: Система медицинского страхования, обязательного, как она устроена, она финансируется этими фондами медицинского страхования. Есть федеральный фонд и территориальные фонды. Там стоит вопрос о финансировании этого мероприятия. Так вот, федеральный фонд специально издал положение такое - о взаимных расчетах. Когда лицу, которое живет на территории одного субъекта Федерации, необходимо оказание медицинской помощи в другом субъекте Федерации - в этом случае помощь оказывается за счет средств фонда данного субъекта Федерации, а потом между ними действуют расчеты. То есть никаких здесь препятствий, вообще говоря, даже в финансировании оказания этой помощи нет. Если это медицинское учреждение является медицинским учреждением федерального подчинения, то тогда вообще есть такой специальный приказ Минздрава, в котором написано, каким образом это все финансируется из государственного бюджета. Поэтому я здесь не вижу каких-то оснований для освобождения от обязанности оказывать медицинскую помощь гражданам только потому, что у них полис другой территории.



Марьяна Торочешникова: Но на практике это не так. Помимо прямых нарушений закона в виде отказов принимать пациентов, существуют определенные процедуры направлений больных из регионов. При этом территориальные фонды ОМС должны дать гарантию оплаты.



Юрий Фогельсон: Вот какие-то деньги есть в этом фонде медицинского страхования, территориальном, и он рассчитывает в основном на тех, кто живет в Москве. И они всеми средствами пытаются его сохранить. Вы же знаете, как все это у нас устроено: мы так сделаем, а ты потом добивайся. А добиваться совершенно невозможно. Как в случаях экстренных, например, я поступил в этой ситуации? Я бы просто за деньги эту помощь получил, потому что за собственные деньги - пожалуйста, все оказывают, а потом бы стал предъявлять к ним требования. А дальше возникает вопрос: они понесут какую-то реальную финансовую ответственность или дисциплинарную за то, что они не оказали помощь? Нет, их вот этими ведомственными циркулярами прикроют. То есть они пользуются тем, что граждане у нас в стране добиваться своих прав должны, именно добиваться. Их права реализуются государственными органами не непосредственно, а они должны добиваться. Вот ты добивайся, а добьешься - пожалуйста. Ответственности за то, что тебе пришлось полгода заниматься пробиванием этого дела, для них никакой не предусмотрено. Поэтому вот это и происходит. То есть никаких нормативных препятствий для того, чтобы оказывать помощь гражданам из другого субъекта, совершенно нет. Я, во всяком случае, таких не знаю.



Марьяна Торочешникова: Будет ли привлечен кто-то к ответственности в связи со смертью 13-летней Юли Лукьяновой, станет известно по окончании проверки. Ее ведет Замоскворецкая прокуратура Москвы.


XS
SM
MD
LG