Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Дети НЛО». Московские врачи «не стали спасать» Юлю из Воронежа


Для Юли Лукьяновой Год ребенка остался необязательной рекламной акцией

Для Юли Лукьяновой Год ребенка остался необязательной рекламной акцией

Прокуратура Замоскворецкого района Москвы начала проверку по факту смерти 13-летней Юлии Лукьяновой. Ее мать заявляет, что врачи отказались оказывать девочке необходимую помощь, ссылаясь на отсутствие московского полиса обязательного медицинского страхования. Однако по российскому законодательству граждане имеют право на получение медицинской помощи на всей территории государства.


Историю 13-летней Юли Лукьяновой журналистам канала РЕН ТВ рассказала ее мама Алина. По словам женщины, врачи Тушинской, а затем Морозовской больниц в Москве отказались оказать девочке необходимую помощь из-за отсутствия у нее девочки городского полиса обязательного медицинского страхования. Юля и ее мама приехали в столицу из Воронежа.


У маленькой Юли было редкое заболевание - синдром Ретта. Девочка не ходила и не разговаривала. Время от времени у нее случались эпилептические судороги, и врачи всегда выручали. Но не в этот раз. Ночью «скорая помощь» доставила Юлю в клинику столичного района Тушино. Но врачи, по словам Алины Лукьяновой, отказались ей помочь: «Ей ничего не делали первые сутки, когда у нее были сильнейшие судороги. Никто не подходил, никакой помощи не оказывал».


В приемном отделении у г-жи Лукьяновой потребовали московский полис медицинского страхования. Когда узнали, что есть только воронежский, попросили предъявить так называемый «розовый талон» - этот документ выдают в департаменте здравоохранения Москвы, он подтверждает, что расходы на лечение будут оплачены из столичного бюджета. «В Тушинской нас назвали – “ дети из Воронежа, значит, это дети НЛО ”, - говорит родительница .


Юля Лукьянова умерла в Морозовской больнице, куда мама перевела ее две недели спустя. Алина убеждена, что и там к лечению ее дочери из-за отсутствия полиса подошли формально. Врачи от комментариев отказываются. Никаких разъяснений о том, почему в московских клиниках не хотят лечить людей с полисами из других регионов, не дают и в департаменте здравоохранения правительства Москвы.


Трагедия в семье Лукьяновых далеко не единственная. Не им одним врачи отказались помогать, ссылаясь на отсутствие полиса. Так в апреле в Ростовской области умер 50-летний мужчина с открывшейся язвой желудка. Дежурный хирург отказался принять его, так как тот был прописан в другом районе. В марте в Саратовской области умер новорожденный: в роддоме не стали принимать беременную женщину без паспорта и медполиса, а роды в домашних условиях закончились трагически.


Таких историй множество. Но отсутствие местного полиса обязательного медицинского страхования не может быть поводом для отказа в помощи, напоминает адвокат Юрий Фогельсон:


- Есть 124-я статья Уголовного кодекса Российской Федерации, которая так и называется «Неоказание медицинской помощи». То есть неоказание медицинской помощи без уважительных причин, когда оказание такой помощи предусмотрено законом или специальными правилами. Если это по неосторожности привело к средней тяжести вреду здоровью - то штраф, исправительные работы; а вот если это по неосторожности привело к причинению тяжких повреждений здоровью или к смерти, то наказывается лишением свободы. Думаю, что отсутствия полиса данной территории никоим образом не является уважительной причиной.


- Врач обязан руководствоваться и Основами законодательства об охране здоровья. Здесь существует отдельная статья с текстом клятвы врача и обязательством оказывать профессиональную помощь в любой момент. «Только какие-то очень уважительные причины могут освободить их от этой обязанности», - считает эксперт РС.


По закону «Об обязательном медицинском страховании» 1993 года действуют принцип всеобщности обязательного медицинского страхования. В частности, в его 6-й статье говорится, что граждане в системе ОМС имеют право на получение медицинской помощи на всей территории РФ:


- ОМС финансируется фондами медицинского страхования. Есть федеральный фонд и территориальные фонды. [В нашем случае] стоит вопрос о финансировании этого мероприятия. Ф едеральный фонд специально издал положение о взаимных расчетах. Когда лицу, которое живет на территории одного субъекта Федерации, необходимо оказание медицинской помощи в другом субъекте, помощь оказывается за счет средств фонда данного субъекта Федерации, а потом между ними действуют [взаимо] расчеты. То есть никаких препятствий д аже в финансировании оказания помощи нет. Если это медицинское учреждение является медицинским учреждением федерального подчинения, тогда вообще есть специальный приказ Минздрава, в котором написано, каким образом это все финансируется из государственного бюджета. Я не вижу оснований для освобождения от обязанности оказывать медицинскую помощь.


Реализовать это очевидное право на практике бывает трудно или невозможно, что не должно останавливать граждан, полагает Юрий Фогельсон:


- Какие-то деньги есть в этом территориальном фонде медицинского страхования. Он рассчитан в основном на тех, кто живет в Москве, они всеми средствами пытаются его сохранить. Вы же знаете, как это у нас устроено: мы такой порядок установим, а ты потом добивайся (реализации своих прав – РС). А добиться совершенно невозможно. Как действовать в экстренных случаях? Я бы эту помощь получил за деньги (за собственные деньги - пожалуйста, все оказывают), а потом бы предъявил к ним требования.


- Дальше возникает вопрос: они понесут какую-то реальную финансовую или дисциплинарную ответственность за то, что не оказали помощь? Нет, их ведомственными циркулярами прикроют. То есть они пользуются тем, что граждане у нас в стране должны добиваться [ реализации ] своих прав. Их права реализуются государственными органами не непосредственно. Добьешься - пожалуйста. Ответственности за то, что тебе пришлось полгода заниматься пробиванием этого дела, для них никакой не предусмотрено. Поэтому вот это и происходит. Хотя никаких нормативных препятствий для того, чтобы оказывать помощь гражданам из другого субъекта, совершенно нет. Я, во всяком случае, таких не знаю.


Будет ли кто-то привлечен к ответственности за смерть 13-летней Юли Лукьяновой, станет известно по окончании проверки. Ее ведет Замоскворецкая прокуратура Москвы.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG