Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Родственники жертв трагедии "Норд-Оста" требуют наказания руководителей спецоперации по освобождению заложников


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Андрей Шарый: Общественная организация "Норд-Ост" обратилась с письмом к президенту России Владимиру Путину с требованием возбудить уголовные дела в отношении должностных лиц, причастных к гибели 130 заложников в ходе специальной операции по освобождению заложников на Дубровке. Соответствующее требование направлено также в Генеральную прокуратуру России. Родственники и пострадавшие в результате этого террористического акта обвиняют руководителей штурма здания мюзикла в сокрытии информации и халатности при исполнении своих обязанностей. Однако, по мнению экспертов, например, политика Ирины Хакамады, которая принимала участие в гражданском расследовании захвата и штурма "Норд-Оста", результатов от этого обращения в Генеральную прокуратуру и к президенту не будет никаких.



Максим Ярошевский: Члены общественной организации "Норд-Ост" уже на протяжении почти пяти лет собирают информацию обо всех крупнейших террористических актах, произошедших в России. Это и взрывы домов в Москве, Волгодонске, теракт на станции метро "Автозаводская", на стадионе в Тушине, захват школы в Беслане и, конечно же, трагедия на Дубровке. Что характерно, по отношению ко всем этим преступления возбуждены уголовные дела по факту захвата заложников. Зато нет ни одного уголовного дела по факту гибели людей. Говорит председатель общественной организации "Норд-Ост" Татьяна Карпова.



Татьяна Карпова: Разве это не преступление государства, что у нас даже не открыто уголовное дело по факту гибели, столь массового уничтожения людей при операциях по спасению? Это преступление нашего государства! Факты, которые имеются в уголовном деле по уничтожению террористов, они бесспорны. Мы никогда не оправдывали вину террористов, которые захватили наших детей в заложники и которые совершили это чудовищное преступление. Но мы никогда не простим вину государства, которое после применения штурмовой операции не захотело и ничего не сделало для спасения людей.



Максим Ярошевский: Вчера в Генпрокуратуру России общественная организация "Норд-Ост" направила заявление с требованием возбудить уголовные дела в отношении членов оперативного штаба, руководящих штурмом здания на Дубровке. В списке виновных в гибели заложников значатся руководитель оперативного штаба Владимир Проничев, глава ФСБ Николай Патрушев, член оперативного штаба Виктор Рушайло, генерал ФСБ Александр Тихонов, который руководил действиями спецназа в ходе штурма. Всех их члены общественной организации обвиняют по двум статьям. Первая - "Сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей". Речь идет о газе, который использовали в ходе штурма.



Татьяна Карпова: До сих пор, спустя пять лет, газ так и обозначен в материалах уголовного дела, как "не идентифицированное химическое вещество газообразного типа". До сих пор за пять лет прокуратура не сочла нужным назвать, какой газ был использован при операции штурма. Тот газ, который был применен, как нам стало известно из доклада Шевченко, министра здравоохранения, он упомянул, что это был использован газ на основе производственного фентанила. Не имело права государство использовать это производное от фентанила, потому что на данное газообразное вещество еще не изобрело антидота, то есть противоядия не существует и в помине.



Максим Ярошевский: Вторая статья, по которой обвиняют руководителей штаба, - "Ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных законом, в результате которых наступила смерть заложников". Иначе говоря, халатность, повлекшая смерть одного и более людей. Сегодня заявление, подобное тому, что было отправлено в Генпрокуратуру, члены организации "Норд-Ост" направили президенту Владимиру Путину. В нем находятся все документы, так или иначе связанные с расследованием, которое проводят родственники погибших в ходе теракта и сами пострадавшие на Дубровке. Вот часть из этого заявления главе государства.



Татьяна Карпова: Гражданин президент, 19 мая 2007 года дело 229133, возбужденное 23 октября 2002 года по факту захвата заложников, приостановлено за розыском лиц, пособников террористов, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых. Вы, гражданин Путин, тайным указом присваиваете звания Героев России тем, кто полностью пустил операцию по спасению заложников на авось. Обращаясь к вам, мы требуем, чтобы вы лично взяли на контроль ход разбирательства нашего заявления и вынесение по данному заявлению справедливого судебного решения. За не спасение жизней 130 человек виновные за провал операции по спасению заложников должны понести суровое наказание.



Максим Ярошевский: По мнению председателя общественной организации "Норд-Ост" Татьяны Карповой, в Генпрокуратуре будет вестись настоящая борьба. Уж больно очевидны те факты, которыми располагают составители заявления.



Татьяна Карпова: Мы будем бороться до конца, чтобы доказать, что мы правы. Этого нельзя допускать. Не потому что мы стали такие жестокие, не потому что нам хочется какой-то крови, хочется, действительно, чудовищного наказания и всех посадить в тюрьму, нет. Мы это делаем только для того, чтобы каждый человек, каждый госчиновник, которые сидит на таких высоких должностных местах, четко выполнял свои обязанности, которые мы с вами ему доверяем. Мы, граждане, их выбирает, доверяет им. Гарант Конституции у нас должен быть с вами такой, который отвечает, действительно, и гарантирует нам право на жизнь. И мы не снимаем за пять лет, и, наверное, никогда в жизни уже не снимем вину личную с президента. Потому что он должен был все знать, и отговорки его о том, что он не знал, что ему не доложили, нас не устраивают.



Максим Ярошевский: По мнению Ирины Хакамады, усилия членов общественной организации "Норд-Ост" в нынешней России абсолютно бесполезны. Это скорее похоже на некий общественный протест. Власть никогда не признает, что совершила ошибку, уже после трагических событий октября 2002 года наградив членов оперативного штаба, руководящих контртеррористической операцией.



Ирина Хакамада: Я думаю, что браться за эти дела можно и чувствовать себя достойно только в одном случае - понимая, что это некая акция протеста. А дожидаться, что будет объективное расследование, в нынешних условиях, я думаю, достаточно наивно. И если люди на это надеются, то, конечно, они будут страшно разочарованы. И это может быть вторым стрессом. Но если подобная акция воспринимается как протест и формирование общественного мнения, и такой результат будет удовлетворять "Норд-Ост", тогда это эффективно, потому что все равно нужно добиваться справедливости, и нужно поднимать вопрос.



Максим Ярошевский: По вашему мнению, я так понимаю по вашим словам, никогда не будет известно, что стало причиной смерти, почему столько жертв?



Ирина Хакамада: Я думаю, что всем все давно известно. В свое время, когда "Союз правых сил" вел это гражданское расследование, независимое, уже тогда были выводы сделаны, и с ними ознакомлен был президент, что операция прошла военная, а после военной операции должен был наступить второй этап - спасение мирных жителей, для того чтобы спасти их быстро, эффективно с минимумом жертв. А вот эта операция, уже гражданская, была завалена. Почему - об этом никто не знает. А потом пошли награждения, вы знаете, наградили всех подряд и без разбора. И власть, не имеющая серьезного сопротивления и независимых судов, наградив всех, как же она будет признавать, что она совершила ошибку?



Максим Ярошевский: То есть, я так понимаю, надеяться не на что...



Ирина Хакамада: В России не на что, я в этом уверена. В наших сегодняшних политических условиях не на что.


XS
SM
MD
LG