Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Таджикистане принимаются активные меры по борьбе с влиянием "Хизб-ут-Тахрир"


Программу ведет Марк Крутов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Душанбе Малика Рахманова.



Марк Крутов: В Таджикистане принимаются активные меры по борьбе с влиянием религиозной мусульманской организации «Хизб-ут-Тахрир». Деятельность «Хизб-ут-Тахрир» запрещена в странах Центральной Азии и России. Власти Таджикистана пытаются пресечь распространение идей радикальных религиозных течений, ссылаясь на угрозу экстремизма. Мнения экспертов по этому поводу разделились.



Малика Рахманова: «Хизб-ут-Тахрир» в переводе с арабского языка означает «Партия освобождения». Эта организация призывает к свержению правительств стран Центральной Азии и созданию на их территории единого Исламского халифата. Таджикистан – светское государство; «Хизб-ут-Тахрир» внесен в список запрещенных террористических организаций. Власти стараются пресечь попытки агитации и распространения идей этой мусульманской партии. В 2006 году в стране задержано около ста человек по подозрению в членстве в «Хизб-ут-Тахрир». В начале июля Министерство культуры Таджикистана огласило список наименований шестидесяти книг и шестидесяти одной листовки - запрещенной литературы, пропагандирующей убеждения «Хизб-ут-Тахрир». В список вошли, например, книги на таджикском и узбекском языках : «Система власти в исламе», «Голос из глубин тюрем», «Центральное управление в халифате», «Идеи «Хизб-ут-Тахрир», «Политические взгляды «Хизб-ут-Тахрир», «Военизированный ислам», «Исламское государство», «Демократия – система неверных» и другие.


Говорит эксперт по делам религии Министерства культуры Саидбек Махмадулло.



Саидбек Махмадулло: Литература «Хизб-ут-Тахрир» содержит радикальные идеи и имеет экстремистский характер. Это открытая пропаганда против законодательства Республики Таджикистан. Эти книги не содержат выходных данных, что противоречит таджикскому закону о печати.



Малика Рахманова: В министерский список включен также перечень литературы христианского течения «Свидетели Иеговы». В таможенной службе республики Радио Свобода сообщили, что недавно задержан контейнер с литературой, пропагандирующей идеи иеговистов. Эксперты связывают этот запрет с желанием таджикских властей предотвратить возможное недовольство мусульманского мира жесткой политикой против «Хизб-ут-Тахрир» и сбалансировать ситуацию, включив в запретительные списки и представителей других религий.


Московский журналист Олег Панфилов, много лет проживший в Таджикистане, считает, что запрет на распространение и ввоз агитационной литературы «Свидетелей Иеговы» может быть связан не с угрозой для безопасности страны, а с пожеланием из Москвы.



Олег Панфилов: Мне кажется то, что касается дела «Свидетелей Иеговы», наверное, это в какой-то степени консультация Русской Православной церкви, точнее, прихода этой церкви в Таджикистане. А как известно русская православная церковь против, как они говорят, сектантства, хотя «Свидетели Иеговы» действуют уже много лет и во многих странах мира. И по-моему нигде они не признавались как объединение верующих с какими-то экстремистскими наклонностями. Поэтому я боюсь, что здесь существует некое недопонимание, в которое поверили власти и решили вот так поступить.



Малика Рахманова: Таджикский эксперт по вопросам религии Зубайдулло Розик считает, что экстремистские религиозные течения угрожают целостности нации.



Зубайдулло Розик: Новые толкования религии, возникшие после обретения Таджикистаном независимости, финансируются различными иностранными государствами, обманывают народ. Мы против того, чтобы проповедники этих идей, пользуясь свободой слова, вели свою деятельность, поскольку их цель - не пропаганда духовных ценностей, а разложение таджикской нации. В будущем это может породить новые угрозы национальной безопасности.



Малика Рахманова: Олег Панфилов не согласен с мнением Розика и считает, что «Свидетели Иеговы» не представляют угрозы национальной безопасности.



Олег Панфилов: Угрозой национальной безопасности и прежде всего населению можно считать плохую экономическую политику и очень низкий социальный уровень населения. И пока власти Таджикистана не будут всерьез относиться к развитию экономики и повышению жизненного уровня населения, то можно бояться чего угодно, включая лунного света и солнечной жары.



Малика Рахманова: Теолог Бахтиёр Орифи говорит, что запрет на распространение книг «Хизб-ут-Тахрир» только усилит интерес к религиозной литературе этой организации.



Бахтиёр Орифи: Действия властей способны вызвать обратную реакцию. Запретный плод очень сладок и запретные книги «Хизб-ут-Тахрир» будут пользоваться теперь большей популярностью. Все равно, я уверен, их можно достать либо в Интернете, либо подпольно. Они будут переправляться из-за рубежа. И поэтому данная акция она бессмысленна.



Малика Рахманова: Орифи не исключает, что репрессивные меры по отношению к «Хизб-ут-Тахрир» увеличат вероятность присоединения к ее идеологии недовольных центрально-азиатскими авторитарными режимами, что может только усилить позиции экстремистов. Пока, однако, по мнению большинства экспертов, платформа партии «Хизб-ут-Тахрир» не имеет четко выраженной аргументации.


XS
SM
MD
LG