Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Мадриде завершился суд над обвиняемыми в террористическом акте 11 марта; Россияне раскупают Черногорию на корню. Из недвижимости берут все, что хорошо лежит; Как и почему погиб солдат из Псковской десантной части; Новая отрасль палеонтологии – ископаемые бактерии




В Мадриде завершился суд над обвиняемыми в террористическом акте 11 марта



Ефим Фиштейн: В Испании закончился продолжавшийся более четырех месяцев судебный процесс по делу о взрывах, организованных международными террористами в пригородных поездах Мадрида 11 марта 2004 года. Однако, 28 подсудимых узнают свою судьбу не ранее октября. Испанское правосудие, в соответствии с местным процессуальным кодексом, выносит приговоры лишь спустя несколько месяцев после завершения суда. Между тем, наблюдатели в испанской столице полагают, что некоторым подсудимым может быть вынесен оправдательный приговор за недоказанностью их вины. Рассказывает наш корреспондент в Испании Виктор Черецкий:



Виктор Черецкий: С самого своего начала в феврале месяце нынешний процесс никому не представлялся легким. С одной стороны, трудности судебного разбирательства объяснялись вполне объективными причинами. Основные участники преступления в электричках – 7 исламских боевиков - покончили с собой еще в начале апреля 2004 года: взорвали себя в мадридском пригороде Леганес, чтобы не попасть в руки правосудия. На скамье подсудимых оказались в основном их соучастники, лица, в той или иной мере причастные к теракту.


С другой стороны, сразу было ясно, что испанские консерваторы в лице оппозиционной Народной партии, будоражившие общественное мнение в течение трех лет с целью повлиять на ход следствия, попытаются помешать и судебному разбирательству.


Прокурор Ольга Санчес:



Ольга Санчес: В обществе бытовало мнение, которое муссировалось в оппозиционной прессе, что процесс вообще не состоится. Ведь следствие растянулось почти на три года. Так что для меня лично само его начало уже было поводом для удовлетворения, и личного, и профессионального, потому что мы все же смогли завершить следствие и довести дело до суда.



Виктор Черецкий: Обвиняемые были условно разделены на несколько групп. В первую вошли выходцы из арабских стран, которые, по мнению следствия, были духовными наставниками боевиков. Один из них - Рабей Османа эль-Сайеда, более известный как «Мохаммед Египтянин», проживал в последние годы в Италии. Он обвиняется в том, что, являясь эмиссаром «Аль-Каиды» в Европе, стал главным вдохновителем мадридских взрывов.


Это обвинение строится в основном на записях телефонных разговоров, сделанных итальянской полицией, в которых Рабей, якобы, признался в организации мадридских терактов.


Адвокат Гонсало Баэй, представлявший на процессе интересы пострадавших от взрывов в электричках жителей Мадрида:



Гонсало Баэй: Думается, что «Египтянин» вовсе не является бедным торговцем, за которого он себя выдает. Это зловещая фигура, крайне опасная. И он должен быть осужден по всей строгости закона.



Виктор Черецкий: Прокуратура, со своей стороны, уверяла, что «Египтянин» обладает специальными, полученными в египетской армии, знаниями в области взрывного дела, а также в том, что он воевал в Афганистане в рядах «Аль-Каиды», а затем отбывал наказание в Египте за членство в некой радикальной исламской группировке.


Между тем адвокат «Египтянина» Эндика Сулуэта последовательно разрушил на суде все доводы обвинения, доказав с помощью заключения экспертов, что телефонные переговоры его подзащитного были неправильно переведены с арабского и что он никогда не брал на себя ответственности за организацию взрывов.


Адвокат Эндика Сулуэта:



Эндика Сулуэта: Кроме того, записи разговоров были сделаны в нарушение закона и вообще не имеют никакой юридической силы. Но если бы они и имели какую-то силу, то все равно не пригодились бы суду, поскольку содержание разговоров грубо искажено в переводе, сделанном итальянской полицией.



Виктор Черецкий: Представив справку из египетского посольства в Мадриде, адвокат доказал, что его подзащитный был на родине законопослушным гражданином, никогда не сидел в тюрьме, в Афганистане не воевал, а в египетской армии служил не подрывником, а штабным писарем.


Он обвинил следственные органы и прокуратуру в стремлении найти козлов отпущения, чтобы удовлетворить требование испанского общества, жаждущего наказания виновных в трагедии 11 марта.


Не лучше обстоят дела у прокуратуры и с доказательством вины некоего Джамала Зугама, который, якобы, является одним из двух уцелевших непосредственных исполнителей теракта. Его опознала на суде иммигрантка из Румынии, находившаяся 11 марта в одной из четырех взорванных электричек.



Румынка: На пути от станции Сан-Фернандо до Кослады в вагон вошел парень с голубым рюкзаком. Я запомнила его лицо. Он задел меня плечом и прошел дальше в соседний вагон.



Виктор Черецкий: Беда лишь в том, что Зугама опознали еще три свидетеля: все видели его в одно и то же время, правда, в разных электричках. Естественно, защита подсудимого лишь посмеялась над подобными доказательствами.


Известно, что продали динамит террористам астурийские шахтеры. Правда, прокуратуре удалось доказать вину лишь одного из них – Эмилио Суареса Трасорраса. Причастность к сделке еще четверых обвиняемых практически не доказана. Что касается Суареса Трасорраса, то ему особых претензий предъявить нельзя. Он инвалид - болен шизофренией, к тому же употребляет наркотики, и, скорее всего, не контролировал свои действия, передавая террористам взрывчатку в обмен на гашиш.


Еще запутанней представляется дело марокканца Рафы Сухьера. Его обвиняют в соучастии в преступлении, хотя он, являясь осведомителем испанской полиции, водил дружбу с террористами для того, чтобы доносить на них начальству. Беда в том, что тогдашнее полицейское начальство вовремя не обратило внимание на информацию Рафы о готовящемся злодеянии: исламисты взорвали электрички, а марокканец оказался на скамье подсудимых. Его адвокат Антонио Альберка:



Антонио Альберка: Рафа Сухьер лишь хочет доказать, что он невиновен. Он думал об этом все три года, находясь в тюрьме. За что он сидит, если он вовремя предупредил правоохранительные органы о грозящей опасности?



Виктор Черецкий: Между тем, как и предполагалось, процессом попыталась воспользоваться в политических целях консервативная оппозиция. Одна из целей этой попытки - отвести от себя критику за неспособность предотвратить теракт. Ведь когда взрывы готовились, у власти находились именно консерваторы. Так, суду пришлось потратить множество времени для опровержения свидетельских показаний деятеля оппозиции, бывшего начальника полиции Агустина Диаса де Меры.


Диас де Мера, который ныне является депутатом Европарламента от Народной партии, заявил, как считают наблюдатели, с целью запутать суд и снять с себя ответственность за просчеты, о существовании некоего письменного доклада о причастности к терактам баскских сепаратистов из группировки ЭТА. Этот доклад, по словам бывшего полицейского начальника, утаило от общественности нынешнее правительство Испании, представленное социалистами. Правда, назвать судье полицейских - авторов доклада Диас де Мера категорически отказался:



Агустин Диас де Мера: Речь идет о полицейском источнике, о честном и достоверном официальном источнике. Я не могу вам его выдать, поскольку боюсь, что у него могут быть неприятности. Я предпочитаю сам держать ответ за неразглашение этого дела в суде, чем выдать этот источник.



Виктор Черецкий: Впрочем, патетические речи Диасу де Мера не помогли. На процесс добровольно явился предполагаемый полицейский источник и опроверг существование какой-либо информации об участии басков в злодеянии.



Полицейский: Он – Диас де Мера - попросил меня о помощи, поскольку он хотел назвать мою фамилию председателю суда с тем, чтобы я подтвердил его слова. Агустин Диас де Мера – мой друг. Я сказал ему, что хотел бы помочь, но не могу лгать на суде. В действительности у нас не было ни одного факта, свидетельствующего о причастности баскской группировки ЭТА к событиям 11 марта.



Виктор Черецкий: Между тем, консервативная пресса продолжала «раскручивать» некий, несуществующий «баскский след» и так называемую «теорию заговора». По этой теории, баскские сепаратисты в сговоре с террористами международными специально устроили взрывы накануне парламентских выборов в Испании, чтобы лишить власти консерваторов и побудить население проголосовать за социалистов. Ну а социалисты, в свою очередь, обещали за эту услугу поблажки террористам и суверенитет Стране басков.


Независимый аналитик Игнасио Диас:



Игнасио Диас: Выдумки сменяли одна другую под разговоры и требования провести дополнительное расследование очевидных фактов. Задача – посеять сомнения в угоду консервативной оппозиции, которая никак не может успокоиться после утраты власти в стране и не признает истины, что за взрывами, кроме международных террористов, никто не стоял.



Виктор Черецкий: Претензии к оппозиционной прессе, бесконца публиковавшей все новые и новые «сенсации» и тем самым мешавшей нормальной работе суда, вынужденного отвлекаться для опровержения этих публикаций, предъявляет и прокурор Ольга Санчес:



Ольга Санчес: Прокуратура вынуждена заявить, что достоинство лиц, пострадавших при теракте, и память о жертвах не заслуживают столь скандальных публикаций, которые помещали оппозиционные средства информации. Они лишь свидетельствуют о безответственности некоторых журналистов.



Виктор Черецкий: Тем временем, консервативная оппозиция привела в действие на суде свою тяжелую артиллерию – группу адвокатов, представляющих интересы так называемой Ассоциации жертв терроризма. К жертвам 11 марта эта, как считается, ультраконсервативная группировка никакого отношения не имеет, поскольку объединяет лишь некоторых родственников лиц, пострадавших от баскских сепаратистов. Но испанское законодательство не запрещает участие в процессе частного обвинения от любой заинтересованной организации.


Адвокаты ассоциации поставили под сомнение буквально все: даже факт самоубийства террористов в Леганесе в апреле 2004 года, через три недели после теракта.


По свидетельству полиции события там развивались следующим образом. Командир ХЕО, испанского спецназа, Энрике Гарсия:



Энрике Гарсия: Сотрудники проникли в подъезд дома, в одной из квартир которого находились террористы. Позвонили в дверь. Им ответил мужчина, говоривший на испанском с арабским акцентом. Бойцы заняли позиции и потребовали от террористов сдаться, на что те ответили отказом, бранью и через некоторое время взорвали пояса шахидов.



Виктор Черецкий: Между тем, адвокаты Ассоциации, действуя в соответствии с «теорией заговора», по которой самоубийство инсценировали некие агенты социалистической партии, засыпали выступавших на суде полицейских вопросами. Ну а потом заявили, что все доводы прокуратуры, судей, и свидетелей не внушают им доверия:


Адвокат ассоциации Антонио Мурсия:



Антонио Мурсия: В деле есть тайны, за всем этим кто-то стоит. Возможно, ЭТА, возможно, полицейские, связанные с политиками, международные террористы или иностранные спецслужбы. Все эти версия остаются открытыми.



Виктор Черецкий: Одним словом, «заговор» вселенских сил зла против испанских консерваторов, «побочной» жертвой которого стали две сотни убитых террористами испанцев, так и не раскрыт. Это заключение, сделанное адвокатами Ассоциации жертв терроризма, не могло быть серьезно воспринято независимыми наблюдателями.


Рассказывает журналист Хавьер Альварес:



Хавьер Альварес: Дурацкие теории заговора заставляли нас время от времени хохотать во время суда. Показания свидетелей и экспертов, вещественные доказательства полностью опровергали утверждения некоторых адвокатов. Они, к примеру, придумали, что взрыв в Леганесе спровоцировали их политические противники-социалисты, которые потом привезли из морга замороженные трупы и подбросили их на место взрыва.



Виктор Черецкий: Что не вызывает ни хохота, ни улыбку, так это недоказанность участия в преступлении большинства подсудимых, а также факт привлечения к суду лиц, которые не имели никакого отношения к взрывам в электричкам. И те, и другие, похоже, будущей осенью окажутся на свободе. Таким образом, важнейший для страны судебный процесс, превращенный усилиями испанской оппозиции в цирк, вряд ли можно считать успешно завершенным.



Россияне раскупают Черногорию на корню. Из недвижимости берут все, что хорошо лежит



Ефим Фиштейн: Лето - время отпусков. Многие россияне отправились к тёплым морям. Много их в этом году и на Адриатике, большей частью в Черногории. Но русские там не только отдыхают, они пытаются найти для себя недвижимость. У Черногории - 294 километра морского берега, 73 км из которого - пляжи. Послушайте сообщение нашего белградского корреспондента Айи Куге.



Айя Куге: Этим летом купля и продажа домов, квартир и земельных участков на черногорском побережье Адриатики начинает принимать форму ажиотажа. Риэлтерские агентства утверждают, что спрос иностранцев превышает реальные возможности, что каждый приличный дом продаётся за пару дней. Хозяева недвижимости на берегу моря жаловались мне, что к ним ежедневно заходят русские, предлагая моментально купить их дом, за любые деньги. Цена недвижимости в Черногории возрастает на пятьдесят процентов в год, в среднем. Согласно официальным данным, в течение двух последних лет прибыль государства от продажи недвижимости увеличилась в четыре раза. Цены квадратного метра жилой площади в приморских курортах колеблются от двух до невероятных для Черногории двенадцати тысяч евро в престижных старинных каменных домах. Однако данные о том, сколько домов для отдыха купили русские, а сколько – англичане, ирландцы и голландцы, для которых Черногория тоже вошла в моду, не разглашаются. По приблизительным оценкам, граждане России в Черногории приобрели от 30 до 40 тысяч квартир и дач. Россияне объясняют свой интерес ценами, которые до сих пор были ниже европейских, прелестной, чистой природой, средиземноморским климатом, как и тем, что Черногория славянская и православная страна, где к русским хорошо относятся. Визы в Черногорию не нужны.


Но сами черногорцы начинают жаловаться, что в скором времени вся территория Черногории будет в руках русских. Ваня Чалович из черногорской неправительственной организации, занимающейся коррупцией и преступным бизнесом, предупреждает, что не ограниченная законом распродажа недвижимости иностранцам, прежде всего русским, будет иметь негативные последствия для страны.



Ваня Чалович: Они приезжают с деньгами и не спрашивают, что сколько стоит. Неизвестно, покупают ли они за наличные деньги, или переводом через банк, оплачивая налоги. Черногория действительно развивается абсурдным образом. Наши граждане продали свое имущество иностранцам, которые не будут развивать никакой бизнес, не будут благоприятствовать развитию Черногории. А их квартиры в черногорских центрах туризма большую часть года будут пустыми. У нас нет даже налоговой политики, с помощью которой мы могли бы обеспечить доходы государству на основании того, что иностранцы держат пустыми свои жилые площади.



Айя Куге: Согласно закону, иностранный гражданин может свободно покупать недвижимость в Черногории, если такое право имеет черногорец в его стране. Он может купить и землю, но только в том случае, если у него есть в Черногории фирма, которая там развивает соответствующий инвестиционный бизнес.



Ваня Чалович: Проблема состоит в том, что есть все основания подозревать: создаются фиктивные фирмы, через которые за наличные деньги покупаются земельные участки. Налоги при этом не оплачиваются. Вторая проблема: мы не знаем, кто стоит за этими фирмами, является ли их капитал имуществом кого-то из Черногории, или это действительно капитал из России.



Айя Куге: Опыт соседней Хорватии, где бум покупки недвижимости иностранцами уже прошёл, полезен и для Черногории. Хорватский юрист, профессор Загребского университета Петар Симонетти предупреждает, что Черногория вслед за Хорватией также может попасть в ситуацию, когда владельцами большей части её территории будут иностранцы.



Петар Симонетти: Надо отделить одну проблему от другой. С одной стороны, есть земля частных владельцев - и в Хорватии, и в Черногории. И мало уже что можно поправить в этой области. Мы уже слишком далеко зашли в этом принципе, что русские имеют право покупать землю в Черногории, а черногорцы - в Сибири. В этом ничего принципиально и серьезно изменить нельзя. Но другое дело – государственная земля, а её в Черногории немало. Эта земля неотчуждаема, потому что право собственности на неё принадлежит всем гражданам Черногории. Ни одно поколение не может лишить потомков этого имущества. Именно поэтому есть веские причины законодательно запретить продажу хотя бы даже одного метра государственной земли. Есть четыре способа, как можно пользоваться государственными строительными участками, чтобы не тормозить, а, наоборот, подстегивать экономическое развитие. Это право на строительство, аренда, концессии и право пользования.



Айя Куге: Профессор Симонетти считает, что если государство, как сейчас Черногория, не начнёт регулировать область иностранного имущества в стране, оно может попасть в подчинённое положение.



Петар Симонетти: Опасно то, что капитал мощный. Но еще мощнее он становится тогда, когда имеет право на собственность земли. Он получает такую силу, которая ломает местное самоуправление, навязывая ей свои решения пользования земельными участками, планирования застроек. Капитал заинтересован только в том, чтобы оплодотвориться.



Айя Куге: Недавно в местной прессе появилась карикатура – один черногорец говорит другому: «Не зря мы веками боролись за эту землю, ведь знали, что когда-то она станет очень дорогой».


Ежедневно из Черногории поступает информация о том, кто из известных и сильных мира сего купил там виллу, а чаще всего земельный участок для застройки. Интерес проявили актёры Майкл Дуглас и Кэтрин Зита Джонс, теннисистки сёстры Вильямс, большой участок приобрел автогонщик Михаэл Шумахер. Но в центре внимания всё-таки русские. Список богатых и влиятельных россиян длинный. Космонавт Алексей Леонов, певица Алла Пугачева, много ведущих московских политиков, включая Зюганова. Олигарх Олег Дерипаска, недавно появился и Роман Абрамович. Но официально получить подтверждение этой информации нельзя. Великие мира сего проживают за высокими стенами и, насколько известно, дружат с руководством Черногории. Всё на уровне слухов, и даже хорошо информированные люди об этом открыто говорить не будут. Своими глазами я видела лишь строительный участок градоначальника Москвы Юрия Лужкова на тридцати тысячах квадратных метров, на имя фирмы его жены. Говорят, что цена строительной площадки была 4 миллиона евро. Там только начинается застройка – поднимается стена вокруг большой площади на полуострове Луштица. На Луштице, над одной из самых красивых бухт в мире, в дикой природе, цены квадратного метра за год подскочили с тридцати до пятисот евро.


Еще на глазах у всех вырос ряд больших застроек в горах над самым элитным местом в Черногории – островом Святой Стефан. Их называют Русскими деревнями. Живут там только россияне.


Впрочем, хозяин черногорского агентства по продаже недвижимости «Интершпар» Саша Дедеич утверждает, что нет оснований утверждать, что русские скупили Черногорский берег.



Саша Дедеич: Русские не поджидают за каждым углом с намерением купить любой квадратный метр черногорской земли. Я даже думаю, что ирландцы и англичане доминируют над русскими, так как они намного раньше вошли в черногорский рынок недвижимости. Эта волна началась пять-шесть лет назад, а русские начали покупать два-три года назад.


И до Черногории они купили буквально всё, что могли, - на взморье Хорватии.



Айя Куге: Госдепартамент США сообщил весной, что Черногория является одним из центров отмывания денег, в первую очередь – через вложения в недвижимость. Черногорские власти обещали немедленно предпринять действенные шаги, жалуясь однако, что обвинения слишком расплывчатые и поэтому мало что можно сделать. Лидер черногорской оппозиционной партии «Движение за перемены» Небойша Медоевич, который долго занимается проблемой коррупции и отмывания денег, считает общим фактом, что в Черногорию постоянно поступают грязные деньги, большей частью связанные с Россией.



Небойша Медоевич: Главным образом наличные деньги поступают в Черногорию без всякой проверки их происхождения. Их привозят в чемоданах и сумках, без контроля черногорской полиции, управления по борьбе с отмыванием денег, таможни. Очевидно, капиталы проходят по разработанным каналам, при помощи организованной преступности и коррумпированной части полиции, вероятно, под защитой местных влиятельных людей. Часть этих денег приходит с Виргинских островов и с Кипра. Это – капиталы, которые наши бизнесмены ранее вывезли из Черногории, а теперь возвращают. Большая часть – это «грязные» деньги из России, кружащие по Европе, из российского, ещё не оконченного, переходного периода. Это дело продолжается.



Айя Куге: По словам Небойши Медоевича, главная проблема состоит в том, что сами по себе инвестиции в Черногории зачастую являются фиктивными – они служат лишь для отмывания денег. Согласно некоторым данным, которые, впрочем, официально не подтверждены, более сорока процентов инвестиций в Черногории принадлежат русскому капиталу, но утверждается также, что зачастую и за другими фирмами, зарегистрированными вне России, скрываются русские олигархи, вместе с влиятельными черногорцами, способные обеспечить наилучшие для них условия.



Небойша Медоевич: Одно дело, когда капитал вкладывается в бизнес, способный за определённый срок принести прибыль. Например, покупка гостиницы, инвестиции в гостиницу, развитие этого бизнеса – это одно дело, а другое, когда кто-то покупает гостиницу и пять лет в неё ничего не вкладывает, а одновременно с этим в каком-то банке прокручиваются счета, как будто гостиница под ремонтом, как будто в неё вкладываются деньги. А так можно пропустить через банк сотни тысячи евро. Очевидно, что те люди, которые правят в Черногории, весьма заинтересованы в таком бизнесе, и они не будут резать сук, на которой сидят.



Айя Куге: Неоднократно на международном уровне звучали обвинения в адрес черногорского руководства, которое подозревалось даже в связях с иностранными мафиозными кругами. В Европе было проведено несколько официальных расследований на эту тему, но судебного эпилога они не получили. Оппозиция и неправительственные организации Черногории, (кстати, они очень слабые) поднимают голос против незаконных сделок, в которых, по их мнению, замешано руководство страны, но доказать что-либо они не в состоянии.


Мирьяна Куляк, профессор экономического факультета университета в Подгорице.



Мирьяна Куляк: То, что творится в Черногории, не случайно. Правящие круги и определённые близкие к ним структуры руководятся принципом – удержать власть и силу, а тем временем класть себе в карман. Чтобы этого добиться, они пытаются избежать затягивания петли вокруг своей шеи - принятия соответствующих законов, и не только принятия, но и проведения в жизнь таких законов, которые бы препятствовали незаконным сделкам.



Айя Куге: Но мало кто в Черногории говорит так открыто, как Мирьяна Куляк. Большинство решают для себя дилемму: продавать или не продавать.



Как и почему погиб солдат из Псковской десантной части


Ефим Фиштейн: Недавно в Пскове в элитной воздушно-десантной дивизии, полностью переведенной на контрактную основу, произошло событие, ставящее вопрос о проблемах этого воинского подразделения и безопасности солдат, проходящих в нем военную службу. 6 мая этого года старшина контрактной службы Олег Зиновьев рано утром был найден мертвым на аллее 104 полка дивизии. Что явилось причиной смерти? Имеет ли право жена, оставшаяся без кормильца с двумя малолетними детьми на руках, право на гарантированную законом материальную помощь? Что вообще происходит в части и дивизии? Все эти вопросы сегодня обсуждаются псковской прессой. Преподаватель из Санкт-Петербурга Илья Переседов побывал в городе и провел собственное расследование.



Илья Переседов: Официальная версия гласит, что у сержанта остановилось сердце по причине злоупотребления алкоголем. Само по себе такое замечание странно: Олег профессиональный спортсмен, как раз в это время готовился к соревнованиям ВДВ и практически не пил. К тому же непонятно, как Зиновьев оказался ночью на территории части. Вдова Зиновьева Екатерина считает, что ее муж был убит, возможно, в драке. Она видела следы крови на месте обнаружения тела, а лицо покойного на похоронах было в ссадинах и подтеках. Удивительно поведение в данной ситуации непосредственного руководства части. Командир сообщил вдове, что ее муж был уволен еще 20 апреля и на момент смерти являлся гражданским лицом. Екатерина уверена, что это увольнение проведено задним числом, таким образом командование части стремится снять с себя ответственность за судьбу ее мужа. Рассказывает Екатерина Зиновьева.



Екатерина Зиновьева: Приехав в часть, прошла через КПП, я увидела группу солдат, они на асфальте замывали кровь. Мне было понятно, что здесь, наверное, все произошло. Дальше я прошла к штабу, подошла к командиру полка. Он мне сразу сообщил, что мой муж 20 апреля был уволен. Причина была, что он в списках только числился, а на службе фактически не появлялся. Я сказала обратное, что каждое утро я видела, что муж ходил на службу. На что мне было отвечено, что он не хотел, наверное, меня расстраивать. Задала вопрос ему, чтобы мне помочь материально, взяли бы они на себя расходы на похороны. Сказали, что на день увольнения Зиновьев полностью рассчитан. Я четко знала, что мой муж являлся военнослужащим. У него 15 мая должны состояться соревнования по самбо. Его сослуживцы говорили, что это все неправда. В их практике в части было уже такое увольнять задним числом.



Илья Переседов: У старшины Зиновьева осталось двое детей – семилетняя Настя и полугодовалая Лиза. Его фиктивное увольнение лишает семью возможности получить надлежащую компенсацию и пенсию. Не найдя поддержки в гражданской и военной прокуратурах, через два месяца после смерти мужа Екатерина Зиновьева обратилась за помощью в псковскую общественную организацию Совет солдатских матерей. Говорит председатель совета Афанасьева Валентина Владимировна.



Валентина Афанасьева: Это воинская часть 3215 - многострадальная воинская часть, так как в этой части погибла 6 рота. Обратилась жена Зиновьева. Сложилось так, что никто не мог разобраться на момент смерти Зиновьева, кем он являлся - гражданским человеком, если он был уволен, или военным человеком. Если признают Зиновьева погибшим при исполнении военной службы, то тогда имеет очень много льгот как вдова погибшего, дети имеют право на льготы, на выплаты компенсации и так далее. Если же он погиб на территории воинской части как гражданский человек, то тут уже этот закон не работает.



Илья Переседов: Проблема Зиновьева – вопиющий факт в целой череде внутренних проблем десантной дивизии.



Валентина Афанасьева: Обращений из этой воинской части очень много в нашу организацию, особенно они увеличились с момента перехода на контрактную основу. Хотя мы первое время очень радовались, что дивизия переходит на контрактную основу, думали, что будет меньше нарушений, но оказалось совершенно наоборот. В ту же ночь, когда погиб Зиновьев, было обращение еще одной женщины. Ее муж был жестоко избит. В заявлении написано, что его избивал офицер. Но когда я пыталась узнать, очень мало времени прошло между одним случаем и другим, эти случаи связаны или нет, мне сказали, что не связаны. То есть в одну ночь такое творится – один погиб, другой был избит. До этого года был случай, когда контрактник выпал из окна казармы. Буквально в прошлом году была статья о том, что на территории воинской части были игровые автоматы, и пока жены военнослужащих не стали жаловаться и общественность не поднялась, игровые автоматы не были убраны. Много бытовых проблем и много заявлений, где пишется о том, что вымогают деньги офицеры, старослужащие у молодых. Проблем в этой части очень много, к сожалению.



Илья Переседов: Старшина Зиновьев был военным с 12-летним стажем, офицером, долгое время числившимся на хорошем счету у руководства. Однако после его смерти и сомнительного увольнения отношение к нему начальства резко изменилось.



Екатерина Зиновьева: В спортзале в полку ранее, когда я приходила, я видела стенд «Отличники-спортсмены ВДВ» или полка, и была фотография моего мужа. Потом через какое-то время приехала, уже этой фотографии не было, я просто попросила ее мне вернуть. Мне ее отдали. Заместитель командира полка по воспитательной работе сообщил, что фотография давно была там и вообще все было давно. В военкомат я позвонила, там мне ответили, что военная часть до сих пор не прислала личное дело, денежный аттестат и справку о причине смерти. Выплаты должны мне полагаться, но они пока не видели документы, не могут сказать, будет ли пенсия, если будет, то какая. Вот как случилось, 9 мая мы похоронили, два месяца я никаких выплат больше не видела. Если раньше мне муж приносил зарплату, то сейчас мы живем на те деньги, которые ребята помогли с роты.



Илья Переседов: В настоящий момент семья Зиновьева находится в бедственном положении. Молодая мать с двумя детьми, один из которых полугодовалый младенец, живет на деньги, собранные для них сослуживцами мужа. И раньше вынужденные жить на небольшую зарплату, теперь они находятся на грани нищеты.



Екатерина Зиновьева: Зарплата 8370, плюс пайковые 600 рублей ежемесячно, плюс пенсия как ветеран боевых действий 1370 рублей. Я в декретном отпуске, но нам хватало, мы неплохо жили. Знаете, я не хочу больших денег, я хочу, чтобы пенсия была достойной. Потому что тяжело, когда дочка что-то просит купить. Она, конечно, понимает, что возможно, что нет. У нее скоро день рождения, мне вдвойне хочется ей хороший подарок, приятный. Даже сказала недавно: «Я тебе не смогу подарок сделать». Я спросила: «Почему?». Она говорит: «Потому что раньше папа покупал и дарил от себя, от нее. А теперь денег нет, папа не даст денег». Сердце просто сжимается, что люди собрали деньги и я на них живу. Я не так воспитана. Я, конечно, все понимаю, помогли семье и детям, но как-то неудобно.



Илья Переседов: Замалчивание эксцессов обычная практика для руководства дивизии. Но и будни солдат не лишены постоянной угрозы для их жизни. Не так давно в Пскове началась череда судебных процессов, грозящих в будущем обернуться большим скандалом, бросающим тень на парадный образ элитного десантного соединения. В настоящий момент борется за свою честь, доказывая противозаконность увольнения, бывший прапорщик одной из частей дивизии, фельдшер, начальник аптеки Дмитрий Соболев. Он утверждает, что был уволен за надлежащее исполнение своих обязанностей. Соболев, служака по призванию, исправно регистрировал все происшествия, заболевания и нарушения санитарно-эпидемиологических норм, происходившие в его части. Когда же командование стало препятствовать ему делать это, отказывая в регистрации рапортов, Соболев обратился в военную прокуратуру, в результате чего был уволен с негативной характеристикой.



Дмитрий Соболев: Мне запрещали водить военнослужащих в госпиталь, консультировать у врачей-специалистов, подавать рапорт не только на имя вышестоящего командования соединения, но и на командование части. Запрещали докладывать о травматизме, заболеваемости. Особенно остро вставала проблема во время полевых выходов. Например, зенитная установка падала на солдата, на ногу при нарушении, как показало расследование, при ее транспортировке. И солдат не отпускали на консультацию хирургов, чтобы сделать рентген конечностей для того, чтобы исключить костные изменения. Оборудование самого пункта хозяйственного довольствия: не обрабатывалась должным образом посуда, пища хранилась неправильно. Причем заместитель командира части по тылу на все замечания мои, в том числе и письменные, реагировал усмешкой, ухмылкой. Первый раз когда я поехал в 2005 году на первые полевые выходы в составе этой воинской части, в тот раз личный состав был поражен острой кишечной инфекцией на 50%, в том числе и командование части.



Илья Переседов: Не имея возможности получить поддержку со стороны администрации части или военной прокуратуры, единственное, на что могут надеяться люди, оказавшиеся заложниками армейской системы – общественное внимание и резонанс вокруг их дел. Однако в самой Псковской области освещение подобных тем затруднено глобальным замалчиванием СМИ, находящихся под контроем гражданской и военной администрации.



Валентина Афанасьева: Причем я на контакт всегда иду и готова предоставить любую информацию, которой интересуются журналисты. Но чаще всего получается так, что я даю какую-то информацию, но она не публикуется. Когда я звоню журналистке и говорю, почему нет публикации обещанной, она говорит: запретил главный редактор газеты. Но к счастью, у нас есть независимые газеты, допустим, «Псковская губерния», там можно опубликовать, еще есть «Городская газета», там что-то публикуется. Хорошо, что это есть. А вообще-то очень большие проблемы осветить несчастный случай или преступления в армии в других газетах, а на телевидении тем более.



Илья Переседов: Публикация всего нескольких статей о деле Зиновьева в интернете и ряде коммерческих попозиционных изданиях, например, в газете «Псковская губерния», принесло значительный эффект. В редакции стали обращаться родные и близкие контрактников, в разное время пострадавших на службе. По факту одного из конфликтов уже возбуждено уголовное дело. Да и сам Олег Зиновьев неожиданно поменял свой статус: безо всяких объяснений он был восстановлен на службе и уволен по факту смерти. В результате этого вдова смогла получить небольшую компенсацию на похороны, зарплату за 20 апреля по 6 мая и выплату за неиспользованное санаторное лечение. Однако вопрос о назначении ей и ее детям надлежащей пенсии все еще остается открытым. Восстановив Зиновьева, руководство косвенно признало незаконность первоначального увольнения, а это ставит вопрос об обстоятельствах его смерти и причинах, по которым командование стремилось откреститься от своего подчиненного. Екатерина Зиновьева, несмотря на трудность своего положения, пытается сама расследовать события предшествовавшие смерти Олега. Она надеется восстановить его доброе имя.



Екатерина Зиновьева: Я понимаю, что мне уже терять нечего. Понятно, что двое детей, но так сидеть, сложа руки, я тоже не могу. Потому что мне неприятно, что моего мужа преподносят, что он выпивал, сидел в кафе, от спиртных напитков у него остановка сердца. Говорят, что была драка, мне даже не найти людей, кто что-то видел или может сказать, не у кого мне спросить. Но я тоже четко знаю, что в драке может быть что-то произошло, совокупность факторов, удар может быть по голове и отсюда вызвало острую сердечную недостаточность плюс психоэмоциональное расстройство. Почему это сейчас смерть связывают с алкоголем? Значит есть что скрывать. Никто не хочет разобраться, приходится самой. На данный момент никто убедительно не сказал, не предоставил документы. И потом я же видела в храме, на кладбище его лицо. Я видела ссадины на голове, под глазом под правым синяк, губа разбита, ссадина на скулах. Так не падают. Вещи из морга мне не отдали, ссылаясь на то, что были в ужасном состоянии.



Илья Переседов: Очевидно, что до тех пор, пока в элитных воинских частях будут возможны подобные эксцессы, а их жертвы будут оказываться наедине с фальсификациями и произволом командования, ни о какой профессиональной боеспособной армии в России не может быть и речи.



Новая отрасль палеонтологии – ископаемые бактерии.



Ефим Фиштейн: В последнее десятилетие стала интенсивно развиваться новая ветвь палеонтологии – наука об ископаемых бактериях. Оказалось, что в камне сохраняются не только скелеты крупных скелетов динозавров или моллюсков, но и разнообразные остатки микроорганизмов. Именно эти находки рассказывают нам о самых ранних проявлениях земной жизни, о том, что было на планете два-три миллиарда лет назад. О древнейших ископаемых рассказывает ведущий научный сотрудник Геологического института Российской академии наук Владимир Сергеев, с ним беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Костинский: Владимир Николаевич, скажите, пожалуйста, когда началось изучение ископаемых микроорганизмов? Это кажется маленьким чудом.



Владимир Сергеев: Вы знаете, да. Если палеонтология насчитывает свою историю порядка 250 лет, то говорить об изучении древнейших микроорганизмов мы можем, только начиная с 50 годов. После Второй мировой войны в 50 годы в Северной Америке, в Канаде и у нас в разрезах Урала были сделаны первые находки древнейших остатков микроорганизмов. В Северной Америке они были обнаружены в кремнях возрастом два миллиарда лет. Это дало направление их изучения, которое рассматривалось как североамериканская полибиологическая школа. А у нас были сделаны находки в сланцах, и оттуда они извлекались по стандартной палинологической технологии и изучались в препаратах.



Александр Марков: По стандартной палинологической, то есть это как пыльцу ископаемую.



Владимир Сергеев: Потому что в общем-то первые люди, которые заметили, они были палинологи, и они применили стандартную методику изучения, которая широко применялась для отложений к более древним толщам.



Александр Костинский: Получается, что полвека назад был сделан колоссальный скачок назад по времени. Вот та палеонтология классическая, которой занимались многие ученые, которой 250 лет, она изучала довольно крупных животных и животных до 600 миллионов лет. И тут сразу было отодвинуто на два миллиарда, то есть на полтора миллиарда лет назад, то есть это огромный скачок.



Владимир Сергеев: Совершенно верно. Причем главное было доказать и показать, что это остатки микроорганизмов. Потому что первая информация о том, что остатки докембрийских организмов действительно имеют место, приходили в начале 20 века. Но в 30-40 годы прошлого столетия это не было поддержано, потому что считалось, что микроорганизмы просто не могут сохраниться в породах столь древнего возраста. И только после Второй мировой войны с развитием средств микроскопии было убедительно показано, что это действительно микроорганизмы. После этого направление начало широко распространяться. Вслед за Северной Америкой последовали находки микроорганизмов в Австралии, в Африке, причем в отложениях возрастом более трех миллиардов лет. Но здесь в древнейших отложениях столкнулись с проблемой, что древнейшие породы земли очень сильно переработаны. И часто вставал вопрос, имеем ли дело с остатками микроорганизмов или сходными минеральными образованиями сферической, нитевидной формы. Но в последние годы была выяснена серьезная проблема, что есть так называемые осадочные преципитаты.



Александр Костинский: То есть в действительности химические реакции приводят к тому, что возникают структуры, похожие на биологические. Можно так сказать?



Владимир Сергеев: Совершенно верно.



Александр Костинский: И это может быть источником ошибок.



Владимир Сергеев: Не то, что может быть, это было действительно источником ошибок, потому что одно время, когда находили слоистые структуры в отложениях раннего архея, говорили, что это строматолиты, а если есть строматолиты, то мы несомненно имеем остатки цианобактериальных сообществ. Это такое косвенное доказательство.



Александр Марков: То есть бывают и похожие неорганические образования.



Владимир Сергеев: Еще проблема серьезная, которая была на начальном этапе - это проблема контаминации, когда современные микроорганизмы или какие-то остатки грибков попадали в препараты и их описывали как древние микроорганизмы.



Александр Костинский: Это не жульничество, а просто ошибки.



Владимир Сергеев: Просто ошибки. Потому что на ранних этапах стало очевидно, что на древнейших этапах развития нашей планеты земля была населена в основном цианобактериями или сине-зеленые водоросли, которые безраздельно властвовали первые миллиарды лет ее существования. Ну а большинство из них имеет современных аналогов, на родовом или даже видовом уровне практически не меняется. Естественно, когда какие-то организмы попадали в препарат или даже каким-то образом в шлиф, их принимали за древние микроорганизмы. Особенно эта пробелам остро стояла для древнейших отложений.



Александр Марков: И как удалось решить эту проблему? Сейчас существуют методики отличить загрязнение от настоящей древней?



Владимир Сергеев: Вы знаете, да. Я даже больше скажу: когда исследователь работает какое-то время по изучению микроорганизмов древних, он уже достаточно четко представляет, какие критерии применимы для отличия древних бактерий от современных. Это связано и с формой сохранности, с цветом сохранившихся микроостатков. Но в основном это связано с опытом исследования. А на начальном этапе, когда такого опыта у людей не было, очень часто принимали современные контаминанты за древние микроорганизмы.



Александр Костинский: Теперь можем сказать, что по прошествии 50 лет это направление сейчас является общепризнанным, скорее всего если брать три с половиной миллиарда лет назад, то точно бактерии были. Дальше уже спорно.



Владимир Сергеев: Есть разные категории исследователей, одни более пессимистично оценивают, другие менее пессимистично. Я, например, отношусь к наиболее скептически настроенным. То есть то, что есть три с половиной миллиарда лет - это тот рубеж, о котором можно, по крайней мере, говорить, была какая-то жизнь или не была.



Александр Костинский: Скажите, пожалуйста, с какого времени можно говорить, что точно жизнь на земле существовала, где мнение ученых сходятся?



Владимир Сергеев: Примерно до двух с половиной миллиардов лет остатки микроорганизмов в породах присутствуют. Древнейшая такая находка происходит из Африки из толщи с очень хорошо в Москве известным названием Трансвааль. И немножко больше, если мы пойдем в отложения 2,8-2,7 миллиарда лет, то там тоже можем обнаружить остатки, которые с вероятностью 70-80, может быть 90% можно считать остатками микроорганизмов. Сейчас кроме остатков микроорганизмов непосредственно достаточно большую популярность приобретают бомаркеры, химические компоненты, которые характерны для различных групп органического мира. Сейчас находки измененных стерин известны в отложениях 2,7 миллиарда лет назад. И причем биомаркеры, характерные как для сине-зеленых водорослей, так и для эукариотных клеток. Недавние находки, сделанные в Австралии, они говорят именно о том, что они и были. А уже дальше начинаются, к сожалению, значительно более сильно переработанные породы, где остатки микроорганизмов имеют такую сохранность.



Александр Костинский: Вы говорите, что цианобактерии, которые сине-зелеными водорослями называют, что они очень мало изменились. А ведь насколько сильно изменилась атмосфера земли. Существует такая версия, что именно они изменили ее.



Владимир Сергеев: В общем-то, да, по-видимому, они изменили ее. Потому что есть разные типы фотосинтеза, как мы знаем, но именно цианобактерии смогли реализовать тип фотосинтеза с двумя селекционными фотоцентрами, выбрасывая как побочный продукт в атмосферу свободный кислород. Вот, по-видимому, с этого началось насыщение атмосферы кислородом. Вы знаете, в институте микробиологии проводились очень интересные опыты, там брали цианобактериальные сообщества и помещали в различные газовые среды. И вот какой бы ни был первоначальный состав газовой среды, в конечном итоге получалась газовая среда, близкая к составу современной атмосферы.



Александр Костинский: То есть это просто какие-то камеры.



Владимир Сергеев: Это группа академика Заварзина провели интереснейшие эксперименты в свое время. И поэтому действительно можно говорить, что весь кислород, который мы имеем в атмосфере, он создан сине-зелеными водорослями. Но поначалу весь кислород, который шел в атмосферу, он связывался в железо. Потому что поступало большое количество железа в первичные океаны, и весь выделяемый кислород шел на окисление железных руд. И примерно 95% всех известных железных руд имеют нижний докембрийский возраст. Однако потом с дифференциацией земли на ядро и более верхние слои, произошел отток железа к железоникелевому ядру, и железо перестало поступать в океаны. И после этого цианобактерии смогли осадить железо в океанах и начали насыщение из атмосферы свободным кислородом. Долгое время считался этот рубеж примерно два миллиарда лет назад, но сейчас получены последние геохимические данные, что может быть это произошло и раньше - 2,7-2,8 миллиарда лет назад.



Александр Костинский: Вообще это поразительный результат, что, оказывается, земля, то есть неживая природа, биологические процессы и, извините, 20% атмосферы земли кислород - это все биологического происхождения. Жизнь – это часть геологии.



Владимир Сергеев: В принципе концепция верная, действительно все настолько тесно взаимосвязано. Пока поступало железо в океаны, не было возможности создать кислородную атмосферу, не было возможности развития для эукариотной, многоклеточной жизни, поскольку им нужна более высокая кислородная энергетика.



Александр Марков: А когда, по-вашему, появились первые цианобактерии, соответственно фотосинтез и когда началось выделение свободного кислорода? Когда произошло это эволюционное событие?



Владимир Сергеев: Очень хороший рубеж, как я уже говорил, в истории земли происходит два миллиарда лет назад, когда палеонтолигческая летопись становится репрезентативной, адекватной. И на этом уровне практически все основные рода и виды цианобактерий нам известны. То есть, по-видимому, можно такую представить картину, что океаны оставались бескислородными до двух миллиардов лет назад, пока не произошла дифференциация земли на ядро и мантию и перестало поступать железо в океаны. А в атмосфере, по-видимому, кислород стал накапливаться раньше, поскольку полученные геохимические данные говорят о том, что, по-видимому, кислород появляется в атмосфере 2,7-2,8 миллиарда лет назад. То есть в принципе о появлении цианобактерий можно говорить, по-видимому, три миллиарда лет назад, может быть 3,5, но здесь уже вопрос не совсем однозначный.



Александр Костинский: То есть нужны новые данные. Что была жизнь на земле тогда?



Владимир Сергеев: Два миллиарда лет назад - это была планета, совершенно отличная от того, что мы имеем сейчас, совершенно другая планета. Были, по-видимому, какие-то плоские континенты, по которым текли безжизненные реки, может быть с отдельными цианобактериями к берегу и океаны, заселенные огромным количеством циантобактерий, которые строили строматолиты на мелководье, выделяли кислород, насыщали им атмосферу и отдельными первыми фрагментами уже животной жизни, одноклеточными животными организмами, которые где-то копошились у этой слизи или недалеко от нее, где было повышенное содержание кислорода.



Александр Костинский: То есть в действительности земля была очень однообразная и серая.



Владимир Сергеев: Однообразная и скорее всего серая, как это представляется. До двух миллиардов лет назад и небо было другое – темно-коричневое. А два миллиарда лет назад небо стало голубого цвета более-менее, океаны перестали быть темно-бурыми, очистились от железа, тоже стали напоминать современные. Чем мы древнее движемся в прошлое земли, тем мы меньше находим общих черт с современностью.



Александр Костинский: Вас предупреждали, когда вы были студентом, что не лезьте в эту область.



Владимир Сергеев: Да, там нечего больше найти. Чем больше мы работаем, тем больше находится новых интересных. Есть, конечно, прекрасные формы с шипами и выростами, которые несомненно эукариоты, которые сейчас обнаружены в отложениях полтора миллиарда лет и что не вызывает сомнения, что эукариоты. Потом прекрасные находки тоже недавно были сделаны красных водорослей, демонстрирующих прекрасные половые функции репродукции, с возрастом 1,2 миллиарда лет назад.



Александр Костинский: То есть в действительности тут еще много открытий будет сделано, просто мало пород просмотрено.



Владимир Сергеев: Строго говоря, в докембрии работает очень маленькое количество людей. Всех специалистов, о которых я знаю, я буквально по пальцам могу пересчитать.



Александр Костинский: Почему, ведь так интересно?



Владимир Сергеев: Вы знаете, с одной стороны, интересно, с другой стороны - тема очень сложная, очень трудоемкая. И в принципе в палеозое человек начал работать, он работает, здесь определяется конкуренция, кто лучше, то там определяется докембрия просто выживание. Если человек может сидеть, найти микроорганизм и описывать, то это уже основной критерий, многие не выдерживают, очень трудоемкие находки самих останков. Найдешь кремень, я смотрю и просто чую - здесь может быть, здесь не может. Иногда выскакивает из неожиданных мест.



Александр Костинский: Не столько наука, сколько искусство.



Владимир Сергеев: Палеонтология вообще в какой-то степени искусство.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG