Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Буковский едет в Россию «помочь оппозиции набрать силу»


Советский диссидент не оставил мысли провести процесс над давно почившей КПСС

Советский диссидент не оставил мысли провести процесс над давно почившей КПСС

Писатель и бывший советский диссидент Владимир Буковский сегодня подал в консульский отдел посольства РФ в Лондоне документы на получение нового российского паспорта. Документ необходим ему для поездки в Россию. В мае с.г. он заявил о намерении стать кандидатом в президенты России от демократической оппозиции. О своих планах Владимир Буковский рассказал Радио Свобода:


- У меня паспорт есть, но его срок истек 10 лет назад, то есть он просрочен на 10 лет, вот и все. Работники консульства были очень любезны, и у меня не возникло подозрений, что они почему-либо мне откажут, они сказали, что выдадут мне в течение трех, максимум четырех недель.


- Почему вы просрочили паспорт?


- Я не интересовался этим совершенно. Я перестал ездить (в Россию – РС), хотел поехать пару раз по английскому паспорту, но мне не дали визу. Я так понял, что я невъездной, и больше не занимался этим вопросом.


- Вы полагаете, что сейчас будет иначе, то есть вы получите паспорт и въедете в Россию?


- Мое дело попробовать. С точки зрения закона, у них нет оснований не продлить мой паспорт.


- Хорошо, вы получили паспорт. Что вы намерены делать дальше?


- Я собираюсь поехать где-то осенью, приурочить это еще ко всяким событиям в России. Поехать, поучаствовать в дебатах, в обсуждениях, посмотреть настроения общества.


- Вы были выдвинуты кандидатом в президенты России от демократической оппозиции в мае этого года. Вы по-прежнему готовы участвовать в выборах?


- Я мотивировал свое согласие необходимостью помочь демократической оппозиции отстроиться, структурироваться, усилиться. У меня нет особых иллюзий. Скорее всего, никакой избирком меня не зарегистрирует как кандидата. У них для этого очень много легальных зацепок. Пока будешь разбираться с Конституционным судом, уже и выборы пройдут. Так что в принципе они могут это дело легко заволынить. Тем не менее я хочу поучаствовать в этом, чтобы помочь оппозиции набрать силу, чтобы оппозиция у нас наконец стала силой в обществе. Не может страна жить без сильной оппозиции. Это плохо для страны.


- А что мешает этому сейчас?


- Не забывайте, что режим на сегодняшний момент в России довольно репрессивный. Введено много законодательных ограничений, делающих оппозиционную деятельность весьма трудной, а иногда и опасной, растет число политических убийств, вводится закон об экстремизме, понятии, которое юридически расшифровать невозможно, и так далее. В этих условиях большое число людей просто боится как-либо участвовать в политике. С другой стороны, для того, чтобы возникала оппозиция, нужно противостояние в обществе. Оппозиция на пустом месте в спокойное время не возникает. Она возникает в процессе борьбы. Выборы представляют такую возможность, это некая борьба. В процессе такой борьбы отстроить оппозицию легче, чем в спокойное межвыборное время.


- Как вы объясняете разлад в оппозиционном блоке «Другая Россия»?


- Оппозиция у нас всегда была очень раздробленная. Были маленькие партии, которые в одиночку ничего не смогли бы добиться, а соединяться и выставлять единого кандидата не соглашались. Это всегда было их слабым местом. Это осталось, так что нового в этом (расколе ДР - РС) нет, тем более что «Другая Россия» пытается сделать вещь очень сложную - объединить людей почти противоположных взглядов. Это можно сделать, когда речь идет о защите института свободных выборов, с такой целью можно объединиться с кем угодно. Но вот идти на выборы с кандидатом от таких разнообразных и противоположных сил очень трудно. Я боюсь, им не удастся выдвинуть единого кандидата.


- Какова основная идея вашей президентской программы?


- Идея основывается на том, что нужны институты демократии, и их надо отстраивать. Принцип управляемости, принцип администрирования, который сейчас установлен в России, ведет страну к катастрофе. Нужна широкая федеративность, нужно восстановить избирательные институты на местах, в регионах, то есть нужно делать вещи, обратные тем, которые делало 10 лет нынешнее правительство.


- А что делать, если народ не осознает потребности в демократии?


- Наша задача - помочь им это осознать. Если они осознают недостаточно, наша задача им это объяснить. Устойчивая система не может быть недемократической. Только когда общество участвует в управлении государством и участвует активно, энергично, в стране создается устойчивая ситуация устойчивая. Сегодняшнюю ситуацию в России я устойчивой назвать не могу. Кто-то очень точно назвал ее демократурой. Вот она и есть - демократура.


- В какой степени вы, по вашим собственным представлениям, можете стать выразителем интересов российского народа?


- Это мы увидим в процессе дебатов, предвыборной кампании, обсуждения платформ. Насколько - никто не знает на сегодняшний день. Сейчас очень трудно установить, что думают люди. Они, с одной стороны, перестали отвечать правду при опросах. С другой стороны, сами опросы эти поддельные. Я вот приеду, поговорю, поучаствую в каких-нибудь дебатах, похожу по улицам, тогда вам скажу.


- Скорее всего, нынешнему режиму удастся провести наследника с той же легкостью, с какой в свое время Ельцин провел Путина. Если все останется, как оно есть сейчас, то это наиболее вероятный вариант. То есть будет «назначен» преемник, и он им станет. Вот что скорее всего будет при нынешней апатии общества, раздробленности оппозиции и так далее.


- Если предположить, что вы все же станете президентом, собираетесь ли вы осуществить свою давнюю идею провести суд над КПСС?


- Я постарался бы это сделать, конечно. Это может иметь форму международной комиссии, суда. Это все можно продумать. Но это необходимо сделать. У нас до сих пор с прошлым неясность, поэтому страна так легко усваивает мифы коммунистических времен. У них уже брежневские времена чуть ли не самые счастливые, если верить некоторым опросам. Поскольку не было осуждения этого режима, его анализа, публичного вскрытия его преступлений, все забылось и пошли мифы опять. Пока мы не разгребем прошлого, мы никогда не сможем смотреть в будущее.


XS
SM
MD
LG