Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право граждан на территориальные общины и объединения


Карэн Агамиров: «Право граждан на территориальные общины и объединения» - такова наша сегодняшняя тема. Участники передачи: соруководитель Ассоциации территориальных общин и объединений Константин Курбаков, депутат Московской городской Думы Сергей Никитин, руководитель инициативной группы жителей в муниципальном образовании «Гольяново» Елена Раюшкина и председатель совета жителей дома в районе «Головинский» Алла Батенкова.


В начале программы лидеры российской правозащиты представляют актуальные темы. Сегодня в эфире Людмила Алексеева. Тема – программа гражданского согласия. Ее собеседник – президент фонда «Индем» Георгий Сатаров. А потом мы начнем обсуждение заявленной темы «Право граждан на территориальные общины и объединения».



Людмила Алексеева: Георгий Александрович, кто задумал создание такой программы, и как это было осуществлено?



Георгий Сатаров: Еще на первом всероссийском гражданском конгрессе 12 декабря 2004 года было принято решение вот какого толка. Гражданское общество должно подготовить свою собственную программу, что мы считаем самым главным в стране, что нужно делать, где лежат ключевые проблемы. Довольно несложно было, в конце концов, сформулировать, а что же является главной проблемой. Я попробую это передать с помощью следующей метафоры. Представьте себе людей, которые сидят в совершенно раздолбанной машине, у которой отказали тормоза, не работает руль, а мотор работает, я не знаю, в одну сотую лошадиной силы, и до хрипоты спорят, куда на этой машине ехать. Вот это напоминает нашу страну. Есть ложная поездка дня, куда ехать, хотя машины, на которой можно куда-нибудь уехать, не существует в природе, не существует нормальной государственной машины. А самое главное – это налаживать эту машину. Что значит – налаживать? Это значит, эта машина должна быть нормальной демократической машиной, в которой работает полноценно политическая конкуренция, работает право, работают экономические институты, в которой граждане не боятся правоохранительных органов, в которой правоохранительные органы помогают гражданам, в которой есть независимый суд и граждане верят в суд, как в последнюю инстанцию, и они могут смело приходить туда, когда им нужно потягаться даже с самой ее величеством властью. Такая поездка дня обладает еще одним важным качеством – она объединяет людей в довольно широком политическом спектре. Когда шланг стали пережимать и демократию стали ограничивать в путинское время, все стороны осознали необходимость объединения вокруг этих базовых вещей. А после того, как мы ее сконструируем, мы можем разбегаться и уже решать, куда на ней рулить. Вот граждане на голосовании, на выборах скажут, мы едем налево, - поедем налево, скажут, поехали направо, - поехали направо. Но мы все договариваемся, что эта машинка для нас является высшей непоколебимой ценностью. Программа именно на это направлена.


Мы считаем, что очень важно поставить верный диагноз того, что с нами произошло и почему произошло. Это, в общем, почти треть текста. Может быть, сейчас, после новой редакции, четверть текста, это немало.



Людмила Алексеева: А весь текст?



Георгий Сатаров: Это уже где-то 36-37 страниц. Двенадцатым кеглем, с малым интервалом, в общем, очень насыщенный текст. А дальше идет, собственно, суть наших предложений. Это бьется на следующие части. Первое – это, как мы видим политическую систему, стало быть, конкуренция, партии, выборы, там же свобода совести, вот все сюжеты, связанные с политической системой. Второе – это устройство государственной машины, как должны регулироваться соотношения, полномочия между парламентом, президентом, правительством, как реформировать бюрократию, как наладить судебную систему, как видоизменить оказание гражданам правоохранительных услуг, местное самоуправление. Следующий сюжет – это сюжет, если угодно, экономического толка, но он опять же касается ключевой, базовой проблемы, связанной с этой государственной машиной, с властью. А мы видим эту базовую проблему вот в чем: нужно разделить власть и собственность. Нужно власть убрать из сферы бизнеса, нужно бизнес убрать из непосредственного участия в политике, то есть представители бизнеса имеют, так сказать, на общих основаниях идти в политику, как это происходит везде, но не должно быть теневого влияния на власть. И третье – как сделать внешний контроль со стороны общества по разведению этих двух сторон.


Следующая часть посвящена социальной политике. Мы прекрасно понимаем, что граждане не могут ждать, пока мы будем ремонтировать машину. Поэтому неотложные социальные проблемы тоже надо решать, и эта часть содержит перечень таких неотложных проблем, вокруг которых, опять же, мы смогли договориться в широком таком лево-правом оппозиционном спектре. Туда входит и образование, и медицина, и пенсионная реформа, и ЖКХ, и компенсация вкладов. То, что сейчас горящее и то, что мы, сообща, сможем делать эти четыре года. И образование, конечно, входит туда.



Людмила Алексеева: А следующий раздел?



Георгий Сатаров: Небольшой раздел связан с нашим важным лозунгом - надо жить по Конституции. И этот раздел посвящен просто набору позиций восстановления действия нынешней Конституции, какие решения надо принять, какие законы надо отменить или наоборот, принять, чтобы Конституция могла работать в полном объеме. Для примера, совершенно бессмысленная система вот этих самых округов, семи округов, ее нужно убирать. Нужно восстановить выборы губернаторов. Есть законы, которые введены только для того, чтобы ограничивать оппозицию или активность общественных организаций с использованием какой-то надуманной неправовой терминологией, это тоже входит в данный перечень. Типичный пример – это закон об экстремизме. И последняя часть – это некие принципы работы власти. Туда входит открытость, туда входит диалог с гражданским обществом, туда входит такой важный принцип – не навреди. Например, какие-то очень серьезные преобразования нужно делать пошагово, например, проводя сначала региональные эксперименты, анализируя какие-то негативные эффекты возможные и преимущества и переходить к более широкому внедрению такого рода вещей вот так пошагово. Вот в общих чертах, как выглядит наша программа.



Людмила Алексеева: Как принималась эта программа?



Георгий Сатаров: Основной инструмент обсуждения программы – это Комитет действия Всероссийского гражданского конгресса. Кроме того, мы подключали к обсуждению программы такую широкую переговорную площадку, как «Другая Россия», чтобы мы были убеждены, что наша программа принимаема в этом широком политическом спектре, что эта программа соответствует своему названию, а называется она «Программа гражданского согласия».


Приведу для примера, почему договариваться трудно. По дележской роли государства в экономической политике. Ясно, что здесь диаметрально противоположные позиции у левых и правых. Это оставлено за скобками программы. Все стороны понимают, что пока не будет налажена машинка, мы не сможем ни в ту сторону выехать, ни в эту. Сначала должна быть налажена государственная машина, а потом избиратели вам скажут, куда ехать. Мы должны помочь к президентским выборам объединиться оппозиционным силам, которые разделяют нашу программу и которые в состоянии выдвинуть единого от этой оппозиции кандидата в президенты, и этот президент вместе со своей командой готов будет реализовывать эту программу.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, в одном из интервью вы приводите китайскую пословицу: дружные сороки заклюют дракона. Смогут территориальные общины, если не победить, то хотя бы противостоять местной бюрократии, которая изводит людей, а порой откровенно глумится просто над ними.




Константин Курбаков

Константин Курбаков: Это изумительная пословица, она говорит о коллективизме людей. Дело в том, что объединение жителей может решить то, что не в состоянии решить конкретный человек. Есть задачи, которые требуют именно общих усилий и особенно, если эти действия связаны с исполнительной властью, с властьимущими, то есть здесь объединение жителей – основной и главный метод решения всех вопросов.


Но я хотел бы, уважаемый Карэн, как ведущему…



Карэн Агамиров: Напомню, ассоциация ваша называется территориальных общин и объединений. Константин Курбаков, руководитель этой ассоциации, доктор технических наук, ветеран Великой Отечественной войны, фронтовик.



Константин Курбаков: Я хотел бы поправить, я не председатель, а сопредседатель, соруководитель. У нас демократическая форма управления, трое и все равноправны, и принципиальные решения один соруководитель принять не может. Это принципиальное решение. Наша ассоциация существует с 1991 года, она работает в законодательном, конституционном поле и задача – разъяснение прав граждан по целой группе вопросов, связанных с самоуправлением и самоорганизацией жителей. Кроме того, эта организация не партия, не политическая организация, она не может быть такой организацией, поскольку она опирается на территориальные общины, а территориальные общины людей по партийным, религиозным, профессиональным признакам никогда не делят. Кстати сказать, территориальная община, как и религиозная община, самая древняя и самая устойчивая. И при правильном решении вопросов власти и территориальных общин государство всегда будет стабильное и хорошо развиваться.


Но я хотел бы сегодня, уважаемые слушатели, высказать одну важную идею. Сейчас проблема ЖКХ задела весь наш народ и задела, я бы сказал, очень с нехорошей стороны. Житель поставлен в труднейшие условия выживания вообще, а в данном случае по жилью. Обратите внимание, вот я на конкретном примере разберу этот факт. В советское время так же, как и за рубежом, существовала служба, она называлась у нас коммунхоз, а за рубежом коммунальная служба. Ее задача – выполнение коммунальных услуг. И договора жителей заключаются обязательно двухсторонние, обратите внимание, никакой коллективки, потому что это нарушение имущественных прав граждан, как в международном ключе, так и в нашем, по выполнению коммунальных услуг. Но современный дом – сложный организм, он должен управляться. Спрашивается, раньше управляло государство, оно поручило эту функцию кому? Допустим, те же коммунальные службы. И эту службу назвали ремонтно-эксплуатационное управление, РЭУ. Обратите внимание, ремонтно-эксплуатационное. Никакая не управляющая фирма. Она вела, в том числе и управление по дому. Здесь главным лицом был всегда житель. Если вспомним прошлое, то примерно 80, чуть больше процентов иногда это были государственные, бюджетные деньги. Примерно 20, чуть больше – это наша выплата по жилью, там еще была составляющая коммерческая, но она небольшая составляющая. Так вот, когда говорят, что все эти организации, коммунхозы, нужно перевести на рыночные рельсы, это сильнейшее конституционное нарушение, мягко говоря, лукавство. В чем выражается это лукавство? Дело в том, что у нас есть, хорошо или плохо, но определенное национальное достояние: недра, леса и так далее, не все еще разграблено. Это означает, что это принадлежит народу, написано в Конституции. Следовательно, каждый житель является собственником, он имеет долевое участие в этом бюджете. То есть это не благодетельство президента, не благодетельство мэра города, когда дают нам бюджет на коммунальную службу, это не благодетельство, это наше долевое имущественное обладание. А часть – наша. Поэтому, когда говорят, что нужно ДЕЗы все перевести полностью на рыночную экономику, первое, что приходит на ум: предполагается отъем нашей долевой собственности, общей долевой собственности. Первое конституционное нарушение.


Второе. Начиная с 1997 года, в Москве она была маяком, эти коммунальные службы, РЭУ преобразовали в ДЕЗы. Вроде бы безобидно, ничего особенного. Нет, дирекция – это начальник. Теперь главным лицом стал не житель, которого обслуживает служба, а некоторый начальник, к которому нужно приходить и, как говорится, сгибаться в три погибели. То есть народ стали приучать к бюрократии, что он никто. А на самом деле все ДЕЗы – это имущество, это здание, оборудование, все прочее, это на наши денежки. Никто, ни президент, никакой мэр не имеют право отчуждать это без нашего согласия. Или по суду. Если кто-то не понимает это, открывайте Конституцию, 130-132 статья. Это имущество принадлежит муниципальному образованию и владельцем, я обращаю ваше внимание, владельцем, а не управителем или пользователем, владельцем является народ.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, тем не менее, это уже свершившиеся факты, то, что произошел отъем долевой собственности, то, что ДЕЗы фактически это монополисты и люди фактически переведены на самоокупаемость жилья.



Константин Курбаков: Самовыживаемость.



Карэн Агамиров: Выживание, это факты. Я бы хотел сегодня все-таки услышать о вашей борьбе. У нас тема о правах человека, они нарушаются. Как ваша ассоциация борется с этим?



Константин Курбаков: Карэн, очень просто. Во-первых, каждый гражданин, каждый житель конкретного дома должен понять, что он человек, а не быдло и не скот.



Карэн Агамиров: Допустим, понимают.



Константин Курбаков: Если он понимает, тогда он откроет статью Конституции 12-ую, там сказано о правах, что муниципальное образование не входит ни к каким Лужковым, ни к каким мэрам.



Карэн Агамиров: Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.



Константин Курбаков: Совершенно верно. Следовательно, в соответствии с Конституцией, никакие законы, положения, постановления житель вправе не выполнять. И когда его будут понуждать, он должен говорить: а вы обратитесь, пожалуйста, в суд, товарищ Лужков или господин Лужков, и пусть меня вызовут в суд.



Карэн Агамиров: То есть, вы считаете, что человек может просто не исполнять эти законы, которые действуют?



Константин Курбаков: При одном условии: мы работаем в законодательном поле, работаем в конституционном поле, житель не может и не имеет право быть бузотером, потому что есть определенные принципы устройства управления в городе, в том числе на муниципальном уровне. Есть вторая группа статей 130-132, там четко и ясно сказано, что никакие подпорки никаких мэров не нужны. Там сказано, что все это имущество является того населения, которое находится на этом участке. Это его права.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, извините, перебью вас, это мы говорим о правах, это я читаю студентам на лекциях, то же самое.



Константин Курбаков: Прекрасно.



Карэн Агамиров: Теперь скажите, пожалуйста, что делать? Я думаю, что здесь к нам подключатся к разговору как раз руководители инициативных групп жителей, которые непосредственно с жителями работают.



Константин Курбаков: Я бы хотел завершить свою мысль.



Карэн Агамиров: Пожалуйста.



Константин Курбаков: Что делать конкретно жителю? Первое – никаких договоров с ДЕЗами не подписывать, это его право. Подписывать нужно только тот договор, где будет написано «бюджетное ДЕЗ». Это первое. Этот документ должен быть оформлен по всем правилам, а не липовая бумажка. С одной стороны, здесь у жителя требуют все правовые документы, а с другой – даже нет фамилии начальника ДЕЗа.



Карэн Агамиров: Не подписывать никакого документа. Но я знаю, что жители не подписывают документов, но все равно капитальный ремонт производится за счет опять же сегодня жителей, жилье фактически, как сказал депутат Никитин, гражданин самовыживает. То есть он может не платить за квартиру в том виде, в котором ему навязана эта квартира, в той сумме.



Константин Курбаков: Это другое дело. Житель не имеет право быть бузотером, он на корабле. Дом – это корабль, поэтому житель брать сверло и в трюме дырку делать не имеет права. Он может спорить, кого капитаном иметь и как управлять, но, как говорится, дырку делать в трюме не имеет права. Он должен выплаты производить.



Карэн Агамиров: Есть судебные процессы уже и в регионах, кстати, когда человек не платит в той сумме, которая навязана ему, и он выигрывает этот процесс, потому что он считает, что эта сумма завышена, то, что там указано, в общем-то, совершенно не соответствует действительности. У нас в студии как раз два руководителя территориальных общин, которые, я понимаю так, входят в вашу ассоциацию, ваша ассоциация состоит из территориальных общин. У нас сегодня тема как раз «Право граждан на территориальные общины и объединения». Пусть наши радиослушатели, послушав нас, подумают, почему же они не создают такие объединения по месту жительства, может быть, если они создадут, то будут так же эффективно бороться, как наши сегодняшние участники передачи. Алла Батенкова…




Елена Раюшкина

Елена Раюшкина: У нас в апреле, только что, произошло объединение жителей в территориальное общественное самоуправление. И мы столкнулись с тем, что муниципальное собрание не хочет нас утверждать, а по факту мы должны были их просто уведомить о своем создании.



Карэн Агамиров: Регистрационный порядок.



Елена Раюшкина: Нет, даже не регистрация. Нас должна росрегистрация, как некоммерческую общественную организацию. А от муниципалитета требовалось, всего лишь мы их уведомляем и по факту как бы они должны были согласовать границы. И нам непонятно, почему муниципальное собрание так боится объединения жителей, почему это вызывает такое сопротивление с их стороны.



Карэн Агамиров: Скоро будем с этим разбираться.



Елена Раюшкина: Видимо, объединенные жители для них опасны.



Карэн Агамиров: Елена Львовна, вы сказали, что не дают вашу фирму зарегистрировать и не принимает муниципальное собрание, боится, боится территориальную общину, я называю фирму, но это образно. Территориальная община в микрорайоне «Колошино». Это в «Гольяново» входит?



Елена Раюшкина: Район «Гольяново».



Карэн Агамиров: Боится зарегистрировать территориальную общину. Почему боится?



Елена Раюшкина: Наше мнение такое, что как только жители объединяются и понимают, что у них есть определенные права, эти права нарушаются, жители готовы свои права отстаивать, муниципальное собрание, наши депутаты очень боятся этого. Потому что им придется тогда, как выборным людям, выборному органу эти права жителей где-то защищать.



Карэн Агамиров: Знаете, это уже звучит для меня кощунственно. Избрали жители сами.



Елена Раюшкина: Мы их избрали.



Карэн Агамиров: И потом они начинают бояться?



Елена Раюшкина: Дело в том, что для меня тоже было шоком. Когда мы обратились к председателю нашего муниципального собрания, сказали, вот у нас такая ситуация в районе, мы тоже не очень сознательные жители, объединились, как, наверное, многие на фоне градостроительных перспектив развития своего микрорайона, и председатель муниципального собрания развел руками и сказал: «А что я могу сделать? Вот я, председатель муниципального собрания, я же ничего не могу сделать. Там все уже решили, ребята». Меня это потрясло до глубины души.



Карэн Агамиров: Если я захочу сделать, то мне позвонят и скажут: «Завтра ты не председатель».



Елена Раюшкина: Завтра ты не будешь председателем муниципального собрания.



Карэн Агамиров: И лишишься всех льгот и привилегий.



Константин Курбаков: Потому что в муниципальных собраниях не депутаты, а, как сказал образно наш один житель, а только засланцы исполнительной власти.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, история повторяется. Какую тему ни возьмешь, вы знаете, вот какую тему я ни делаю, выходит все обязательно на это. Есть законы, есть депутаты, которых избирает народ, на деле же получается, стоит человеку избраться, он начинает против своего же народа работать, что в верхнем эшелоне, что внизу, в муниципальных собраниях.


Я все-таки хочу от вас услышать, как вы боретесь с этой местной бюрократией?



Константин Курбаков: Да очень просто.



Елена Раюшкина: Территориальное общественное самоуправление по факту сейчас, если у нас ничего не получится с утверждением границ нашего территориального общественного самоуправления, следующий шаг, который мы будем делать, у нас скоро выборы муниципального собрания в 2008 году, времени на отзыв депутатов у нас уже мало. Но то, что инициативная группа наша будет активно выбираться в следующее муниципальное собрание, я думаю, не только наши жители, а и жители других участков нашего «Гольяново», у нас 150 тысяч жителей в «Гольяново», что будет другое муниципальное собрание, мы будем за это бороться.



Карэн Агамиров: Елена Львовна, уверяю вас, будут другие депутаты, будет то же самое, ничего не измениться. Я вас уверяю в этом. Скажите, пожалуйста, как вы боретесь сегодня? Есть ли какие-то судебные процессы? Атакуете ли вы местную власть, расскажите конкретно.



Елена Раюшкина: У нас на сегодняшний день идет судебный процесс с муниципальным собранием нашим. Дело в том, что они провели согласование тех самых градостроительных планов без публичных слушаний с жителями нашего микрорайона. В данный момент дело разбирается в Преображенском муниципальном суде, где мы пытаемся доказать, что публичные слушания и учет мнений жителей являются важным фактором при принятии градостроительных решений в городе Москве. И нельзя было, обходя жителей, кулуарно решать вопросы, которые затрагивают интересы пяти тысяч жителей, которые ущемляют их гражданские права, лишают буквально среды обитания, среды жизни. Не то, что благоприятная среда, а будет просто невозможно жить в районе. Любимая точечная застройка, которую в нашем случае называют реконструкцией.



Карэн Агамиров: А вот то, что затрагивает непосредственно интересы всех жителей, это капитальный ремонт, это завышенные явно расценки квартплаты?



Елена Раюшкина: Вы знаете, на сегодняшний день мы на этот уровень не вышли. Я знаю, что очень многие с этим начали бороться. Мы, скажем так, только в самом начале пути. Потому что мы только что, в апреле месяце, смогли организоваться, и мы пойдем по этому пути. У нас прошли выборы управляющей компании в конце 2006 года, управа провела выборы управляющей компании.



Карэн Агамиров: Назначила.



Елена Раюшкина: Ходили, подписывали листочки, по всем квартирам прошли, подписали. Слава богу, что был выбран ГУП ДЕЗ наш «Гольяново». Но настораживает тот факт, насколько есть информация, что есть распоряжение по Москве, что все ГУП ДЕЗы должны быть акционированы, я так понимаю, как бы добровольно-принудительно они будут все акционированы ГУП ДЕЗы. И вот те люди, которые выбирали этот ДЕЗ, «Гольяново» наш, с чем они останутся, когда будет ГУП ДЕЗ акционирован. Вот этот процесс, который сейчас идет, мы будем только еще прорабатывать эту ситуацию у нас.



Карэн Агамиров: То есть вы людям все-таки разъясняете то, что у вас есть такое право. Вы ходите в территориальную общину, у вас есть право требовать капитального ремонта. 80 процентов домов аварийные в Москве. Так?



Константин Курбаков: Тридцать.



Карэн Агамиров: Тридцать. У меня цифра, где-то 80 есть, в каких-то районах. Видимо, 30 – это средняя цифра.



Константин Курбаков: Там, где большое количество домов первой серии индустриального домостроения.



Карэн Агамиров: И человек должен на свои деньги теперь, а у него пенсия 4 тысячи рублей, допустим, он должен квартплату заплатить 2,5 тысячи, еще чего-то есть надо и он должен еще оплачивать капитальный ремонт дома.



Константин Курбаков: Карэн, это все лукавство. Ничего жителям делать не надо.



Карэн Агамиров: А что надо делать?



Константин Курбаков: Я еще раз утверждаю, дело в том, что если дом простоял 25 лет, а по решению московского правительства 30 лет, то там есть амортизационные выплаты. По-другому говоря, жители выплатили сумму ремонта или дали в долг правительству свои деньги без процентов, они вправе требовать, а не спросить.



Карэн Агамиров: Я спрашиваю вас, как требовать.



Константин Курбаков: А очень просто. Вот мы сделали конкретное письмо, юристы подготовили, где обращаются к мэру города, лично к нему, только к нему, образец дали, где он должен ответить конкретный срок капитального ремонта.



Карэн Агамиров: И он прочитал, прямо так сразу вам и ответил.



Константин Курбаков: Обращаю ваше внимание, было почти около десяти судов…



Карэн Агамиров: А вот это другое дело.



Константин Курбаков: И примерно в трех предупредили, не подавайте вторичный иск, потому что там был конечный отказ. Им тут же сделали капитальный ремонт и на пятом или шестом совещании эти люди у нас выступали, опытом делились.



Карэн Агамиров: Теперь понятно. Значит, надо все-таки один раз подать в суд, напугать их, и тогда они начинают принимать решения и все-таки производят капитальный ремонт.



Константин Курбаков: Еще один момент: никакой договор ни с каким ДЕЗом нельзя подписывать.



Карэн Агамиров: Это наши радиослушатели тоже слышали уже.



Константин Курбаков: Обращаю ваше внимание, почему нельзя делать. ДЕЗы сейчас пишут: будем проводить капитальный ремонт. Нельзя верить этой записи. ДЕЗ никто, никаких денег у ДЕЗа не было, нет, и никогда не будет, это деньги бюджетные. Следовательно, в этом договоре с коммунальной службой или с бюджетным ДЕЗ должна быть запись, «будет проводиться капитальный ремонт в таком-то году (основание – обязательство московского правительства, постановление номер такой от такого-то числа)». И опять верить нельзя, мы убедились. Пришел у нас один руководитель общины, полковник в отставке, очень воодушевленный, вот даже постановление номер, мы ему говорим: «Хорошо, молодец, но вы проверьте, может быть, там туфта». Проверил, действительно и улица не та, и дома этого нет. Шум поднял.



Карэн Агамиров: Константин Иванович, я думаю так, эта тема, опять же, я думаю, не одной, двух передач, а нескольких. Наверное, мы сегодня эту тему обозначили, по крайней мере, мы начали ее поднимать, - право на объединение в территориальные общины.


Вот не подписывать договор… Очень много юридических тонкостей. Я думаю, что в территориальных общинах должно быть несколько очень грамотных юристов. Так или нет? Я обращаюсь к территориальным общинам.



Константин Курбаков: В общинах не может быть юриста. Они могут нанимать юриста.



Карэн Агамиров: Нанимать, да.



Алла Батенкова: Консультирование.



Карэн Агамиров: Нет, если человек живет в этом доме, он же профессиональный юрист или адвокат, привлекать его, он же заинтересован сам и деньги брать не будет.


Алла Батенкова, это район «Головинский». У вас больше опыта, чем у района «Гольяново», видимо.




Алла Батенкова

Алла Батенкова: Я бы не сказала так, что больше. Мы объединились в совет жителей нашего дома только осенью прошлого года после долгих, безуспешных попыток воздействовать на наш ДЕЗ, в том числе на правительство Москвы. Мы писали и в ДЕЗ, и в правительство Москвы о необходимости проведения срочного капитального ремонта нашего дома. Ему, немало, немного, 40 лет. За это время ни разу не был проведен капитальный ремонт. Жители нашего дома писали петиции, получали отписки. Все это привело нас к мысли, что мы должны самоорганизоваться для самоуправления и защиты своих конституционных прав. Мы собрали инициативную группу и осенью прошлого года создали совет жителей нашего дома. Не так давно, 24 мая, мы провели собрание наших жителей и соседнего корпуса, который последовал нашему примеру и так же создал совет жителей, и вынесли резолюцию. Мы рассматривали вопросы подписания договора управления нашим многоквартирным домом, который навязывала нам управа, и вынесли резолюцию, что в таком виде мы не можем подписывать этот договор.



Карэн Агамиров: Не подписали его.



Алла Батенкова: Мы не можем его подписывать, потому что не проводится капитальный ремонт дома, потому что этим самым мы прощаем долги по проведению капитального ремонта нашего дома, если подписываем данный договор, и взваливаем все расходы на себя.



Карэн Агамиров: Ваши рекомендации радиослушателям, которые не создали еще территориальные общины по месту жительства?



Алла Батенкова: Слушателям, жителям необходимо объединяться сначала в подъезде, потом в доме, создавать советы жителей домов, из них создавать советы жителей районов и таким образом уже воздействовать и на исполнительную власть, и работать с муниципальными собраниями. Мы с большим трудом, целый год, тягаясь, наконец, получили документы на наш дом, которые должны были быть нам выданы сразу по всем законам: это копия технического паспорта дома, ведомость технического состояния дома, перечень работ по капитальному ремонту. Но когда мы их получили, мы поняли, почему нам так долго их не выдавали. За 40 лет, оказывается, процент износа нашего дома составил всего 28,8. Более того, на последней странице этого документа указано, что выборочно обследованы квартиры, которых в нашем доме нет. Все это дает нам вполне правомерное решение для обращения в суд.



Карэн Агамиров: Опять же, в суд.



Алла Батенкова: Да.



Карэн Агамиров: Будете обращаться?



Алла Батенкова: Да, будем.



Карэн Агамиров: Остается, вот это надо нашим радиослушателям все-таки понять, что, к сожалению, на данный момент многие вопросы, в частности с территориями на местах, с местными делами, это, опять же, должны пройти через суд.


Господин Зорькин, председатель Конституционного суда, заявил здесь недавно, что гражданам надо запретить обращаться в суд в Страсбурге, пока они не решат эти вопрос здесь. Скажите, а если здесь ваши вопросы не будут решены, пока еще такого запрета, слава богу, нет, не знаю, будет он или нет, принят по рекомендации Зорькина уважаемого, вы готовы идти дальше, вплоть до международного сообщества в решении этих жилищных вопросов?



Алла Батенкова: Наши жители в принципе многие готовы к этому. Потому что перспектива быть в дальнейшем затопленными из-за того, что стояки выходят из строя, извините, 40 лет дому. Более того, уже у нескольких жителей батареи вышли из строя, это тоже создает угрозу и их среде обитания и среде обитания их соседей непосредственную.



Карэн Агамиров: Это прямая угроза, прямое нарушение права на жизнь, я бы сказал, вообще-то. Право на жизнь, которое в Конституции, кстати, тоже прописано.



Алла Батенкова: Очень хорошо декларируется.



Карэн Агамиров: Уважаемый депутат Московской городской Думы Сергей Никитин, скажите, пожалуйста, вот недавно в первом чтении принят закон московский, который скопировал фактически федеральный закон, и то, что творится в целом в жилищном деле, в Москве теперь то же самое, получается, будет.



Сергей Никитин

Сергей Никитин: Да, Карэн, приняли его где-то уже больше месяца. Мы, фракция КПРФ, голосовали против в связи с теми недостатками принципиального порядка, которые там есть. Мы считаем, что в этом законе должны быть обязательно прописаны обязательства города по проведению капитального ремонта, приведению общего имущества в надлежащее состояние и только потом отдавать жителям на эксплуатацию.



Карэн Агамиров: Не прописано это в законе?



Сергей Никитин: Не прописано. Я лично подготовил ряд поправок, которые как раз и предусматривают эту ситуацию. Как в Конституции, когда ввели Конституцию последнюю, там был раздел «Переходные положения», так вот и здесь точно так же прописаны «Переходные положения». Но я еще хотел бы вот о чем сказать. Абсолютно верные позиции, когда нужно оспаривать свое право в суде, ссылаясь на Конституцию, на все остальное. Но власть, она такое объединение, которое боится не только суда, но и самих жителей. Собственно, вот препятствие объединению жителей в общины – это как раз проявление боязни власти, что жители объединятся, и будут коллективно добиваться своих прав, а это всегда опасно для власти. Отсюда я, как председатель комитета защиты прав граждан, мы реализовываем второе направление: организуем в рамках Конституции акции протеста в виде пикетов, митингов, соответственно, и обращений в федеральные органы власти. Например, все резолюции на недостатки московского управления жители просят меня, как депутата, переправлять в федеральные органы власти, в частности Медведеву, Иванову и президенту, это, с моей точки зрения, сыграло тоже свою роль, поскольку по проблеме точечной застройки Лужков вынужден был сказать, что с этого момента точечная застройка отменяется.



Карэн Агамиров: Все-таки давление на власть дает результаты.



Сергей Никитин: Безусловно. Можно комплексно и по суду, и по таким конституционным правам и свободам.



Карэн Агамиров: Очень хорошо, что есть такие женщины боевые, которые сегодня в эфире у нас, возглавляющие территориальные общины. Кстати, уже сообщения идут, жалко, времени у нас мало осталось. Жители улицы Флотская Головинского района: «Будьте добры, как связаться с представительницей Головинского района, мы хотим тоже объединиться в территориальные общины». «Я тоже жительница (пишет Вронская) инициативной группы «Гольяново». Они страшно боятся, потому что у них все распределено в ДЕЗы. Будет компания «Геко» руководить, и для того, чтобы руководители не тратили бюджетные денежные потоки, им это не нужно, им не нужны эти территориальные общины». Это правильно?



Константин Курбаков: Давайте я отвечу. Уважаемые жители, каждую среду с 15 до 18 часов по адресу улица Автозаводская, метро «Автозаводская», дом 19, строение 2, начиная с сентября, проводятся бесплатные правовые консультации жителей по самоуправлению и самоорганизации.



Карэн Агамиров: Записали адрес люди, я надеюсь. Если что, звоните после эфира, мы подробно скажем.



Константин Курбаков: В том числе и по созданию общин.



Карэн Агамиров: Ваш девиз: жители всех дворов, соединяйтесь. Так? Савельева пишет: «Сегодняшняя коррумпированная власть, установив крайне завышенные и не соответствующие содержанию домов цены на ЖКУ, занимаются обиранием людей, большинство из которых пенсионного возраста, имеющие низкую пенсию, которым в результате не на что жить. Никакие суды, которые подвластны власти, не помогут преодолеть коррупцию». Вот с последней фразой я не согласен, потому что на один суд есть другой суд, на второй суд есть третий суд, на третий суд есть международный суд и так далее. То есть бороться все-таки надо в правовом поле.



Алла Батенкова: У нас есть примеры, когда в наших общинах люди добивались положительного решения по капитальному ремонту через суд и его проводили, этот ремонт.



Карэн Агамиров: Проводили. И снижение квартплаты, есть такие решения.



Константин Курбаков: Один принципиальный вопрос нужно бы изложить. Дело в том, уважаемые жители, нам никакие управляющие компании в ЖКХ в принципе не нужны. Нам нужны ремонтно-строительные компании, технологические компании, все они должны работать на рыночной основе с коммунальной службой.



Карэн Агамиров: Но первым делом нужны территориальные общины.



Константин Курбаков: Да, безусловно.



Карэн Агамиров: Или как во Франции коммуны, там они все решают.



Константин Курбаков: А управляться должна у нас вся эта организация советом жителей коммунальной службы. Просто и ясно. Как во всем международном, как говорится, сообществе, ничего нового нет.



Карэн Агамиров: Я думаю, внимательно нас сегодня люди послушали. Вообще-то, эта тема очень неразработанная, я скажу вам. Понимают вроде люди, но вот сегодня, сколько территориальных общин, 150 всего.



Константин Курбаков: Нет.



Карэн Агамиров: Сколько? Двести?



Константин Курбаков: Нет. Всего числится их 550.



Карэн Агамиров: В Москве?



Константин Курбаков: Да.



Карэн Агамиров: Сколько работает из них?



Константин Курбаков: Примерно 300 общин практически не работают, они задавлены исполнительной властью.



Алла Батенкова: Подмяты.



Константин Курбаков: Причем говорят об этом, как только мы высунемся, помещение отберут, то-то, то-то…



Карэн Агамиров: Задавлены или подкуплены?



Константин Курбаков: И то, и другое.



Сергей Никитин: Задавлены, как правило.



Константин Курбаков: И то, и другое.



Карэн Агамиров: Скажите, а сколько должно быть территориальных общин, чтобы, скажем, по примеру цивилизованных…



Константин Курбаков: В каждом дворе должна быть община, если они хотят жить по-человечески.



Карэн Агамиров: Вы считали, сколько таких дворов должно быть?



Константин Курбаков: Лужков Юрий Михайлович считает, что на 44 тысячи домов, если мы делим даже на десяток, вокруг двора десяток домов, итого 4 тысячи.



Карэн Агамиров: Значит, не 250 должно быть территориальных общин, а 4 тысячи – вот, сколько предстоит обработать.



Константин Курбаков: Но самое главное, Карэн, что общины – это подспорье нормальной власти.



Карэн Агамиров: Марина пишет: «Можно будет сказать, что ваша программа не зря прошла, но если вы ответите на вопрос, на кого же работает правительство Москвы, собирая с нас, с жителей, большие налоги, если с нами обращаются, как кошка с мышкой, и нам требуется искать уловки, чтобы не попасть в их лапы». Как она все-таки выражается красиво. Кому же хорошо в городе? На этот вопрос депутату Никитину следует ответить.



Сергей Никитин: Хорошо тем, кто стоит при деньгах и при управлении, в том числе и коммунальными платежами, вот им хорошо. А жителям, пока они будут вот так причитать и думать, что придет герой и, так сказать, их спасет, будет плохо. Значит, нужно объединяться и тогда порядок можно навести.



Карэн Агамиров: Я наблюдаю одного руководителя ДЕЗа, который иномарки меняет каждый месяц, и джипы все больше становятся.



Сергей Никитин: Я думаю, что ему привозят в подарок на день рождения, который у него каждый месяц, те структуры коммерческие, которым он дает возможность жить на его территории.



Карэн Агамиров: Он им разрешает жить на его территории, не на территории жителей, а на его территории.


Савельева пишет: «Чтобы возникло самоуправление в сегодняшних условиях, бесполезно обращаться в суды. Коррупцию можно преодолеть только путем смены власти. Нельзя голосовать за сегодняшнюю коррумпированную власть. Население, очевидно, этого не понимает». Не понимает?



Сергей Никитин: Начинает понимать, и мы этим делом занимаемся. Я обращаюсь к нашим жителям, уважаемые друзья, в марте будут выборы в муниципальные собрания, избирайте тех, кого вы знаете, кому доверяете.



Карэн Агамиров: Осталось две минуты. Семен Николаевич подключился к нашему разговору, из Москвы. Пожалуйста, Семен Николаевич, у вас очень мало времени, но задайте свой вопрос или подведите итог сегодняшнего разговора.



Слушатель: Здравствуйте.



Карэн Агамиров: Здравствуйте.



Слушатель: Я, в принципе, Карэн, и хотел подвести итог. Я вас давно слушаю, и мне очень нравится, что вы не гнушаетесь этих якобы мелких тем.



Карэн Агамиров: Это не мелкая тема.



Слушатель: Вы всегда как-то поддерживаете людей. В принципе, хотел вам просто сказать спасибо. До свидания.



Карэн Агамиров: Спасибо, Семен Николаевич. У каждого по 20 секунд, чтобы завершить наш эфир. Константин Иванович, 20 секунд у вас есть, пожалуйста.



Константин Курбаков: У нас серии проблем, конечно, одной передачей не ограничатся. Но я все-таки вот этот клич: жители, будьте бдительны. Конституция на нашей стороне. Объединяйтесь, объединяйтесь и еще раз объединяйтесь.



Карэн Агамиров: Елена Раюшкина.



Елена Раюшкина: Мне кажется, что повышение правового сознания жителей напрямую зависит от их желания повышать свое правовое самосознание. Только таким путем можно чего-то добиться.



Карэн Агамиров: Алла Батенкова.



Алла Батенкова: Я солидарна с Константином Ивановичем Курбаковым полностью, полагаю, что именно объединение жителей способно воздействовать на власть.



Карэн Агамиров: Полминуты у Сергея Никитина.



Сергей Никитин: Все, о чем мы сегодня говорили, в той или иной мере содержится на нашем сайте комитета защиты прав граждан - www . kzpg . ru . Обращайтесь, смотрите, выходите на связь, там есть адрес почты. Я думаю, только в объединении мы сможем добиться результата.



Карэн Агамиров: А добьемся?



Сергей Никитин: Обязательно.



Карэн Агамиров: Когда?



Елена Раюшкина: Сороки заклюют дракона.



Сергей Никитин: Впереди выборы парламентские, впереди выборы муниципальные, это будет начало этого процесса.



Константин Курбаков: Наше дело правое.



Карэн Агамиров: Дружные сороки заклюют дракона. Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG