Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«”Аль-Каида” - это не организация, “Аль-Каида” - это движение»


Устройство «Аль-Каиды» таково, что на мушку приходится брать или всех, или никого

Устройство «Аль-Каиды» таково, что на мушку приходится брать или всех, или никого



В последние дни лидеры «Аль-Каиды» заявляют о подготовке новых террористических нападений. Хотя достоверность таких сведений не подтверждена и сама риторика не может служить индикатором террористической угрозы, специалисты по борьбе с терроризмом уделяют таким заявлениям большое внимание. Известно, что «Аль-Каида» построена по горизонтальному принципу с очень незначительной и мобильной системой управления. Центр силы «Аль-Каиды» в последнее время сосредоточился в труднодоступных районах Пакистана. О тактике и стратегии «Аль-Каиды» рассказывает эксперт Радио Свобода Ирина Лагунина.

- Что представляет собой сегодняшняя «Аль-Каида» по западным оценкам - разветвленную террористическую сеть, но под относительно единым командованием, или в общем не связанные друг с другом автономные группы, периодически обменивающиеся информацией и корректирующие планы?


- Сегодня уже все эксперты сходятся во мнении, что «Аль-Каида» - это не организация, «Аль-Каида» - это движение, у которого, тем не менее, есть общие координирующие центры и общая координирующая сеть, в основном через интернет. Дело в том, что «Аль-Каида» в свое время, еще в Афганистане, выпустила довольно серьезное учебное пособие для начинающих террористов, это 11 томов, которые включают в себя и навыки взрывного дела, и навыки пропаганды, и навыки даже небольшие навыки пользования химическим оружием. Так что какое-то координирующее начало, конечно же, есть. Но в основном, что более привлекательно сейчас для молодежи, которая в основном вступает в это движение, это даже не координация какого-то лидера типа Усамы бин Ладена, это идеология, которая привлекает молодежь в это движение.


- Можно ли сказать, что западные спецслужбы, руководство западных стран в XXI веке столкнулось с принципиально новым типом террористического движения?


- Да, и этот подход должен лежать как раз в плоскости идеологии. Противопоставить этой идеологии Запад какие-то ценности не может, потому что западные ценности отвергаются на корню. И единственный, кто может как-то, может быть, сбавить накал этого течения, может быть, увести его в другую сторону, не столь радикальную и не столь антигуманную, античеловечную, - это само мусульманское сообщество. Но мусульманское сообщество пока тоже не в состоянии с этим справиться, потому что оно слишком раздроблено само по себе. Умеренное мусульманское духовенство или представители других ветвей ислама, суфии, например, не могут выступить против этого течения ислама, которое все-таки ближе к ваххабизму или к салафе.


- С географической точки зрения, где позиции «Аль-Каиды» наиболее сильны?


- География как раз показывает, какому течению ислама соответствует «Аль-Каида», потому что начиналось оно даже не в Афганистане, начиналось оно в песках пустынь Саудовской Аравии. Сейчас оно наиболее сильно в Пакистане. Есть определенные наметки того, что оно возрастает в своем влиянии в Индии. Вот именно эти три страны проповедуют общую радикальную форму ислама, которая близка к ваххабизму. Салафиты в свое время активно участвовали в национально-освободительной борьбе в Индии, когда Индия и Пакистан еще были единой колонией. И эта география - она дает силу «Аль-Каиде» - именно потому, что эти страны являются партнерами Соединенных Штатов, как это ни странно.


- Как можно оценить стратегию и тактику западных спецслужб в борьбе с «Аль-Каидой» в разных странах?


- В Ираке, просто потому что там все-таки терроризм типа терроризма «Аль-Каиды» - это явление привнесенное, там возможны только военные действия, что, собственно, и делается. Намного сложнее, конечно, в Пакистане. Последний доклад разведки показывает, что именно Пакистан стал своего рода центром «Аль-Каиды», своего рода центром их тренировочных лагерей, зона между Афганистаном и Пакистаном, которая неподконтрольна правительству. Произошло это из-за того, что президент Пакистана Мушарраф находится в очень щекотливой ситуации - грядут выборы этой осенью, радикальные настроения растут в стране. И год назад Мушарраф заключил соглашение с племенными лидерами этой приграничной зоны с тем, что он выводит оттуда войска, но взамен они не дают убежища талибам и «Аль-Каиде». Дело в том, что никакие соглашения с этими людьми невозможны. Их идеология, их религия абсолютно близка к «Аль-Каиде», их невозможно подкупить, их невозможно задобрить, их невозможно вовлечь в политический процесс. Идеология сильнее в этом районе. Поэтому все сходятся во мнении, что, конечно, единственные возможные действия сейчас - это действия военные. Но их никто не хочет предпринимать.


XS
SM
MD
LG