Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Колыбельная Москве». Кадры сквозь музыкальный фильтр времени


Портрет кинооператора Михаила Кауфмана. (Неизвестный автор. «Киноглаз». После 1924 года) [Фото — <a href="http://museum.ru" target=_blank>Музеи России</a>]

Портрет кинооператора Михаила Кауфмана. (Неизвестный автор. «Киноглаз». После 1924 года) [Фото — <a href="http://museum.ru" target=_blank>Музеи России</a>]

В Москве в Государственном Центре современного искусства представлен музыкально-кинематографический проект «Колыбельная Москве». В основу проекта лег документальный фильм Михаила Кауфмана и Ильи Копалина, снятый в 1927 году, а музыкальный контрапункт к фильму сочинили четыре московских композитора.


Участвовавших в проекте композиторов Юрия Каспарова, Дмитрия Курляндского, Кирилла Уманского и Антона Сафронова, несмотря на разницу поколений, объединяет два обстоятельства — все они пишут современную академическую музыку, каждый в своей собственной, достаточно известной в музыкальном мире манере, и все они москвичи. Поэтому фильм «Москва» Кауфмана и Копалина для них не просто документальное свидетельство о времени, а еще и пространство, в котором они продолжают жить.


Об идее проекта я попросила рассказать композитора Юрия Каспарова: «Москва 1927 года. Мы эту Москву знаем только по книгам, по документальным кадрам, по рассказам. То есть мы очень субъективны в наших оценках. По нашему разумению, эта концепция роднит нас, всех четверых композиторов. Этот фильм как раз касается той удивительной точки временной, когда еще было все хорошо и могло бы сложиться совсем не так, как сложилась вообще жизнь в нашей стране и в Москве в частности. 1927 год — уже НЭП, еще нет Сталина, нет репрессий и так далее. Поэтому основная идея — это идея ностальгическая», — говорит Юрий Каспаров.


Фильм Кауфмана и Копалина даже по современным меркам очень непрост. В нем много не всегда очевидной современному зрителю символики, неожиданных ракурсов, подтекстов. Нередко ритм его меняется, дробится. Я попросила другого автора — Дмитрия Курляндского — рассказать, по какому принципу он подбирал к визуальному ряду свой контрапункт: «У меня вообще никакого отношения к картинкам звук не имеет. Я озвучивал следующее. Эта картинка... я хотел ее замедлить звуком и создать ощущение сна — такого, как будто картинка идет сквозь фильтр, фильтр времени. То есть как будто все во сне происходит. Вот это для меня была задача. Частично она удалась, а частично, мне кажется, я пережал немножечко», — Дмитрий Курляндский.


Несмотря на кажущуюся простоту воплощения, экран с проекцией и ансамбль современной музыки, играющий, что называется, вживую, проект «Колыбельная Москве» — произведение чрезвычайно сложное, требующее синхронизации визуальных и музыкальных событий, очень плотных по своей насыщенности. Рассказ продолжает Юрий Каспаров: «Мы не хотели делать иллюстрацию к фильму. У нас была другая задача. Мы писали именно музыкальный контрапункт. Это наш комментарий, это наше отношение к этому фильму».


На мой взгляд, музыкально-кинематографический проект «Колыбельная Москве» удался как нельзя лучше. Очень точная, хотя и разная по стилистике музыка создает новые измерения, не просто равнозначные визуальному ряду, но и расширяющие, углубляющие его.


XS
SM
MD
LG