Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Мифы заселяют Америку». Урок общечеловеческого братства


Ю. Е. Березкин «Мифы заселяют Америку. Ареальное распределение фольклорных мотивов и ранние миграции в Новый Свет», «ОГИ», серия: «Нация и культура. Новые исследования», М. 2007 г.

Ю. Е. Березкин «Мифы заселяют Америку. Ареальное распределение фольклорных мотивов и ранние миграции в Новый Свет», «ОГИ», серия: «Нация и культура. Новые исследования», М. 2007 г.

В книге Юрия Березкина «Мифы заселяют Америку. Ареальное распределение фольклорных мотивов и ранние миграции в Новый Свет» дан обзор истории заселения Америки от появления человека до эпохи европейских контактов. Использованы материалы археологии, этнографии, лингвистики, физической антропологии. Основное внимание уделено вопросам преемственности культурного развития в отдельных регионах от Арктики до Огненной Земли. Предлагается реконструкция прошлого по данным фольклора и мифологии, выявлены тенденции распространения среди индейцев и эскимосов более тысячи фольклорных мотивов. На основании этих данных предложен сценарий заселения Северной и Южной Америки.


В монографии Юрия Березкина «Мифы заселяют Америку», только что опубликованной издательством «ОГИ», можно найти сюжеты, которые могли бы внести разнообразие в современный кинематограф, чтоб не так скучно было смотреть. Например: «…ночью, оставшись наедине со своим спутником, человек постепенно превращается в чудовище — одноногое существо, огромную рептилию…, катящуюся голову, людоеда, объедающего собственную плоть…» (243). Последние два светлых образа в триллерах, кажется, еще не задействованы. Или вот вариант для Киры Муратовой: «мнимый покойник возвращается под видом незнакомца и берет в супруги своего прямого родственника… (как правило, отец женится на дочери)» (193).


Уточним, что в книге представлены не сами мифы, а фольклорно-мифологические мотивы, то есть, по авторскому определению, «эпизоды или образы или комбинации эпизодов и образов, которые обнаруживаются в разных текстах» (166), записанных у разных племен и народов. Своего рода конструктивные элементы, из которых строится сюжет: схематизированные, по возможности очищенные от конкретных примет «страны и эпохи», от быта, культурной специфики и, в значительной степени, от поэзии, то есть, от того, что сообщает рассказу художественную выразительность. Так что для просвещения сценаристов лучше брать сборники мифов, как они есть. Впрочем, сомневаюсь в успехе. Ведь главная проблема кинематографа не в невежестве, а в идеологической установке на то, что «народным массам» нужно скармливать балаган с мордобоем, а «элите» претенциозненькое занудство. Вы же лучше меня знаете, что в эту игру играют люди, образованные не хуже нас с вами, зачастую они берут за основу как раз интересные сюжеты из литературы, из истории, а потом специально их обессмысливают и опошляют.


Но вернемся от плохого кино к хорошей книге. «Мифы заселяют Америку» — ответ историка высокомерным естествоиспытателям, склонным порассуждать о том, что, дескать, только у нас — наука, на физфаке, на биофаке, сравните: что было в Х1Х веке, и что сейчас. А на соседнем гуманитарном факультете как триста лет назад переливали из пустого в порожнее, так до сих пор и переливают. Нет, коллеги, наука о человеке, если это настоящая наука, демонстрирует достижения, сопоставимые с открытиями астрономов или палеонтологов, колоссальное приумножение знаний об этом самом человеке, причем знаний реальных, объективных, проверяемых. Вдумайтесь: совсем недавно история распространялась только на тот период, по которому имеются письменные источники. Для всего остального был изобретен специальный термин: «доистория». Область гаданий и спекуляций, а не исследований. Сегодня с возрастающей достоверностью реконструируются события не то, что не имеющие своего Геродота, но происходившие за сотни поколений до первой глиняной таблички с неумелыми архаичными письменами. Параллельно работе над геномом человека воссоздается реальная родословная человечества. Один из тех, кто решает эту задачу — доктор исторических наук Юрий Евгеньевич Березкин, заведующий американским отделом Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого (это знаменитая Кунсткамера).
Лично я заинтересовался его публикациями еще в советское время, и не только потому, что материал экзотический. Работа мастерская. То, как общественные отношения и особенности культуры выводятся из материальных условий. Беру первый попавшийся пример из новой книги — про перуанскую цивилизацию. «Возможность использования ламы под вьюк во многом определила специфику местных хозяйственных и политических структур» (116). Без скромных животных семейства верблюдовых не было бы империи инков.


А структура этой новой книги — своеобразная. Она состоит из двух примерно равновеликих частей. В первой изложены самые последние археологические, лингвистические, этнографические и генетические данные о заселении Америки, о происхождении и родственных связях народов Нового Света. Вторая часть — «Мифология и фольклор как материал для исторических реконструкций». Здесь Юрий Березкин решает ту же задачу, опираясь на источники, по сути, филологические, допускающие максимальный субъективизм. Мы же знаем, как это обычно делается: вокруг цитаты, вырванной из художественного контекста, можно нагромоздить любые «измы». Но подход автора иной, ближе к естественнонаучному. Классификация строится на основе компьютерной обработки «распределения 1020 мотивов по 154 ареалам Америки…, а также по 11 дальневосточным» (179). Возьмем, например, знакомый российским слушателям сюжет «магического бегства»: герой спасается от врагов, бросая через плечо магические предметы, которые обращаются в препятствия. Наверное, подобную историю Арины Родионовны разных народов могли придумать совершенно независимо. Но вот то, что бросают: конкретно гребень (который превратится в лес) и оселок или точило (они превращаются в гору) — такие случайные совпадения на территории Российской Федерации, Японии и Америки, у эвенков и сапотеков, они все-таки маловероятны. Конечно, теоретически и такое не исключено. Но выводы делаются не по одному, а по многим сотням мотивов в традициях опять же сотен племен. Я процитирую самого Юрия Евгеньевича: «если нам удается выяснить, что мифология А содержит 20% общих мотивов с мифологией В и лишь 2% с мифологией С, то убеждение в большей близости А к В, нежели к С, опирается уже не на субъективное мнение, а на факты, которые можно проверить. Если это сходство/различие коррелирует с какими-то внешними обстоятельствами (социально-политическая организация, природное окружение), то возможны типологические объяснения. Но если такой корреляции нет, генетическая близость А к В представляется единственно правдоподобной» (167).


Автор формулирует выводы очень осторожно, стараясь не отрываться «от твердой почвы археологии» (252) — и получается, что исследование мифов прекрасно дополняет данные других наук. Не хочется предвосхищать удовольствие от чтения книги, но поверьте, что реальная сага о древних первопроходцах — намного более захватывающая, чем все выдумки про «новую хронологию» и пришельцев из космоса.


И еще одно достоинство книги Березкина — содержащийся в ней нравственный урок, тем более убедительный, что опирается он на строгую логику и математический расчет. Урок общечеловеческого братства. Все мы — одной крови. У нас общее прошлое, и все современное культурное разнообразие происходит от общих корней. Сам Бог велел понимать друг друга.


Ю. Е. Березкин «Мифы заселяют Америку. Ареальное распределение фольклорных мотивов и ранние миграции в Новый Свет», «ОГИ», серия: «Нация и культура. Новые исследования», М. 2007 г.


XS
SM
MD
LG