Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Председатель Русского общевоинского союза Игорь Иванов о рассекречивании архивов времен Великой Отечественной войны


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Кирилл Кобрин: Недавно российские власти объявили о своем решении рассекретить архивы военного времени. За два месяца, прошедшие с того времени, некоторые профессиональные историки уже успели понять на практике, что получить для исследования необходимый архивный документ все равно очень трудно, а чаще всего невозможно. С военным историком, председателем Русского общевоинского союза Игорем Ивановым беседует корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Игорь Борисович, как вы считаете, вот это раскрытие архивов, недавно объявленное, что оно нам сулит, поможет ли оно историкам прояснить "белые пятна" касательно Великой Отечественной и Второй мировой войны или все-таки знаний наших и благодаря открытию архивов будет недостаточно?



Игорь Иванов: Приказ №181 нынешнего министра обороны Российской Федерации Анатолия Сердюкова называется очень интересно - "О рассекречивании архивных документов Красной Армии и Военно-морского флота за период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов". Казалось бы, замечательное событие, наконец-то и мы, историки, и весь наш народ начнем узнавать правду о Великой Отечественной войне. Но давайте будем реалистами. Мы с вами живем в стране, которая до сих пор управляется, увы, коммунистической номенклатурой, увы, КГБ и управляется теми же самыми методами. Поэтому как бы уже рассекретили архивы, относящиеся к Великой Отечественной войне. А что же на самом деле? Давайте обратим внимание на то, что рассекречиваются только документы 1941-1945 годов, но ни слова не говорится о 1939 и 1940. А ведь Вторая мировая война началась не в 1941 году, а в 1939 году.



Татьяна Вольтская: Получается, что рассекречиваются архивы отечественной, но не мировой войны, да?



Игорь Иванов: Да. Но нас-то, историков, очень интересует и 1939, и 1940 год, потому что именно архивы этого периода дают ответ на вопрос, кто есть виновник развязывания Второй мировой войны. И виновник этот, конечно же, наряду с нацистской Германией, коммунистический Советский Союз. Ответ на этот вопрос, конечно бы, дали архивы 1939-1940 годов. Почему Сталин создал на границах Советского Союза группировку в это время ударную? Как началась война? Какие планы вынашивал Сталин и Генеральный штаб накануне Великой Отечественной войны? Этого мы из открытых архивов не узнаем, если архивы 1939 и 1940 годов не открываются.



Татьяна Вольтская: А почему, вы считаете, они не открываются?



Игорь Иванов: По-моему, поэтому и не открываются, что ответа на этот вопрос мы сейчас не должны получить. Но это не все. Дело в том, что за рамки этого приказа попадает огромный массив документов, о котором не говорится. Например, под действие приказа №181 не подпадают документы ставки Верховного главнокомандования и Главного политического управления Красной Армии, документы особых отделов НКВД, главного управления контрразведки СМЕРШ, военных трибуналов, войск НКВД. Это все не рассекречивается. Немецкие, румынские, итальянские трофейные документы, которые захвачены были Красной армией, тоже не подпадают под действие этого приказа. Не все еще нам хотят открыть. Ну, это только полдела. Есть еще один вопрос. Вот давайте посмотрим, как на практике происходит открытие архива. Вот, казалось бы, два месяца уже прошло со времени приказа №181 министра обороны. Выходит приказ, и наши историки уже устремились в архив. Центральный архив Министерства обороны, туда отправляется, скажем, в качестве примера конкретного приведу - известный молодой наш петербургский историк Кирилл Михайлович Александров, который занимается темой как раз Второй мировой войны, но очень неприятным аспектом для советской власти, для Советского Союза, это Власов, это Русская освободительная армия. Уже спустя месяц он заказывает документы, относящиеся к 1943 году. Отказ.



Татьяна Вольтская: Почему?



Игорь Иванов: Потому что на эти документах стоит гриф "секретно". Месяц прошел с момента отдачи приказа, но документы на руки не выдаются.



Татьяна Вольтская: А что, если стоит гриф "секретно", то приказ, значит, недействителен?



Игорь Иванов: У нас закон как дышло - куда повернешь, так и вышло. Поэтому здесь ситуация такая, говорят, что технически рассекретить документы будет довольно сложно, на это уйдут годы. И я сейчас не буду называть источник, но, по некоторым данным, полностью весь массив документов, о которых говорится в приказе, будет рассекречен только и доступен для историков к 2020 году. Это как с судом над КПСС, когда коммунисты после 1991 года себя судили несколько лет, а потом сами себя оправдали. Здесь еще один аспект важный. Ведь гражданские историки не допущены до рассекречивания этого архива. Акция поручена военным историкам, то есть тем, кто занимался хранением этих государственных тайн. То есть эти же самые люди сейчас будут рассекречивать эти документы. Как они это будут делать, время покажет. Пока мы видим, что документы реально не выдаются.


XS
SM
MD
LG