Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рамзан Кадыров: 100 дней на посту


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие заместитель директора Центра военных и политических исследований Сергей Маркедонов .



Андрей Шарый: Рамзан Кадыров провел 100 дней на посту президента Чечни. Накануне этой даты в республике сообщалось о проведении масштабных, уже обычных для Чечни кадыровского периода, праздников и народных гуляний. Однако в пятницу сообщили о том, что программу торжеств сильно сократили. Кадыров, судя по всему, уверенно чувствует себя в кресле республиканского руководителя. Он клянется в верности России, но в то же время высказывает претензии к федеральной власти. Например, его не устраивает схема разделения нефтяных доходов между Москвой и Грозным. Кадыров приглашает одного из своих непримиримых противников, политического беженца Ахмета Закаева покаяться и вернуться в Грозный к довоенной работе актера городского театра. Известный московский эксперт по Северному Кавказу, заместитель директора Центра военных и политических исследований Сергей Маркедонов в интервью Радио Свобода обращает внимание на то обстоятельство, что ключевой идеологией первых 100 дней президентства Рамзана Кадырова стало понятие "восстановление".



Сергей Маркедонов: Я не считаю, что в данном случае 100 дней - это какой-то большой символ. Если о Рамзане говорить, что означают эти 100 дней для него? Мне кажется, что это просто легитимация того фактического лидерства, той фактической власти, которая была у него, легитимация не только формально правовая, в конце концов, и в России в целом, и на Кавказе на формально правовые вещи мало кто обращает какое-то внимание, но в том числе и символическое. Все-таки когда ты фактически руководитель, здесь есть некий налет такой роли серого кардинала, ты как бы правишь, но все равно фактически не являешься первой фигурой. Сейчас он первой фигурой стал уже по всем параметрам.


Плюс, если анализировать именно эти 100 дней, несколько было сделано заявок. Его первый указ на посту президента - это указ о концепции национальной политики Чечни, в которой в очень сконцентрированном виде, в качестве такого рентгеновского снимка дана историософия Чечни с позиции того, что я называю системным сепаратизмом. То есть здесь нет никакого осуждения опыта чеченского государственного строительства 1990-х годов. В этой концепции нет попыток какой-то рефлексии, попытки перебросить ответственность на кого-то, либо на Ельцина, либо на гайдаровское правительство, либо вообще на российскую империю и так далее. Нет претензии, что Чечня - это действительно неотъемлемая часть России, очень вскользь и мельком об этом говорится. Зато какие-то особые качества Чеченской республики, особая роль, особое лидерство там достаточно четко прописаны.


Еще очень важный, наверное, момент его заявки в эти 100 дней - это претензии на роль не просто президента Чечни, а президента всех чеченцев. Отсюда и разные конгрессы, и форумы, и какие-то действия, направленные, нацеленные на защиту вообще чеченских общин в целом. При этом Чечня позиционируется как некий магнит для всех чеченцев. Кстати, здесь очень важный тоже показатель, насколько Кадыров себя уверенно чувствует, - назначение фактически кузена своего, двоюродного брата на пост премьер-министра. Еще никогда, ни в одном, кстати, кавказском регионе, который ругают за клановость, традиционализм, никогда вот так два родственника не занимали два первых поста в республике. При том, когда обсуждается кандидатура премьера, говорится, что этот человек имел огромные заслуги именно в деле восстановления. Тоже некий символический шаг, мне кажется, показывать, что восстановление становится задачей номер один.


Вообще, если говорить о восстановлении, то мне здесь интересны, опять же, не столько какие-то социально-экономические показатели, сколько заявка на восстановление, как некую идеологему. Восстановление, возрождение - фактически в каждой речи Кадырова, как президента, это очень четко заявляется. Республика восстанавливается. Вот восстановление становится неким символом. А реальное уже социально-экономическое наполнение, конечно, вторую роль играет.


XS
SM
MD
LG