Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Николай Петров: Многоходовки Березовского часто не срабатывают в силу примитивности других игроков


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие политический эксперт, сотрудник Центра Карнеги Николай Петров .



Андрей Шарый: Федеральный суд города Сан-Паулу удовлетворил запрос генеральной прокуратуры Бразилии о выдаче ордера на арест российского предпринимателя и политэмигранта, жителя Лондона Бориса Березовского. Как один из руководителей инвестиционной группы, которая спонсировала бразильский футбольный клуб "Коринтианс", Березовский обвиняется в отмывании денег при покупке футболистов и создании преступной группы. В 2005 году Березовский был задержан в Бразилии для дачи показаний, затем ему разрешили покинуть страну. Запрос на арест передан в Интерпол, однако власти Великобритании пока не подтверждают получения запроса на выдачу Березовского. Сам Березовский сообщил, что готовит по этому поводу заявление для прессы.


В Москве на этой неделе начался судебный процесс по обвинению Березовского в причастности к хищению средств компании "Аэрофлот", в мошенничестве - в отсутствии обвиняемого. Российские власти также обвиняют бизнесмена в призывах к насильственному изменению существующего в России строя. Березовский все обвинения в свой адрес неизменно объявляет политически мотивированными: ему якобы мстят за последовательную оппозиционную позицию. О роли Бориса Березовского в российской политике я беседовал с известным московским политическим экспертом, сотрудником Центра Карнеги Николаем Петровым.



Николай Петров: Есть, во-первых, реальная роль и, во-вторых, та роль, которую можно назвать виртуальной и которая следует из места, занимаемого Березовским в средствах массовой информации, в его собственных заявлениях и так далее. И вот вторая роль, мне кажется, существенно больше первой. Тем не менее, можно говорить о том, что это постоянный такой возбудитель разного рода скандалов и обсуждений, и при этом это дополнительный всегда источник интереса (и обычно негативного интереса) к российской политике, который проявляется обычно в самое удобное для российской внутренней политики время.



Андрей Шарый: Как вы считаете, почему в Кремле его так не любят?



Николай Петров: Мне кажется, что объективно можно его за многое любить, потому что он выступает с разного рода заявлениями тогда, когда это, по логике вещей, Кремлю должно быть удобно. То есть он может заявить о том, что он финансирует "Другую Россию" тогда, когда возникают проблемы именно с "Другой Россией". Он может заявить и привлечь внимание... по поводу своих украинских дел именно в тот момент, когда Кремлю это, казалось бы, более удобно. Мне кажется, что здесь отношения такие - любовь и ненависть. Березовский достаточно плотно и многообразно врос в российскую политику, и в ней внутри находятся много людей, которые испытывают активные и разные, с разным знаком к нему чувства.



Андрей Шарый: Вы намекаете на то, что он для Кремля выполняет роль какого-то двойного агента своего рода?



Николай Петров: Объективно или это получается по воле случая, но слишком часто он отвлекает внимание от того, от чего Кремль хотел бы отвлечь внимание, или, наоборот, привлекает внимание к тому и тогда, к чему и когда Кремлю это нужно сделать.



Андрей Шарый: А можно попытаться отстраниться от сиюминутной политической ситуации и сделать вывод о том, в принципе роль Березовского в российской политике последнего десятилетия - положительная или отрицательная?



Николай Петров: Вообще, роль действующего актера в политике очень сложно оценивать, пока нет временной дистанции. Если брать в целом за 10 лет, то надо отдать Борису Абрамовичу Березовскому должное - он очень много сделал в плане и активизации, и превращения в более скандальную всей российской политики. Если делать список тех дел, которые можно ему ставить в вину или в заслугу, - это и активное участие в раскрутке "Единства" и поддержка тогда кандидата в президенты Путина, это и активная роль, которую до этого, в последние годы президентства Бориса Николаевича Ельцина, Березовский играл, в том числе и как вполне официальный политик на посту заместителя секретаря Совета Безопасности, это и та смычка между бизнесом и властью, олицетворением которой, по сути дела, является сам Борис Абрамович Березовский. Ну, и в последние годы это инициирование бесконечного числа скандалов и громких заявлений, так или иначе сопровождающих все крупные внутриполитические действия и события в нашей стране. То есть я бы затруднялся однозначно сказать, что эта роль сугубо негатив, что какие-то позитивные моменты в ней могут перевешивать, но при этом сказал бы, что это очень сильное влияние в сторону превращения российской политики в более публичную, более скандальную, более интересную, привлекающую внимание и в стране, и за рубежом.



Андрей Шарый: Иногда создается впечатление, что кольцо врагов, кольцо преследований вокруг Березовского сжимается потихоньку. Ну, вот как происходит сегодня, когда вдруг Бразилия захотела его арестовать. Хотя, видимо, круг свободы еще достаточно велик. Вы понимаете мотивы, которые заставляют его продолжать такую политическую деятельность?



Николай Петров: Мне кажется, что во многом это какая-то такая авантюрная жилка, которая очень сильно отличает Березовского от так называемых прошлых российских олигархов, для которых часто политика была способом обеспечить, защитить или увеличить свои бизнес-достижения. А для Березовского политика - это цель, это самоцель, ради нее он жертвует многим, в том числе и какими-то своими бизнес-планами и проектами и, во-видимому, иначе не представляет свою жизнь. Сейчас, когда он по разным причинам оказался несколько на обочине российской политики, он делает все для того, чтобы, и там находясь, все-таки привлекать к себе максимум внимания. В известной степени наградой, тем бенефитом, который оправдывает для Березовского все потери, которые он при этом несет, является сама его жизнь в таком качестве, в качестве человека, который и через несколько лет после отъезда из страны фигурирует в качестве какого-то демонизируемого врага режима, в качестве активного борца с ним и привлекает в этом качестве внимание во всем мире.



Андрей Шарый: Но вот даже во внешнем облике Березовского некоторые критики его усматривают какие-то демонические черты. Вы употребили слово "авантюризм". Кто же тогда Березовский по своему политическому типу? Это демон российской политики? Жулик политический? Авантюрист? Кто он такой?



Николай Петров: Это очень умный и расчетливый человек, который привнес, может быть, слишком много рационального расчета, с одной стороны, в политические действия. В это смысле часто его проигрыши - это проигрыши боксера. То есть те правила игры, те сложные расчеты на много ходов вперед, которые характерны для него, они часто не срабатывают просто в силу примитивности других игроков и всего политического механизма. При этом я бы не демонизировал чрезмерно Бориса Абрамовича Березовского. Мне кажется, это делает часто он сам, это делают его или союзники, или враги. Но, мне кажется, не стоит сейчас переоценивать ту роль и то влияние, которое оказывает Березовский в российской внешней политике, в том имидже, который Россия имеет на Западе. Роль Березовского очень и очень велика, и эта роль, скорее, негативна, то есть во многом негативна для российского режима, хотя в каждом конкретном случае можно рассматривать в этом и позитивные для Кремля элементы.



Андрей Шарый: Для того чтобы серьезно вернуться в российскую политику Березовскому, по крайне мере, нужно найти себе серьезных союзников в России. Похоже, что в последние годы такие поиски его успехом не увенчались. Помните историю с Иваном Рыбкиным, она была скорее трагикомическая. Сейчас открещивается от него "Другая Россия". Ходят смутные слухи о финансовой связи бывшего премьер-министра Михаила Касьянова с Березовским, но они опровергаются тоже. Есть ли кто-то, на кого мог бы поставить Березовский, кто согласился бы такую ставку Березовского принять или никто сейчас с ним не будет связываться?



Николай Петров: Я бы поостерегся заранее говорить о том, что те связи и союзники, которых пытается найти Березовский, оказываются неэффективными, по крайней мере, в этом качестве. Потому что, мне кажется, в публичном пространстве сам факт того, что Березовский кому-то помогает, о ком-то говорит хорошо или на кого-то, как он говорит, делает ставку, это во многом ставит крест на политических планах и амбициях этих самых политиков. С одной стороны, у Березовского есть целый ряд людей, на которых он реально делает ставку и с которыми он связан и сейчас, но это не те люди, о которых говорит он сам, и не те люди, которые фигурируют в связи с его именем в разного рода публичных скандалах. А вот роль Бориса Абрамовича Березовского в отношении политической карьеры тех лиц и структур, которые вы упомянули, она скорее негативная. И в этом, мне кажется, элемент расчета Березовского или, если угодно, тех, кто с ним связан, потому что нельзя не понимать, мне кажется, что роль и заявления, которые делал Березовский в отношении финансирования или возможного финансирования и целого ряда оппозиционных политиков, и оппозиционных структур, это в связи с его имиджем, созданным во многом им самим, сразу каинова печать на этих самых политиков.



Андрей Шарый: У Березовского есть политическое будущее в России?



Николай Петров: У него есть политическое настоящее. И, безусловно, его роль просто так не сойдет на нет, она есть. Другое дело, есть ли у него политическое будущее, как у человека, который может а) приехать в страну и б) в реальной публичной политике играть какую-то роль. Такого рода будущее, если и есть, то сейчас оно не просматривается или его сложно прогнозировать. А будущее, как влияние, как дерганье за какие-то ниточки, наигрывание одним силам против других, безусловно, это есть, и такого рода возможности Борис Абрамович будет иметь и в будущем.


XS
SM
MD
LG