Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономика большого спорта и вопросы спортивного телевещания


Дмитрий Морозов: Наши друзья Валерий и Олег Винокуровы находятся в Австрии, где в понедельник стартует чемпионат Европы по футболу среди юношей до 19 лет. Россияне принимают участие, в частности, в этом соревновании. Так что репортажи из Австрии в нашем эфире слушайте, начиная с понедельника. Ну, а рядом со мной сегодня находятся у микрофонов кураторы постоянных рубрик программы «Прессинг» Аркадий Ратнер и Роберт Воскеричян. У слушателей скопилось масса вопросов, на которые и Роберт, и Аркадий не в состоянии просто чисто физически ответить в рамках воскресной программы «Прессинг», так что сегодня уникальная возможность нам поговорить. Темы нашего разговора совершенно очевидны: спортивное телевещание и экономика большого спорта.


Сегодня начинается полуфинальный раунд розыгрыша Кубка федерации по теннису. Это женские командные соревнования. В Соединенных Штатах Америки сборная США принимает команду России. Как известно, большие изменения произошли в составах обеих команд. Большие, с точки зрения весомости персон. Серена Вильямс из-за травмы отказалась принимать участие, ее заменили. И в составе российской команды Мария Шарапова тоже в последний также отказалась выступать. Ее тоже Шамиль Тарпищев вынужден был заменить. Таким образом, сегодня Надежда Петрова сыграет с Винус Вильямс, затем Анна Чакветадзе с Ваней Кинг. Поскольку это самое животрепещущее событие в широком смысле, я бы хотел уточнить у Аркадия, кто-то транслирует этот матч?



Аркадий Ратнер: Да, транслирует. Я видел, что завтра, по-моему, в 09:30 утра канал «Спорт» транслирует в записи сегодняшние ночные по московскому времени встречи. И так с отставанием на сутки все это будет происходить на канале «Спорт».



Дмитрий Морозов: Тем временем дозвонился Александр из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я думаю, что ваш кругозор гораздо больше, чем просто экономика и телевидение. В связи с этим хотел спросить вас. Говорят, что беглый олигарх Борис Абрамович Березовский успел наследить в Бразилии и за компанию с руководящими сотрудниками бразильского футбольного клуба подозревается в отмывании крупных денежных средств и в создании с этой целью преступной группы. Вы можете как-то прояснить ситуацию? Что это за клуб? Как там очутился Березовский? И что, это козни Москвы, или что называется, на воре и шапка горит?



Роберт Воскеричян: Что касается клуба, клуб известный «Коринтианс». Что касается компании – тоже довольно известная – MSI , и она давно уже имеет некие отношения с Березовским, еще с тех времен, когда продавалась газета «Коммерсант» и перекупалась у бывшего владельца Яковлева в пользу Березовского. Что касается прояснения, то такие вещи прояснить может только следствие и суд. Поэтому я, естественно, не берусь ничего сказать. Но то, что по крайней мере, Кье Журобчан и вообще вся вот эта компания.



Дмитрий Морозов: Партнер Березовского.



Роберт Воскеричян: Вся эта компания, которая базируется вокруг корпорации MSI и клуба «Коринтианс», в общем-то, вызывает больше вопросов, чем дает ответов. В частности, скажем, многострадальный трансферт Карлоса Тевеса в «Манчестер юнайтед», который уже объявляли, и даже наши коллеги сказали, что он уже перешел почти на 100%, но проблема в том, что настолько запутана отчетность, и кому он принадлежит. Журобчан говорит, что это их. А если это говорить Журобчан, значит и у Березовского есть доля в трансферте Тевеса. А «Вестхейм» продает его как своего игрока. И в общем-то, в Английской лиге, известной своей чрезвычайной щепетильностью:



Дмитрий Морозов: :и чистоплотностью…



Роберт Воскеричян: :к такого рода вещам, конечно, это вызывает, как минимум, брезгливость. И очень, я повторяю, много вопросов. В любом случае, что касается конкретного уголовного дела, то, конечно, бразильский суд, самый справедливый суд в мире, наверное, пускай и разбирается.



Дмитрий Морозов: Предоставим слово еще одному Александру, на сей раз москвичу.



Слушатель: На чемпионате борцов в Москве победил осетин, и сторонники проигравшего дагестанца устроили драку. В результате золотые медали вручили обоим. Мы уже видели, как на американской Олимпиаде канадская парочка выпросила себе золотые медали с помощью всей американской прессы, а теперь, оказывается, можно их и выбить. Что вы об этом думаете?


И второй вопрос. Жалуются, что сейчас нет таких побед, как были у нас при социализме, потому что нет базы, массового спорта и так далее. Но по-другому и быть не может. Тоталитарные режимы заинтересованы в развитии массового спорта, чтобы иметь здоровых парней-солдат и здоровых девушек – матерей будущих солдат. Вот и база. А при капиталистической демократии спорт – это в основном способ зарабатывания денег. Только традиционные виды спорта хорошо развиваются, например, в Австрии санки, лыжи. Или как в Америке, которая обирает весь мир, и на это может купить все самое лучшее. Что вы думаете об этом?



Дмитрий Морозов: Александр, вы так долго теоретизировали, что даже трудно что-то ответить. Даже вашу мысль нельзя вопросом назвать по большому счету.


У нас на связи Валерий Винокуров из Австрии. Как долетели? Вчера были большие проблемы, над Москвой пронесся ураган.



Валерий Винокуров: Мы долетели очень хорошо. Я хочу ответить Александру. Что значит, выпросили медали для канадцев? Никто не выпрашивал, а была восстановлена справедливость, потому что они были засужены. Вот в чем дело. Поэтому уже сейчас не буду к этому возвращаться.



Дмитрий Морозов: Мы неоднократно уже обсуждали, по-моему, этот вопрос, не стоит лишний раз говорить.



Валерий Винокуров: Сейчас про первые впечатления. Конечно, впечатлений у нас еще совсем мало здесь. Только завтра состоится пресс-конференция, встреча со всеми тренерами всех восьми команд. Но одно небольшое впечатление уже есть. Дело в том, что, видимо, Линдс неслучайно стал центральным городом проведения чемпионата Европы для 19-летних. Здесь, как мы уже успели установить, находясь всего лишь в сумме полдня, есть очень интересный опыт развития детского футбола. Есть такая Академия футбольная, которая называется Академией Микки, Микки-Маус имеется в виду. И вот в этой академии дети начинают заниматься с четырех лет. Это уровень Микки как раз. Следующий уровень с 6 до 8 лет – уровень Дональда, имеется в виду Дональд Дак, естественно. И уже с 9 лет – Гуффи. Так что вот просто для вовлечения детей использованы герои Диснея. Но представляете, с 4 лет прекрасные условия, в центре города. На первых порах, правда, занятия с тренером платные для 4-5-летних детишек. А потом уже идет отбор. Это говорит о том, что хотя австрийский футбол пока не блещет юными дарованиями, но во всяком случае работа в этом направлении ведется. И наверное, австрийцы захотели чемпионат 19-летних провести именно с той целью, чтобы популярность вот в этом регионе, тут все города поблизости от Линдса, в которых будут проходить матчи, четыре города всего будут проводить этот чемпионат. Это пока самое первое, что можно сказать.


И могу, естественно, только поделиться нашими ожиданиями. После пребывания на молодежном чемпионате Европы в Голландии вы помните наши впечатления, уровень молодежных сборных произвел очень большое впечатление на нас. И сейчас есть такая возможность посмотреть все-таки пониже, что 19-летние из себя представляют. Тем более, что в сборной России будут уже играть игроки основных составов некоторых команд.



Дмитрий Морозов: Да, Мамаев, Дзюба, в частности, Курочкин.



Валерий Винокуров: Да, в том то и дело. И на этом уровне, конечно, индивидуальное мастерство прежде всего будет бросаться в глаза, нежели командное. Поэтому хочется посмотреть как бы, есть ли такое же отставание, не дай Бог, как и на молодежном уровне. Или, может быть, здесь оно не так чувствуется. Тогда, конечно, перспективы какие-то должны быть в будущем более хорошие.



Дмитрий Морозов: Валерий, я бы хотел отвлечься от футбола. Не так давно австрийский Зальцбург потерпел поражение в олимпийской гонке. Какое отношение к этому австрийцев? Сокрушаются ли по этому поводу?



Валерий Винокуров: Отношение очень спокойное. А мы как раз сегодня во второй половине дня собираемся побывать в Зальцбурге, так что этот вопрос был бы более уместен по нашему возвращении. Но здесь все очень спокойны. Дорога в направлении Зальцбурга строится и улучшается бешеными темпами, расширяется и так далее. Никто работы, естественно, не приостановил. Это единственное, что мы в этом смысле заметили, пока ехали. Это дорога от Вены через Линдс и дальше в Зальцбург. Вот мы дальше до конца и хотим проехать. Осталось километров 100, наверное, до Зальцбурга. Ну, город то вообще прекрасный, поэтому просто его посмотреть, с точки зрения культурологии, очень полезно. А так вообще все чрезвычайно спокойно относятся. По-моему, даже успокоились в том смысле, что пусть и небольшие дополнительные траты, но не предстоят.



Дмитрий Морозов: Спасибо, Валерий, привет Олегу, и до связи в воскресенье.



Валерий Винокуров: Привет всем.



Дмитрий Морозов: Валерий Винокуров из Австрии, где в понедельник стартует финальная часть чемпионата Европы по футболу среди юношей до 19 лет. И я напомню составы групп. В группе А выступят сборная Австрии, Греции, Португалии и Испании, а в группе В – Франции, Сербии, Германии и России.


А теперь слово Александру Селинскому из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Хорошо, что Валерий включился, разбавил эфир хорошей речью. Это лучше, чем слушать моего земляка по имени Шурик, который первый дозвонился и опять начал искать черную кошку в темной комнате. Я – человек более объективный, поэтому мне за него стыдно. У меня вопрос к вашим гостям. Меня интересуют хоккейные трансляции будущей Суперлиги. Я считаю, что ущемляются болельщики, трансляции монополизированы. Это означает, что опять все права одному каналу, который не хочет делиться ими с другими региональными организациями и федеральными в дальнейшем. Ущемляются все. Согласны вы со мной? И второй вопрос. Какова экономическая составляющая, что за прямые трансляции, записи будут получать клубы?



Аркадий Ратнер: Что касается трансляций хоккейного чемпионата, я хотя всю жизнь посвятил себя хоккейной журналистике, считаю, что количество трансляций на канале «Спорт» очевидно завышено. Мне кажется, что интерес к этим матчам, а стало быть и рейтинг трансляций может быть высоким только в том случае, если на вершине хоккея команды из Москвы и Санкт-Петербурга. Потому что только у этих команд есть болельщики по всей России. Ну, скажите, откровенно, если вы смотрите по каналу «Спорт» матч «Нефтехимик» и команды из Череповца, кто может смотреть этот матч? Ну, может быть, есть десяток болельщиков, которых интересует хоккей как таковой. Дело в том, что и в Череповце, и в Нижнекамске идут трансляции по своим каналам. И там будут смотреть зрители, которые действительно искренне будут болеть за свои команды. Поэтому, конечно, эти трансляции нужно распределить, во-первых, их нужно очень разумно ограничить. К сожалению, ни «Динамо», ни ЦСКА, ни «Спартак» пока не являются лидерами. Конечно, когда будет играть «Ак Барс» с «Авангардом», конечно, этот матч достоин внимания канала. А так мне кажется, что разумнее было бы действительно выделить какие-то матчи. Но сейчас, видимо, тенденция такая, стараются показать различные команды, чтобы все имели возможность получить какую-то сумму денег от этих телевизионных трансляций. Хотя сумма, насколько я понимаю, совсем небольшая.



Роберт Воскеричян: Я тут абсолютно с вами согласен. Во-первых, сумма практически, можно сказать, незаметная, микроскопическая. Потому что если в футболе еще можно пару десятков миллионов за год собрать с телевидения, и то с большим трудом, ну, футбол – там просто несколько иная ситуация, там можно заработать. В хоккее этого нет. И соответственно, по большому счету задачи у клубов не стоит заработать, в отличие от футбольных клубов Премьер-лиги, на трансляциях. А задача более глобальная и более правильная, на мой взгляд, - просто популяризировать игру, чтобы хоккей вернулся в каждый дом. Я же помню, что хоккей по своей популярности трансляции не уступали в 70-е годы.



Аркадий Ратнер: Роберт, я с вами категорически не согласен. Если мы показываем матчи, предположим, из Москвы, которые проходят при пустых трибунах, если мы показываем матчи, которые очень среднего уровня, это не популяризация хоккея. Я хочу чуть-чуть отвлечься и привести пример Англии. Когда Англия транслирует футбол, мы все этот футбол наблюдаем по каналу «Спорт», по «НТВ плюс», обратите, что там повторы делаются только суперсложных, суперспорных моментов. У нас же наши режиссеры до сих пор воспринимают аппарат замедленного повтора как интересную игрушку. И вот мы с вами наблюдаем не саму игру, а какую-то драку, какой-то грязный прием. Не является пропагандой настоящего хоккея и привлечения детишек к этому виду спорта многочисленные трансляции, о которых мы сейчас с вами говорим.



Роберт Воскеричян: Можно согласиться, но я говорю о том, какую цель перед собой ставят те, которые ставят хоккей в сетку. То есть они думают, что они таким образом привьют вкус, привычку смотреть хоккей. Потому что этой привычки уже давно нет.



Дмитрий Морозов: В любом случае в те времена матчи, допустим «Ижсталь» и «СКА имени Урицкого», при всем уважении к этим командам, естественно, никто не транслировал.



Роберт Воскеричян: Но там были в основном, конечно, ЦСКА…



Дмитрий Морозов: О чем Аркадий и твердит.



Роберт Воскеричян: Но тогда не было понятия «спортивный бизнес», «телевизионный рейтинг». Включаешь кнопку, и все там было.



Дмитрий Морозов: Вы правы. Дозвонился Михаил, москвич.



Слушатель: Известно ли вам, что на этой неделе принято решение Москвой об участии в заявочной кампании по проведению первых Олимпийских юношеских игр?



Роберт Воскеричян: Да, известно.



Слушатель: В таком случае у меня общий вопрос и Аркадию Ратнеру, и Роберту Воскеричяну: как вы к этому относитесь? И Роберту Воскеричяну просьба прокомментировать, с экономической точки зрения, если будет доверено Москве проведение юношеских Олимпийских игр. А к Аркадию Ратнеру вопрос такого характера: как вы полагаете, каким образом должен отличаться репортаж телевизионных спортивных поединков, встреч, соревнований по детско-юношескому спорту от таких же взрослых? И кто должен вести эти репортажи, специалисты какого профиля?



Роберт Воскеричян: Экономической подоплеки здесь никакой нет. Если говорить об окупаемости, то этого не существует фактора.



Дмитрий Морозов: Ну, спортивные объекты уже есть.



Роберт Воскеричян: Да, затрат тоже никаких. Все с Олимпиады 1980 года осталось, кое-что добавлено. А тем более что это не взрослая Олимпиада, там совершенно другой масштаб. Экономического какого-то анализа – предмета я не вижу, все легко можно сделать.



Дмитрий Морозов: Тем более Москва уже принимала юношеские игры.



Роберт Воскеричян: Прямо вот сейчас в июле и даже в августе, хотя еще впереди еще три года, в 2010 году эти игры предстоят.



Дмитрий Морозов: Слово вам, Аркадий.



Аркадий Ратнер: Я думаю, что это полезная вообще вещь, потому что то честолюбие и то самолюбие, которое сейчас превыше всего у руководителей и страны, и города, должно привести к тому, что игры должны быть показаны на высоком уровне. Мне кажется, что Москва, а тем более, что здесь техника должна быть задействована и из других городов, чтобы обеспечить трансляцию со всех объектов, требуется огромное количество мастеров телевизионного показа. А что касается комментаторов, о которых вы спрашивали, как они должны вести, мне кажется, что большой разницы не должно быть. Потому что эти игры являются спортивными, а не учебными. Поэтому, мне кажется, большой разницы нет. Тем более, что, насколько я знаю, возраст ограничен 18 годами, верхний предел. А 18 лет – это в общем, мы многих спортсменов знаем, которые соревнуются со взрослыми.



Дмитрий Морозов: Слушатель прислал анонимное сообщение следующего характера: «Спортивные трансляции должны транслироваться напрямую, а не в повторе. А одобрять поздние трансляции в записи – это не оправдание». Само собой, кто же оправдывает поздние трансляции в записях? Это совершенно логично.


Сергей Митрофанов интересуется: «Почему ваша программа чисто теоретическая, а утренняя зарядка не проводится?» Сергей, а как вы себе представляете это?


Тем временем еще один Сергей из Санкт-Петербурга дозвонился нам.



Слушатель: Роберт, прокомментируйте, пожалуйста, много уже сказано об Олимпиаде в Сочи? Путин и команда сумели впарить Международному олимпийскому комитету город Сочи, не подумав о жизни собственных горожан. Удивило вот что: только поднялся бум по Олимпиаде в Сочи, как одна дивчина, приехавшая из-под Харьковщины, решила, что есть еще один самый достойный город, то есть наш Санкт-Петербург. Неужели у людей до такой степени затуманиваются мозги от власти? Если на минуточку представить, если это будет реализовано, сколько же миллиардов еще потребуется долларов для решения таких задач?



Роберт Воскеричян: Я думаю, что если вы имеете в виду идею Санкт-Петербург-2020, то это вполне безопасно выдвигать подобного рода идеи, потому что, конечно, мы рождены, чтоб сказку сделать былью, но не два раза подряд. Поэтому можно не беспокоиться, никакого бума олимпийского в Питере 2020 не ожидается. А тем, кто привык так планировать, дай Бог научиться планировать хотя бы на год-полтора вперед. А 2020 – это сказка о Хожде Насреддине: или ишак помрет, или хозяин, или еще кто-нибудь, или падишах.



Дмитрий Морозов: Сначала еще сочинскую Олимпиаду провести надо для начала.



Роберт Воскеричян: Тут много, и Москва тоже. Разговоров много, потому что понятное дело, что хочется это сделать. Но кому хочется? Тем, кто будет в заявочной комиссии, потом будет в оргкомитете. Тут Тягачев уже говорит: «Нам надо срочно строить новое здание Олимпийского комитета. Потому что к нам будут приезжать гости, а где мы их будем принимать? На Лужнецкой набережной что ли?» Это порода людей такая чиновничья. Они кружатся вокруг этого пирога бюджетного. Поэтому организуют всевозможные фонды и свидетелей присутствия, отсутствия, чего угодно, лишь бы деньги бюджетные шли. А что касается Сочи, я свою позицию обнародовал, я рад этому, я доволен, я последовательно и до того, как не было ясно, будет Сочи или не будет столицей, говорю одно и то же: что это, по-моему, хорошо. А вот все остальное из области идей завиральных, поэтому комментировать не берусь ни как гражданин, ни как профессор экономики.



Дмитрий Морозов: На связи у нас Артур из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У меня первый вопрос, скорее, к Валерию Винокурову, который, к сожалению, выключился из эфира. Этот вопрос касается прошлой его командировки на чемпионат Европы в Голландии. Дело в том, что Валерий Винокуров тогда говорил, что уровень этого турнира очень высок. Примерно в то же время, когда он об этом рассказывал, я открыл еженедельник «Футбол», там был большой обзор этого турнира журналиста Георгия Алтаржевского, который давно работает в спортивной журналистике. Он написал прямо противоположное в своей статье. Он даже в преамбуле написал, что турнир не оправдал надежд: ни одной сенсации, ни одного нового имени, чемпионат себя изживает. Поскольку я этого турнира не видел, то у меня создалась в голове такая мешанина. На самом деле, что же там было?



Дмитрий Морозов: Быть может, коллега Георгий тоже не видел, как и вы.



Роберт Воскеричян: Может быть, коллега Георгий имел в виду, что его надежд не оправдал. Это другой вопрос. И потом речь то шла о другом. Валерий Винокуров говорил, что он видит, как повысился командный уровень, команды играют.



Дмитрий Морозов: На контрасте с тем, что было 20 лет назад.



Роберт Воскеричян: А коллега Алтаржевский говорит: нет новых звездочек. Это разный подход, липовый подход и подход глубинный. Вот и все. Липовый подход – нужна новая звезда, его раскрутят, потом сдуется через два года, потом опять новая. Винокуров Валерий, видимо, имел в виду несколько иное движение, развитие событий.



Слушатель: Роберт говорил несколько передач назад об Аршавине, в общем, на мой взгляд, совершенно правильно о том, что Аршавин выпросил себе очень большой контракт, Аршавин как футболист деградирует в связи со всеми этими событиями и своим отношением к футболу. Теперь же ситуация как складывается? Аршавин более-менее сыграл два матча на таком относительно приличном уровне, и все стали говорить: «Какой это великий футболист! И вот он заиграл снова, и вот он теперь показывает настоящую игру, и он - лидер». Как вы можете прокомментировать вот это изменение отношения к Аршавину по нескольким играм? И действительно ли он взялся за ум, и действительно он – такой великий футболист, как о нем стали опять говорить?



Аркадий Ратнер: Простите, это, видимо, вопрос чисто экономический. И как профессору экономики задают вопрос: почему на две игры Аршавин стал играть хорошо, а потом стал играть хуже? С точки зрения экономики, это как-то объяснимо?



Роберт Воскеричян: С точки зрения экономики необъяснимо многое другое, связанное с Аршавиным. А что касается того, что я говорил об Аршавине, я сказал, что это средний игрок, я не говорил, что он деградирует. Потому что изначально, когда он очень хорошо играл в прошлом сезоне и когда он провалил начало сезона, я говорил, что это игрок средний по европейским меркам. Его мечты о «Барселоне» - это всего лишь прекраснодушные мечты.



Аркадий Ратнер: Ну, не скромничайте, раз уж слушатели задают вам вопрос, будем вас считать специалистом по Аршавину.



Дмитрий Морозов: Может быть, какая-то есть информация по увеличению контракта?



Роберт Воскеричян: Нет, увеличения контракта не было. А сейчас у него был провал некий, может быть, функциональная яма. Теперь он опять заиграл. А те, кто его хвалят… Ну, журналисты – понятно, особенно есть любительские журналисты, я их могу понять. Они любят команду, ведущего игрока, тут даже язык не повернется осуждать. А что касается тех, кто повысил ему зарплату и так далее. И в общем, как-то надо объяснять, почему игрок получает не столько, сколько по идее должен получать. Они будут говорить: да, это великий игрок. А я как говорил, так и буду говорить, что он средний игрок, и выше потолка своего он никогда не прыгнет. Я не вижу у него потенциала роста. Вот он достиг чего-то, и все.



Дмитрий Морозов: Нам дозвонился Владимир из Москвы.



Слушатель: Я бы хотел вернуться к событиям в Гватемале и затронуть такую тему. Я сразу обозначу свою позицию: я – за Олимпийские игры, за проведение в нашей стране. Но возникает много вопросов, какими способами все-таки Россия добилась этого проведения? Мне все-таки кажется, что это не завоевание никакое, не выигрыш, а на самом деле просто-напросто Россия купила эти Олимпийские игры. В первом туре, если мы обратили внимание, участвовало 95 голосующих, а во втором туре – уже 98. Откуда эти три голоса?



Дмитрий Морозов: Австрия, Германия.



Слушатель: Да, когда Австрия отскочила, участвовали 95 человек, а во втором туре, когда остались только Корея и Россия, было уже 98 голосов. Откуда три голоса?



Дмитрий Морозов: Добавились австрийские голоса и немецкие.



Роберт Воскеричян: Да, потому что какие-то соревнования должны были проходить на территории Германии, и они отпали. Два немецких, по-моему, голоса и один австрийский.



Слушатель: Но все равно, мне кажется, не должно было измениться.



Дмитрий Морозов: Нет, совершенно все логично.



Слушатель: Но мне все-таки кажется, эта Олимпиада куплена. И второй вопрос Аркадию Ратнеру. Несколько лет назад, когда канал «НТВ плюс» объединился с новым образующимся каналом спортивным, они вместе просто-напросто угробили канал «7ТВ». У меня вопрос возникает, в то время, по-моему, даже Аркадий Ратнер работал на канале «НТВ плюс», неужели руководство канала «НТВ плюс» не догадывалось, что следующими в этом списке будут они. И канал спортивный российский не потерпит конкурента. И никогда он не будет делиться со своим конкурентом.



Дмитрий Морозов: Сначала олимпийская тема. На этой неделе вышли еженедельники «Русский newsweek » и «Коммерсант-Власть», причем в этих номерах были заметки, посвященные олимпийской теме, с одинаковыми заголовками «Гватемала не покажется», в другом случае «Гватемало не покажется» - такая игра слов. И по данным этих еженедельников, сумма затрат якобы на покупку голосов составила от 30 до 50 миллионов долларов.



Роберт Воскеричян: Понимаете, это тоже умозрительное заключение. Какая покупка голосов? Если говорить серьезно, надо оперировать фактами. Если говорить честно, надо признать, что этот факт, это явление существует не только в отношении Сочи-2014, но и копните любую другую Олимпиаду – либо мощнейший административный ресурс, либо вот так. Тут двоякая ситуация. Как говорить? Даже не знаешь. То же самое как судьи и договорные матчи. Все знают, что это есть, и никого не поймали. Поэтому я бы не хотел гадать на кофейной гуще, хотя, конечно, ложки нашлись, а осадок остается. Но я также читал в этой публикации о том, как бурно отмечали некоторые члены российской делегации.



Дмитрий Морозов: Совершенно верно. Когда уже Владимир Путин улетел из Гватемалы.



Роберт Воскеричян: Непотребство, по-моему.



Дмитрий Морозов: Даже не хочется, честно говоря, цитировать.



Роберт Воскеричян: Единственное, что приходит фраза из известного анекдота, что наши ребята насчет культуры один на один кого угодно сделают. Вот после прочтения вот этого больше ничего на ум не приходит, потому что, конечно, так себя вести нельзя. И когда люди с низкой культурой, еще опьянение от удачи и от денег происходит…



Дмитрий Морозов: И от алкоголя.



Роберт Воскеричян: От алкоголя – это постоянно, видимо, присутствует. А вот еще от удачи и от денег – то это ничего, кроме отвращения, не вызывает, конечно, такое поведение, хамское просто поведение.



Дмитрий Морозов: Что по поводу «НТВ плюс», Аркадий? Не рой другому яму – сам в нее попадешь? Есть такое?



Аркадий Ратнер: Я думаю, что здесь вопрос задан неправильно. О каком объединении канала «Спорт» и «НТВ плюс» идет речь? Никакого объединения нет. Наоборот, самое жестокое противостояние из-за самолюбия и честолюбия определенных руководителей. Я могу сказать, что по рассказам работников компаний спортивных, очень нетактично, неэтично ведет себя руководитель канала «Спорт» Василий Кикнадзе. Этот канал, как известно, пользуется определенными привилегиями, он в первую очередь покупает все, что только может. Видимо, работники там работают не очень высокого уровня программные, потому что покупают впрок, а потом разместить нужные соревнования они в программе не могут. Но идет разговор о другом. Если бы было объединение канала «НТВ плюс» и канала «Спорт», это было бы прекрасно. Я знаю, что в Германии в давние времена и сейчас есть два главных канала, которые перед началом спортивного года садятся и говорят: этот канал покупает это соревнование, этот – это соревнование. И конечно, как говорил один из предыдущих слушателей, главный принцип – показывать спорт только напрямую. Все эти записи, все эти сокращения, все эти монтажные стыки – все это в уважающих компаниях исключено.


И два слова о «7ТВ». «7ТВ» здесь вообще сбоку припеку, потому что он никакого отношения к союзу и к противостоянию «НТВ плюс» и канала «Спорт» не имеет. «7ТВ» - бедный канал, он постоянно переходил из рук в руки. У него нет никаких запасов денежных, он не может включиться в схватку с этими каналами. Но и «НТВ плюс» сейчас включиться ни во что не может. Посмотрите на программу. Вот я перед отъездом сюда посмотрел программу «НТВ плюс» на будущую неделю, просто приходится краснеть. Действительно, я на «НТВ плюс» работал достаточно долго, если без лишней скромности сказать, вместе с Алексеем Бурковым, Анной Дмитриевой я стоял у истоков этого канала, но сейчас просто смотреть программы мне неловко. А «7ТВ» здесь не при чем, это самостоятельный канал, и он – бедный канал, и он не очень скоро поднимется на уровень хотя бы канала «НТВ плюс».



Дмитрий Морозов: Ясна диспозиция. Давайте послушаем Виктора из Москвы.



Слушатель: Вы часто и справедливо критикуете программирование телеканала «Спорт», а не могли бы вы немножко остановиться на программировании канала «Евроспорт»? Мне кажется, что за последнее время тоже оно не всегда удачно. Например, возьмем, к примеру, теннисные соревнования. Предварительные соревнования показываются в полном объеме, а полуфиналы и финалы уходят далеко за полночь, сопровождаясь очень большими рекламными блоками. Или возьмем волейбол, Мировую лигу. Предварительные соревнования были показаны в очень большом объеме и напрямую, а сейчас начался финальный турнир, пока еще на «Евроспорте» трансляций не было.



Аркадий Ратнер: Как мы можем расписываться за политику программную «Евроспорта»? Мы не знаем, какие у них договоры, какие у них обязательства. Может быть, у них есть долгосрочные договоры. Предположим, сейчас очень распространены трансляции мотоспорта, идут с утра до вечера. Сейчас там вторую неделю идет «Тур де Франс», который ежедневно занимает до 3-4 часов трансляции. Поэтому, естественно, что и у них есть те же проблемы. Конечно, в один канал все вместить невозможно. Но сравнивать «Евроспорт» с каналом «Спорт» российским или с «НТВ плюс» с умелым программированием, с умелым отбором трансляций, с тем, что та же «Тур де Франс» показывается буквально до последней минуты, до того момента, когда выходит победитель на подиум, и ему надевают желтую майку, и он из бутылки шампанского обливает всех стоящих. Конечно, может быть, есть претензии к каналу «Евроспорт», но сравнивать его с российскими каналами, мне кажется, даже просто неудобно.



Дмитрий Морозов: Давайте послушаем Олега из Москвы.



Слушатель: Мой вопрос, скорее всего, к Роберту. Тут уже предполагалось, что Олимпиаду просто купили. Я слышал в связи с этим, что «Газпром» становится каким-то спонсором Олимпийского комитета. И в связи с этим у меня такой вопрос: политические партии, общественные организации в большинстве стран ограничены в возможностях брать деньги, ясно, у кого можно брать и сколько можно брать. А вот у Олимпийского комитета есть какая-нибудь такая хартия? А то ведь представьте, где будут следующие после Сочи Олимпийские игры, если султан Брунея заинтересуется зимними видами спорта.



Роберт Воскеричян: Что касается программы, она существует, называет «Топ», это олимпийская программа, привлекающая наиболее крупные мировые корпорации такого уровня, как «Кока-Кола», например, или «Самсунг», или «Кодак» и так далее. Что касается «Газпрома», то он вошел в переговоры с МОК по поводу вхождения в программу «Топ». Но эти переговоры были прекращены недолго до 4 июля, до голосования с тем, чтобы возобновить их примерно в конце июля. Очевидно, что это было сделано для того, чтобы не усилить те пересуды, которые неизбежно должны были возникнуть и возникли по поводу победы тогда возможной, а сейчас уже реальной Сочи в предолимпийской гонке. Примеров того, как Олимпийский комитет работает с крупными спонсорами, немало. Наиболее яркая история успеха – это «Самсунг», который уже более 20 лет сотрудничает с МОК, еще до сеульской Олимпиады. В общем-то, это помогает и МОКу получить дополнительные деньги олимпийскому движению, а крупным компаниям – еще более если не раскрутить, то по крайней мере сделать очень узнаваемым свой бренд. А что касается какие деньги? Как и везде, деньги должны быть чистые, после уплаты всех налогов. Поэтому только вот единственное ограничение. А взять эти деньги у «Газпрома» или у «Самсунга» - нет никакой разницы.



Дмитрий Морозов: Слово Алексею из Санкт-Петербурга.



Слушатель: У меня вопрос к Аркадию. Я всегда с удовольствием слушаю его комментарии, очень часто его мнение совпадает с моим. Я – большой любитель спорта и пытаюсь, конечно, смотреть впрямую. Но бывает, что турнир Большого шлема показывают по одному каналу один матч, а другой матч – позже, в записи. И я жду, когда будет этот матч, я хотя бы запись его посмотрю. И на канале, по которому идет впрямую, комментатор без зазрения совести сообщает по ходу игры, что происходит на соседнем корте. Мне хочется узнать, это происходит из-за того, что корпоративная заинтересованность канала, чтобы смотрели только его? Ведь комментаторы – это тоже, по-моему, люди, которые любят спорт. Как они допускают такое?



Аркадий Ратнер: Вы знаете, в спорте и в спортивном телевидении, в частности, в спортивном радио, спортивной прессе самое главное, на первом месте стоит информация. Вы хотите потерпеть два часа и посмотреть этот матч в чистом виде, не зная результат, ничего. Но я вас уверяю, и это доказано практикой, что в десятки, в сотни раз больше людей, которые хотят узнать результат в тот же момент, когда событие произошло. Так что этот вопрос неразрешим. Это все равно, что раньше было – яйцо или курица. О нем спорят со времен создания не только телевидения, наверное, еще и радио, и первых газет. Конечно, ну, выключайте звук тогда. Многие слушают без звука, смотрите, все ясно, бегущая строка и графика прекрасная. Не слушайте, ждите два-три часа, чтобы посмотреть в полном объеме тот или иной теннисный или футбольный матч.



Дмитрий Морозов: К нам присоединился Рашид из Москвы.



Слушатель: Я хочу спросить, когда футболист забивает гол, потом бежит, майку снимает, ему арбитр желтую карточку показывает. Правильно?



Дмитрий Морозов: Правильно.



Слушатель: А вот почему, когда в теннис играет Моника Селеш, Шарапова, они так кричат, как будто в роддоме, и судья замечаний не делает. Это же неприятно и сопернику, и зрителям.



Дмитрий Морозов: С недавних времен наказывают футболистов за даже просто задирание, по-моему, майки, не то что там снимать, предположим, майку. А что касается теннисистов и теннисисток, в основном такого рода эмоциональный, физический выплеск энергии практиковали испанские, латиноамериканские теннисисты и теннисистки, которые в основном хорошо выступают на грунтовых, медленных кортах, где затяжные розыгрыши, длительные, где требуется огромная физическая нагрузка. Аркадий, что вы скажете?



Аркадий Ратнер: Я думаю, что, конечно, это не украшает зрелище. И смотришь по телевидению эти огромные охи, вдохи, хотя, как мне кажется, в последнее время шумовые микрофоны начали приглушать. Потому что выкрики Шараповой, в частности, они не так громки, может быть, микрофоны как-то по-другому стоят. А что можно сказать? Наверное, Роберт знает, как с точки зрения экономики.



Дмитрий Морозов: Ну, это шутка. «Почему, кстати, по каналу «Спорт» не показывали Уимблдон», - любопытствует Анатолий из Москвы.



Аркадий Ратнер: Да, это интересный вопрос. У канала «НТВ плюс Спорт» из старых его заслуг, давних его заслуг у него есть две выдающиеся заслуги – он заключил долгосрочный контракт на эксклюзивные права трансляции на Россию Уимблдона и эксклюзивные права на трансляцию легкоатлетических соревнований «Голден Лик». Вот эти два соревнования вы можете увидеть только на канале «НТВ плюс». И вот здесь уже «НТВ плюс» гордо отказывает каналу «Спорт» с тем, чтобы показать какие-то соревнования на том канале. Хотя, может быть, это и приведет к неприятным последствиям, потому что самое главное, что мне кажется, сейчас начинается чемпионат мира по плаванию, чемпионат мира по легкой атлетике, конечно, впереди Олимпийские игры. Если канал «Спорт» вдруг, не дай Бог, встанет в позу и не будет сублицензировать эти соревнования «НТВ плюс», то тогда, конечно, мы будем видеть все Олимпийские игры в отрывках, кусочках и так далее.



Дмитрий Морозов: Повторах бесконечных. Тем более разница во времени.



Аркадий Ратнер: Но я надеюсь, что этого не будет, потому что предыдущие Олимпийские игры и зимние, и летние были на канале «НТВ плюс» показаны просто блестяще.



Дмитрий Морозов: Будем надеяться. «Почему не перевести трансляции на телеканал «Культура»? Рекламы точно не будет», - предлагает Станислав Павлович.


«Березовский вкладывал деньги в бразильский футбол. Какая его вина? Аналогии есть с покупкой Абрамовичем «Челси»?» - интересуется Станислав Павлович.



Роберт Воскеричян: Никакой аналогии, это разные совершенно вещи.



Дмитрий Морозов: «Аркадий, а почему в последнее время пошла мода показывать спорт, соревнования в формате широкоэкранных кинофильмов, что не представляется удобным для просмотра?» - такой вопрос задает Александр из Сызрани.



Аркадий Ратнер: Я не очень хорошо понимаю смысл вопроса.



Роберт Воскеричян: Телевизор просто такой, да и все.



Аркадий Ратнер: Я не знаю, может быть, неполадки в вашем городе. По-моему, в Москве все идет в том же формате, как и было. Я не замечаю. Может быть, я не очень грамотен технически, я никогда техническими вопросами на телевидении не занимался.



Роберт Воскеричян: Нет, по-моему, ничего не изменилось.



Дмитрий Морозов: «В 1998 году были в Москве какие-то юношеские игры. Еще зачем?»



Роберт Воскеричян: А чтобы было.



Дмитрий Морозов: «На фоне истерических радостных воплей по поводу Олимпиады в Сочи практически не замеченным оказался провал российского тенниса в Уимблдоне. Видимо, так и будет все семь лет. Поражения исключаются», - Александр, Москва. Ну, что значит провал? Вы хотите, чтобы Шарапова или еще кто-то постоянно побеждал на турнирах Большого шлема? У мужчин ясно, что шансов не было никаких ни у Сафина, ни у Южного, ни у Давыденко при всем уважении к ним. Да и у женщин, как выясняется, тоже. Видите Жюстин Аннен даже потерпела поражение от Мэрион Бартоли, что там говорить про Кузнецову, Шарапову, уж тем более Мыскину?


«Во вчерашней программе была речь о штрафах за нарушение правил дорожного движения. Как это так по тем временам в громкое транспортное происшествие попал Валерий Харламов?» Аркадий, вы, наверное, помните хорошо.



Аркадий Ратнер: Ну, вы знаете, это трагедия. Кстати говоря, Валерий Харламов, как говорится, что снаряд в одну воронку дважды не попадает, а здесь случилось вот именно так. Года за четыре до этого Харламов попал в аварию, его с трудом поставили на ноги. А ровно через четыре года он попал, и там, по-моему, не было никаких нарушений. Я знаю, что доказано, что Валерий Борисович был абсолютно трезв, и это была действительно просто дорожная авария, была трагедия, с которой до сих мне лично очень трудно смириться.



Дмитрий Морозов: Царствие небесное Валерию Харламову.





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG