Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

250-лет Российской академии художеств. Репин снова соперничает с Поленовым


«Воскрешение дочери Иаира» — дипломная работа И.Е. Репина, 1871 год

«Воскрешение дочери Иаира» — дипломная работа И.Е. Репина, 1871 год

В петербургском Центральном выставочном зале «Манеж» проходит выставка, посвященная 250-летию Российской академии художеств. 250-летие Академии художеств отмечается в двух столицах, только в Московском государственном выставочном зале «Новый Манеж» был представлен большой исторический раздел, а в петербургском ограничились фотолетописью.


Но, на мой взгляд, этот небольшой раздел в аванзале — чуть ли не самый интересный, правда, не там, где зафиксированы бесконечные сегодняшние заседания, выезды и торжества, а в той, где на старых снимках Карла Буллы и неизвестных фотографов академии можно увидеть, например, группу конкурентов на большую и малую золотую медали 1871 года, среди которых Репин и Поленов, или живописную мастерскую профессора Маковского 1913 год — обнаженная натурщица, художники в сюртуках и твердых воротничках, или благотворительный бал художников того же 1913 года — пышные дамы в маскарадных костюмах, последние мгновения старого мира, или столовую академии зимой 1942-го — изможденные фигуры в пальто и ушанках вокруг пустых тарелок и стаканов с кипятком. Но все же главное на выставке — не история.


Говорит старший научный сотрудник «Манежа» Софья Бородина: «Живописный раздел представляют произведения Зураба Церетели, Мыльникова, Жиринского, братьев Ткачевых, Максимова, Еремеева, Нестеровой, Быстрова с Салаховой. Представлены ныне живущие художники. Дополнительно представлен художник Голицын, недавно ушедший из жизни».


По правде говоря, идея составить экспозицию в виде творческого отчета действительных членов и членов-корреспондентов Академии художеств мне показалась странной. А огромные залы «Манежа» со скульптурой обнявшего виолончель Ростроповича в исполнении Церетели и с его же картинами, возглавляющими шеренгу произведений Шилова, Глазунова и других академиков, показались пустыми. Считанные разы екнуло сердце, когда глаза встретились с чем-то интересным, сильнее всего, пожалуй, у картин Наталии Кирилловой, например, «Семья». Дело не в сюжете, старом, как мир, — мать, отец, дети, пейзаж, а в том, что сразу возникает ощущение мира, который снова встал с головы на ноги, который снова творится, как и полагается, Богом и его помощником — художником. А юбилеи — ну, что ж, еще одна бряцающая дата, хотя жаль, мне кажется, если бы смотреть не на звания и регалии, а на холсты, то выставка могла бы быть замечательная. Даст бог, когда-нибудь будет.


XS
SM
MD
LG