Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Успехи «мазутной дипломатии» в Северной Корее: хэппи-энда ждать рановато


Йонбен, вид из космоса: международным инспекторам предстоит удостоверить замораживание всех пяти объектов ядерного комплекса

Йонбен, вид из космоса: международным инспекторам предстоит удостоверить замораживание всех пяти объектов ядерного комплекса



Эксперты МАГАТЭ подтвердили, что Северная Корея действительно остановила работу ядерного реактора в Йонбене. Это считается первым реальным шагом на пути к прекращению производства ядерного оружия в Северной Корее. Хотя этот путь, как предупреждает глава МАГАТЭ, может быть долгим. На это решение с удовлетворением среагировали в Соединенных Штатах.

Теперь международным инспекторам предстоит удостоверить замораживание работ на всех пяти сооружениях ядерного комплекса, которые Пхеньян, в соответствии с февральской договорённостью, обещал заморозить в обмен на поставки 50 тысяч тонн топливного мазута. МАГАТЭ и США ожидают от северокорейских властей предоставления полного списка ядерных объектов. Представитель США на шестисторонних переговорах замгоссекретаря Кристофер Хилл предостерег от излишнего энтузиазма, заявив, что, как он ожидает, переговоры с Северной Кореей будут долгими и трудными.


В США считают, что Северная Корея приобрела оборудование для обогащения урана у Пакистана. Неизвестно, сколько центрифуг удалось северокорейцам создать и спрятать в подземных тоннелях. Пхеньян отрицает сам факт таких действий. Иными словами, урановая часть военной ядерной программы режима Ким Чен Ира на международных переговорах даже не обсуждается.


По-разному трактуют стороны и замораживание реактора, который является ключевым звеном плутониевой программы КНДР. Северная Кореи считает, что замораживание – это фактически временная приостановка его работы, каких и раньше было достаточно. В американском понимании это ближе к полному закрытию этого объекта, что бы сделало невозможным новую загрузку реактора топливом в будущем.


Другая сложность состоит в том, что Пхеньян требует от США в предварительном порядке исключить КНДР из списка государств, поддерживающих терроризм и отменить экономические санкции, существующие со времен Корейской войны. Но важнейший азиатский союзник Соединенных Штатов Япония требует, чтобы до отмены санкций Северная Корея отпустила похищенных ею японских граждан. Пхеньян придерживается политики: «вы – нам, мы – вам», то есть на каждую отдельную уступку со стороны США Северная Корея отвечает уступкой со своей стороны.


Точно такой же путь избрали в отношении Пхеньяна Вашингтон и его союзники. Поэтому остановка ядерного реактора произошла одновременно с прибытием в Северную Корею первой партии топливного мазута (6200 тонн) из Южной Кореи. Затем было отправлено еще 7,5 тысяч тонн топлива. Такой подход считается в Вашингтоне наиболее реалистичным, поскольку ясно, что Ким Чен Ир не откажется от своего ядерного козыря до тех пор, пока у него не будет стопроцентной уверенности в выживании его режима. Но именно это вызывает критику в адрес Вашингтона и Токио, которые, по мнению недовольных, уступками Ким Чен Иру укрепляют его тоталитарный режим, оставляя народ Северной Кореи в изоляции и в нищете. Тем не менее, сам факт остановки ядерного реактора в Вашингтоне расценивают как важную победу американской дипломатии.


Как отмечают американские эксперты, в конечном итоге стороны стремятся к установлению мира на Корейском полуострове, к заключению двустороннего мирного соглашения между Вашингтоном и Пхеньяном с гарантиями ненападения, к выводу 30-тысячной армии США из Южной Кореи и к началу переговоров о воссоединении обоих корейских государств. Но все это – при идеальном развитии событий.


Российский МИД также приветствовал шаг Кореи по остановке ядерного реактора. В МИД России считают, что процесс нормализации отношений между Северной Кореей и мировым сообществом идет достаточно гладко.


Неслыханная готовность к сотрудничеству со стороны Пхеньяна, из которого, по крайней мере, семь лет не доносилось ничего подобного, приятно удивила ООН, МАГАТЭ и пять стран, все это время уговаривавших Северную Корею отказаться от своих ядерной и ракетной программ. Теперь северокорейцы остановили свой реактор в Йонбене и станут сотрудничать с МАГАТЭ, а мировое сообщество будет расплачиваться за это – пока – мазутом. О конкретных цифрах и шагах «мазутной дипломатии» говорит руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока Российской Академии наук Александр Жебин: «Речь идет о том, что непосредственно за остановку реактора и допуск инспекторов КНДР получает 50 тысяч тонн жидкого топлива. Затем на следующем этапе, когда КНДР предоставляет МАГАТЭ и другим участникам переговоров, очевидно, список всех своих ядерных программ и объектов, то тогда уже начинаются поставки 950 тысяч тонн жидкого топлива или эквивалентного количества другой помощи».


Как говорят специалисты, дело все же не в мазуте, а в том, что Северная Корея добилась прямых переговоров о гарантиях безопасности с Соединенными Штатами. Ведь именно Вашингтон объявил режим Ким Чен Ира одной из частей оси зла, что, как полагают многие эксперты, заставило любимого руководителя корейского народа изрядно понервничать. Так или иначе, считает заместитель директора Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, США в конце концов решили, что с Пхеньяном, заявляющим о наличии у него ядерного оружия, нужно поговорить: «Американцы проявили гибкость, которая раньше была им несвойственна, и пошли на тот формат переговоров, который северокорейцев устраивал, речь идет о двусторонних переговорах. И северокорейцы использовали и, наверное, еще будут продолжать использовать, потому что сказка будет сказываться долго, ядерную проблему для того, чтобы выбивать из Соединенных Штатов различные гарантии и уступки».


По мнению Александра Жебина, отнюдь не только возможность того, что у Северной Кореи все-таки есть атомная бомба, заставила Вашингтон согласиться на двусторонний формат переговоров: «Тут много причин – и ноябрьское поражение на выборах в конгресс, и тупик в Ираке. Бушу тоже отчаянно нужна какая-то… хоть маленький дипломатический успех. Воевать еще в Кореи, при нынешней ситуации в Ираке и в Афганистане, это для него сейчас непозволительно. Значит, можно было попробовать какой-то успех дипломатический, мирными методами».


Роль России, по которой Ким Чен Ир проезжал на поезде, как большой гость, была не слишком громкой, но технически довольно важной: Москва с помощью своего Центрального банка выступила посредником в возвращении Северной Корее 25 миллионов долларов, замороженных до последнего времени в банке Delta Asia . Кроме того, Россия, пожалуй, одна из очень немногих стран, которая знает, как ремонтировать то оборудование, на котором работает северокорейская социалистическая экономика. Кстати, как полагает Александр Жебин, именно большие проблемы в материальной базе этой экономики заставили Пхеньян пойти на уступки МАГАТЭ: «Основные фонды промышленности, транспорта, энергетики крайне изношены и ситуацию эту без существенной иностранной помощи, содействия, собственными силами, как становится ясно, не выправить. И вот эта экономическая ситуация конечно вынуждает КНДР идти тоже на компромисс».


Впрочем, так уже было: в середине 90-х годов администрация Билла Клинтона довольно успешно развивала диалог с Северной Кореей, но кончилось все это ракетами и испытаниями, похожими на ядерные. Теперь, считает Дмитрий Тренин, хэппи-энда тоже ждать рановато: «Мы же не знаем, что происходит в этом черном ящике. Там идет, очевидно, какая-то борьба вокруг трона, и здесь тоже возможны самые разные шатания и самые разные шаги, в том числе и вразрез с той линией, которая сегодня вырисовывается, как главная. Возможны и даже вероятны откаты и даже новые кризисы».


Но даже если не думать об интригах у партийного трона в Пхеньяне, стоит вспомнить, что и сам Ким Чен Ир любит неожиданности – например, взять назад данное другому лидеру слово или объявить серьезное политическое решение шуткой.


XS
SM
MD
LG