Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способна ли Россия нанести финансово-торговый удар по Великобритании


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Александр Гостев.



Кирилл Кобрин : Среди разнообразных последних высказываний российских дипломатов, чиновников и политологов в связи с резким похолоданием между Москвой и Лондоном из-за дела Александра Литвиненко, можно выделить мнение председателя Комитета Госдумы России по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками Андрея Кокошина. Он заявил в интервью журналистам, что ответ России на действия Великобритании, высылающей четырех дипломатов из российского посольства в Лондоне, будет наверняка жестким и не обязательно, как он выразился, «всего лишь симметричным». Андрей Кокошин пояснил, что у России есть много рычагов экономического давления на Соединенное Королевство, и что Лондон зависит в этой области от Москвы гораздо сильнее, чем принято считать.


Действительно ли Россия способна нанести финансово-торговый удар по Великобритании, и на каком уровне сейчас находятся экономические связи двух государств? Об этом мой коллега Александр Гостев побеседовал с обозревателем Радио Свобода Сергеем Сенинским.



Александр Гостев : Как в целом можно оценить объем нынешних британо-российских экономических связей и объем инвестиций?



Сергей Сенинский : Британская пресса отмечает, что нынешнее обострение на дипломатическом или политическом фронте в отношениях между Россией и Британией возникло на фоне экономических связей, которые сильные как никогда в последние годы. Например, Британия стала уже пятым внешнеэкономическим партнером России, и объем взаимной торговли нарастает, по данным британских же источников, примерно на 20 процентов в год.


С другой стороны, в том, что касается инвестиций, Британия уже стала по итогам 2006 года крупнейшим зарубежным инвестором в России. Общий объем инвестиций британских компаний в экономику России в 2006 году оценивается примерно в 5,5 миллиардов долларов. Для сравнения - общий объем инвестиций британских компаний за пределами Великобритании оценивается в прошлом году, по данным Организации экономического сотрудничества и развития, примерно в 80 миллиардов, то есть примерно 1/16 часть.



Александр Гостев : Если стороны в конфликте дойдут до неких экономических санкций в отношении друг друга, то какими они могут быть со стороны России? Будут ли они связаны, например, с поставками энергоносителей, с ограничением этих поставок или с ограничениями британских инвестиций в России?



Сергей Сенинский : С ограничениями поставок энергоносителей вряд ли что-либо может быть связано по одной простой причине. Британия сама по себе является четверым в мире производ и телем газа. Она добывает его на шельфе Северного моря. Что касается поставок газа из России, то Великобритания, в отличие от многих стран континентальной Европы, использует его очень мало. В общем объеме потребления газа в Великобританию доля поставок из России составляет около 1 процента примерно, то есть это не тот рычаг, о котором можно всерьез говорить.


Поэтому, скорее всего, если, действительно, конфликт дойдет до той стадии, когда будут приниматься некие меры Россией, предположим, экономического плана, то, скорее всего, они могут быть как-то связаны с ограничениями или, может быть, запретом определенных инвестиций британских компаний в Россию. Две наиболее громкие истории в этом плане произошли, правда, еще до всплеска нынешнего обостр е ния. Я имею в виду прошлогоднее решение британо-голландской нефтегазовой компании "Ройал Дач Шелл" о выходе из проекта "Сахалин-2", в разработку которого она уже вложила к тому моменту большие деньги. Акции были проданы российскому "Газпрому". И буквально недавно, месяц назад, российский же "Газпром" перекупил участие в совместной компании британо-российской ТНК-ВР разработки Ковыктинского месторождения, очень крупного газового в Иркутской области. Опять же теперь этот проект фактически контролируется "Газпромом".


Так что, скорее всего, если, действительно, стороны дойдут в конфликте до принятия каких-то мер, наверное, можно будет речь вести о том, что будут какие-то ограничения по конкретным проектам. В каких-то конкурсах или в каких-то аукционах будут принимать участие британские компании и, может быть, даже их предложения будут весьма заманчивыми, но, тем не менее, победителями будут оказываться компании из других стран.



Александр Гостев : Если одна сторона, Россия, о чем мы только что говорили, пойдет на некие экономические санкции, другая сторона, Великобритания, естественно, предпримет ответные действия в этой же области, области экономических санкций, что может сделать Соединенное Королевство?



Сергей Сенинский : Первое, о чем здесь можно говорить, наверное, история связана с тем же "Газпромом". Руководители "Газпрома" не раз уже заявляли о том, что они стремятся расширить присутствие компании на рынке газа Великобритании. Даже такие планы представлялись о том, чтобы к 2015, к 2020 или к 2025 году примерно доля "Газпрома" на рынке газа Великобритании достигла 15, 20, а, может быть, и более процентов. Вот здесь как раз и есть поле для ответа. Если вдруг Россия пойдет на определенные ограничения британских инвестиций, или на какие-то ограничения деятельности британских компаний на территории России, то ответ Великобритании может быть в этом смысле совершенно с и м ме тричным. "Газпрому" придется расстаться с планами расширения своего присутствия на рынке Великобритании, по крайней мере, в обозримом будущем.


Более того, Великобритания явля е тся членом Европейского Союза. И Европейский Союз, особенно в последние годы, все чаще его руководители заявляют и все больше мер принимается в направлении того, чтобы у всех стран Европейского Союза была единая энергетическая политика. И если Великобритания пойдет на какие-то ограничения в отношении российских компаний, вполне вероятно, что эти же ограничения будут поддержаны и другими странами Европейского Союза. Буквально на прошлой неделе в Брюсселе был одобрен пока еще предварительный доклад одной из рабочих групп Европейской комиссии, главный вывод которой сводился примерно к следующему. На энергетическом рынке Европы Европейский Союз должен иметь возможность блокировать сделки зарубежных компаний из тех стран, которые в свою очередь предпринимают какие-то шаги, ограничивающие деятельность европейских компаний на своем рынке. Это вот тот самый классический пример, когда Россия, если она пойдет на ограничения присутствия европейских компаний, может получить абсолютно тот же самый ответ, и вряд ли тогда сможет тот же самый "Газпром" перекупать какие-то компании на розничном рынке того же самого газа не только в Великобритании, но и вполне возможно в странах континентальной Европы.



XS
SM
MD
LG