Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Уроки экстремального вождения


Вероника Боде : Программа у нас сегодня необычная. Наши гости проведут для вас тренинг по экстремальному вождению прямо в эфире. А в гостях у нас сегодня - Михаил Горбачев, журналист, автор книг по безопасности вождения, мастер спорта, чемпион СССР по кольцевым автогонкам, тренер и инструктор по вождению, - а также Владислав Барковский, мастер спорта международного класса по автогонкам в классе «Формула», двукратный чемпион СССР, серебряный призер Кубка мира, профессиональный каскадер, актер (на счету Владислава более 300 российских и зарубежных фильмов) и комментатор автогонок.


Прежде, чем мы перейдем к конкретным вещам, хотелось бы поговорить о том, зачем вообще обычному водителю нужны навыки экстремального вождения?



Михаил Горбачев : Я сразу хочу внести ясность, что вождение не всегда должно быть экстремальным. У нас условия вождения экстремальные в России. Для того чтобы в этих экстремальных ситуациях выходить сухим из воды, то есть без всяких повреждений автомобиля и, не дай Бог, человека, водителя, пассажиров, - нужно, конечно, обладать приемами, которые позволяют в этих экстремальных условиях водить автомобиль безопасно.


Существует такое ошибочное мнение, что гонщики - это такие ребята сорви-голова, у которых нет ни страха никакого, ни чувства самосохранения. Все у них атрофировано. И вот они гонят, пока есть возможность, а потом, если слишком быстро они это все делают, то попадают в какие-то аварии, разбиваются, переворачиваются и так далее. На самом деле все не так. Автогонщик отличается от обычного водителя по двум важнейшим параметрам. Во-первых, он всегда знает, какое у него сцепление шины с дорогой, - в любых условиях. Без этого нельзя водить автомобиль. И второе – он знает, как относиться к окружающей среде, то есть он работает на опережение. Он просчитывает все возможные варианты. Смотрит не на бампер впереди идущего автомобиля, а через три машины, через четыре, то есть видит обстановку в целом, очень хорошо развито у него боковое зрение и так далее, и так далее.



Вероника Боде : Владислав, существует мнение, что экстремальное, спортивное вождение наиболее безопасно. Вы согласны с этим?



Владислав Барковский : Я, конечно, согласен. То, о чем говорил Михаил, простая езда по городу нашему, по такому мегаполису, как Москва, где огромное количество машин, - оно уже экстремально. Но любое движение – это хаос, это опасность, даже бег на лыжах с горы и так далее. Все это, конечно, требует огромного внимания. Эта тема очень обширная, о ней можно беспрерывно 176 часов говорить, и все будет правильно. Водитель начинает движение, прежде всего, с посадки в автомобиль. Для того чтобы водить безопасно, надо быть адекватным человеком, в хорошем состоянии, чтобы ты мог реагировать на миллионы факторов, с которыми нам приходится сталкиваться. Мы даже не замечаем, какая нагрузка идет на внимание, человек реагирует на всякие тени, на движение. Поэтому все начинается с посадки. Автомобиль – это роскошная игрушка, которая является, к сожалению, повышенным источником опасности.



Вероника Боде : Мы сейчас об этом поговорим. Михаил, у меня в руках ваша новая книга. Она называется «Экстремальный автотренинг». В ней описаны упражнения, выполнение которых, по свидетельству автора (то есть вашему), может заменить обычному водителю школу повышения водительского мастерства, а начинающему гонщику – гоночную школу. Не слишком ли сильно сказано? Наверное, все-таки занятия с тренером никакая книга не заменит?



Михаил Горбачев : Я объясню, почему я придерживаюсь такого мнения. Дело в том, что устоялось такое мнение у водителей, что он пойдет в школу повышения водительского мастерства, и его там всему научат. Он заплатит деньги, возьмет несколько уроков, и оттуда он выйдет совсем другим человеком, совсем другим водителем. Это совершенно не так. Совершенствоваться нужно каждый день. Каждая поездка на автомобиле должна быть, как своеобразная тренировка. Чтобы водители могли делать это правильно, я и написал эту книгу.


Приведу простейший пример. Вот элементарное упражнение. Вы едете по загородному шоссе. Висит знак 40 - попробуйте ехать точно 40 по спидометру, чтобы стрелка не отклонялась ни на миллиметр. Знак 60 – попробуйте ехать 60. У вас ничего не получится. Это сложно. Это связано с чувством автомобиля. Потому что нажимать на газ нужно немножко раньше, чем вам кажется, когда дорога пошла в горку. У вас сразу скорость упадет. С горки – вы слишком поздно отпустите газ, и вы скорость эту превысите. Попробуйте так ехать. И вот таких упражнений у меня приводится очень много. (Всего в книге 120 упражнений.) Или, например, попробуйте ни разу не заехать за целый день на сплошную полосу колесом, а ведите свой автомобиль точно по середине ряда. Это все вырабатывает чувство автомобиля. Попробуйте ехать, чтобы автомобиль не «клевал носом» при торможении, не раскачивался, чтобы был баланс автомобиля. Это все не забава. Это все приведет к тому, что у вас сформируется чувство автомобиля. Вы будете автомобиль чувствовать лучше, чем другой водитель, который ничем этим не занимался.



Вероника Боде : Владислав, а вы бы какое самое простое упражнение рекомендовали автолюбителям?



Владислав Барковский : Такое волшебное упражнение. (Его фактически нет.) Чтобы нормально ездить (например, для гонщика). Это анализ всех своих действий. Ведь гонщики - это не те ребята, которые на поворотах заворачивают пиджаки - такие лихие, - а это люди высокой дисциплины, хорошо знающие движение автомобиля, физику его. Конечно, то, о чем вы говорили, - тренер, - играет большую роль для начинающих гонщиков: он тактику складывает, когда многоэтапные соревнования. Гонщик ведь – как маленькая фабричка, которая пусть и выпускает сандалии, но - ты выехал, показал контрольное время, но ты должен привести эту продукцию. Тебе хочется быть первым, но место-то одно первое. Поэтому все надо анализировать, на все надо реагировать. Вот это тактика, чтобы ты доезжал.


А что касается движения… Чтобы ты его все время совершенствовал, надо найти ту грань, где сцепление с дорогой уже кончается, и также реагировать на разные факторы. Есть повороты закрытые, и человека чувство страха останавливает. Оно должно останавливать и простого водителя в простой езде. Ведь сейчас и медведь ездит на арене на мотоцикле, правда, он останавливаться не умеет. Его за кулисами отлавливают под аплодисменты. Но водитель понимает, что автомобиль имеет вес, имеет скорость. Что сейчас больше всего тревожно на наших дорогах: люди понакупили хороших автомобилей. Прогресс. Машина разгоняется: за 6 секунд - уже 100 км/час. Не чувствуешь скорости. И он еще не понимает, на чем он едет. Поэтому нужны вот эти все навыки, о которых Михаил в своих книгах пишет, которые полезны также и для профессионалов. Очень полезно все это вспомнить, проиграть снова. Это нужно знать и помнить. Все время нужно анализировать свои действия.



Вероника Боде : Давайте теперь перейдем к конкретным вещам. Владислав, вы говорили о том, насколько важна посадка в автомобиле. Пожалуйста, подробнее об этом. Какая она должна быть?



Владислав Барковский : Элементарно, чтобы было удобно. Как обувь ты покупаешь – меряешь ботинок: красивый, вставил ногу и сказал – это мой ботинок. Вот так же любой автомобиль ты должен приспособить под себя.



Вероника Боде : А вот мне, например, удобно сидеть близко к рулю. А все говорят, что это неправильно.



Владислав Барковский : Это, действительно, немножко неправильно. Есть простое правило, кстати, оно хорошо описано у меня в одной из первых книг, где посадка такая – правая рука на верхней части руля должна быть прямой, а если держишь руль двумя руками, то они должны быть чуть согнуты. Потому что если ты далеко сидишь от руля, ты как бы на поворотах ничего не можешь сделать. Ты виснешь за ним и так далее. Посадка должна быть четко зафиксированной. Сиденье должно быть такое, чтобы ноги хорошо на педали ложились, чтобы все было удобно, чтобы ты мог дотянуться до любой кнопки – включить кондиционер или приемник, не отрывая глаз от дороги. Все начинается с этого – чтобы комфортно тебе было, тогда и ездить будет комфортно.



Вероника Боде : Михаил, у вас там еще было хорошее упражнение, как правильно вращать руль.



Михаил Горбачев : Насчет посадки. К сожалению, у нас посадка была очень долгие годы неправильная у всех водителей. Очень близко сидели к рулю, практически касались грудной клеткой рулевого колеса. Например, на ЗИМе по-другому сидеть было нельзя, потому что там спинка не регулируется. Я всегда удивлялся: танкистов, что, ли брали в водители?



Вероника Боде : В самом деле, еще ведь от машины многое зависит.



Михаил Горбачев : Да, от машины многое зависит. Я даже, помню, в Германии смотрел: если водитель близко к рулю сидит, - значит, из ГДР, если подальше – значит, это западный немец. Его получше научили. Потом гонщики «Формулы-1» постепенно стали отодвигаться, отодвигаться от руля, и отодвинулись настолько, что сидели уже полулежа, и еле-еле вытянутыми руками руля касались. С большим опозданием это стало модой. И сейчас такая мода, к сожалению, существует. Но дело в том, что когда гонщик «Формулы-1» лежит, у него и на педали ноги нормально лежат, а в обычных машинах я очень часто, к сожалению, вижу, что спинку сидения откидывают очень далеко, руки распрямлены, но ноги очень сильно согнуты. Потому что человек очень близко к рулю сидит, на самом деле, он просто спинку откинул. И вот сильно согнутые ноги очень затрудняют действия с педалями. А оптимальную посадку придумали раллисты не так давно – спинка должна абсолютно вертикально стоять. Если из темечка опустить линию строго вертикально, то она должна как раз проходить через позвоночник. В таком положении лучше работает вестибулярный аппарат. Оказалось, что когда человек лежит, у него плохо с этим делом, а когда сидит вертикально, то намного лучше.


Последняя тенденция у гонщиков – это согнутые руки и довольно близкая посадка к рулю. Но это немножко все утрировано. Любая посадка гонщика немножко утрирована, по сравнению с обычной ездой. Как абсолютно правильно сказал Влад, должно быть удобно. Не надо так сильно утрировать.


Основная ошибка - что руль держат не двумя руками. Руль надо всегда держать двумя руками, тем более на современных машинах. Это все оправданно сейчас становится, потому что на современных машинах короткое рулевое управление. Можно 90-градусный поворот делать, не перехватывая руль. Если вы его нормально держите, по циферблату часов 14:45 (это классическое положение), то вы можете повороты проходить, вообще не снимая рук с руля. Есть абсолютная истина (ее знает любой автогонщик), что если одной рукой вы держите руль и в этот момент что-то случается на дороге или лопается колесо у вашей машины, то вы никогда в жизни не успеете среагировать так, как если бы у вас обе руки были на руле. Там идет счет на доли секунды.



Владислав Барковский : Абсолютно верные слова!



Вероника Боде : Михаил, хотелось бы услышать коротко о вещах, необходимых для всех, в частности, для начинающих водителей, - так сказать, азы.



Михаил Горбачев : Например, такой момент, как дистанция. Очень многие жалуются, особенно женщины. Недавно был такой случай. Женщина жаловалась: вот я еду, а мне все время грузовик загораживает дорогу. Я не вижу, куда ехать. Причина очень простая – несоблюдение дистанции.



Вероника Боде : Какова оптимальная дистанция?



Михаил Горбачев : Оптимальная дистанция… Есть элементарная формула, по которой это определяется, - половина скорости. Если вы едете со скоростью 60 километров в час, то до автомобиля, впереди идущего, должно быть 30 метров . Казалось бы, это очень много. В городе можно дистанцию сократить приблизительно на коэффициент 0,3. Это, значит, будет 20-25. Но на загородном шоссе это должна быть половина скорости. Я могу любому водителю, который сомневается, сказать, что отвечаю за свои слова полностью. В «час пик» по Москве проехать – у меня перед моим автомобилем будет 30 метров свободного пространства. Это абсолютно безопасно. Я не ограничиваю себе ни маневр, ни время принятия решения и так далее. Нужно соблюдать дистанцию обязательно. К сожалению, дистанцию у нас не соблюдают. А вот в Германии с этим борются настолько, что даже на автобанах стоят специальные камеры. Они фиксируют автомобили, которые не соблюдают дистанцию на большой скорости, и водители платят штраф.



Владислав Барковский : Мне бы хотелось добавить. Конечно, соблюдение дистанции. Но если взять езду в нашем мегаполисе, в Москве, где постоянные пробки, в которых мы очень страдаем, то дистанцию, можно сказать, соблюдать просто невозможно. Потому что в потоке ты стоишь буквально в метре за чужим бампером. Но и в этих ситуациях можно кое-что делать, чтобы ездить безопасно. Мы часто видим, как все царапаются. Смотришь, машины почти не едут, но обязательно 2-3 столкнулись. Чего они там? Как они ухитряются? Это невнимание. Есть такой совет – немножко держать нервы в порядке, то есть надо адаптироваться. Раз уж мы не можем без этого своего славного города, без этих пробок, значит, не надо маневрировать. Если ты едешь прямо, ты занял свой ряд (опытный ты или неопытный) и не реагируй.


Плохо, когда затемненные стекла, и за ними ничего видно. Но обычно видно, когда впереди машина двигается. Надо чуть-чуть смещаться в сторону в своем ряду, и ты видишь ситуацию. Ага, там уже трогаются машины, сейчас и я буду трогаться. Внимание должно быть постоянным. Простой совет – не маневрировать. А то увидел дырку и полез туда – раз! – царапнул какой-нибудь дорогой «Мерседес» или еще чего-нибудь. Не маневрировать, а уметь адаптироваться и спокойно вести себя в этих пробках. Что же делать? Рассчитывайте время.



Вероника Боде : Но ведь внимание тоже можно тренировать, Михаил, не так ли?



Михаил Горбачев : Конечно, очень много упражнений для тренировки внимания. Но я бы хотел сказать о более важном упражнении, которое тоже можно при любой поездке каждый день выполнять. Водитель едет, и он должен все время (так летчиков учили раньше) искать место для вынужденной посадки, то есть смотреть, что происходит на дороге, и что он будет делать, если выедет машина, выбежит пешеход и так далее. Нужно все время проигрывать аварийные ситуации у себя в голове.



Вероника Боде : Сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей. Его подготовил мой коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Российский автопром теряет позиции на внутреннем рынке. По итогам первого полугодия продажи отечественных автомобилей упали на 23 процента. Зато продажи иностранных марок растут с невероятной скоростью. По мнению аналитиков, российский рынок может стать крупнейшим в Европе, а шанс выжить у российского автопрома есть лишь в одном случае, если он будет развивать совместное производство иномарок, полагает газета «Взгляд».


Санкт-Петербург вышел на второе место в России по количеству автомобилей на тысячу жителей. На первом месте, как и раньше, Москва. А вот Екатеринбург покинул тройку самых «автомобилизированных» городов и переместился на 4 место, уступив также Новосибирску. По данным мэрии Екатеринбурга, в конце прошлого года город по количеству автомобилей был сразу после Москвы, тогда на тысячу екатеринбуржцев приходилось 239 машин. Автопарк Екатеринбурга насчитывал 365 тысяч машин.


Группа "АвтоВАЗ" намерена сделать автомобиль марки Lada официальным для XXII Зимних Олимпийских игр в Сочи. Об этом заявил президент "АвтоВАЗа» Владимир Артяков. По его словам, автомобилем Олимпийских игр станет модель, созданная на основе новой серии вазовских машин, которая будет разработана к 2014 году. В борьбу за право стать поставщиком авто для Олимпиады в Сочи планирует вступить также группа «Русские машины».


Ford собирается начать производство новой модификации Mondeo на заводе во Всеволжске в Ленинградской области. Объем производства составит 25 тысяч автомобилей в год. Mondeo – новая модель американской компании, при разработке которой особое внимание было уделено аэродинамике, безопасности и экономичности. На Всеволжском заводе начнут выпускать автомобиль в модификации седан, хэтчбек и универсал с девятью разновидностями бензиновых и дизельных двигателей.


Представители компании Nissan заявили, что не собираются форсировать работу по созданию гибридных автомобилей, поскольку пока не верят в экономическую эффективность этого проекта. Вместо разработок гибридных силовых установок Nissan собирается заняться проектированием экономичных бензиновых и дизельных двигателей, которые по расходованию топлива не будут отличаться от гибридных. Через несколько лет инженеры Nissan обещают сделать автомобиля, который будет потреблять 3-4 литра горючего на 100 километров пути.


Японская корпорация Honda уже начинает оснащать свои автомобили V-образным шестицилиндровым дизелем объемом 3,5 литра, который на 30 процентов экономичнее и экологичнее, чем его бензиновый аналог. Примечательно, что в работе над экологичностью двигателей концерн выбрал развитие дизельных, а не гибридных технологий. Экономичные дизели получат минивэн Odyssey, а также ряд кроссоверов и внедорожников Honda , поставляемых на североамериканский рынок.


Peugeot собирается выпустить кроссовер на базе хэтчбэка 308, который появится в продаже осенью. Конструкторы предложили достаточно большой выбор модификаций: трех- и пяти дверные модели в пяти- и семиместном кузове, комплектации кабриолет и универсал, передне - и полноприводные автомобили. Peugeot 308 будет укомплектован четырехцилиндровым турбодизелем объемом 2,2 литра, мощность которого составит 170 лошадиных сил. Двигатель был создан совместно с компанией BMW. Спортивная версия Peugeot 308 получит мотор мощностью 210 лошадиных сил.


Представители одной из американских компаний создали устройство, которое контролирует давление в шинах и при необходимости подкачивает колеса, передает британское издание AutoExpress. Причем новое устройство поможет даже в том случае, если шина получила прокол, так как система может поддерживать нужное давление. Устройство пока проходит испытания, но разработчики уверяют, что скоро запустят его в серийное производство.



Вероника Боде: У нас есть вопрос с пейджера. "Является ли правый руль нарушением комфортности движения?" - спрашивает Олег. Кто ответит? Владислав?



Владислав Барковский: Есть правый и левый руль, но мы привыкли к левому рулю. И, конечно, когда попадаешь на праворульную машину, начинают все говорить, что это неудобно. Привыкнуть можно ко всем - и вниз головой можно рулить. Если человек все время ездил с левым рулем, конечно, ему перестроиться и адаптироваться немножко сложновато. Я помню, когда мне впервые пришлось гнать машину (я актеру Олегу Янковскому гнал с Одессы "Тойоту" с правым рулем), я первый раз сел, но я быстренько как-то адаптировался. Ехал довольно быстро. Единственное было сначала неудобство ночью. Когда я обходил грузовики, дождик был, я немножко брал левыми колесами обочину. А так сейчас современные машины... Конечно, при таком движении, которое у нас существует, ты как бы должен чувствовать все заранее, если ты сидишь за правым рулем. Надо очень аккуратно понимать все, что с тобой происходит, не подъезжать вплотную.



Михаил Горбачев: Я считаю, что правый руль - это создание дополнительных сложностей на ровном месте. Но если совсем необходимо, тогда нужно делать так, как Влад советует. А так - это создать себе сложности, которых можно избежать, я считаю.



Владислав Барковский: В принципе, да.



Вероника Боде: Михаил, вы в своей книге описываете, например, как правильно проходить повороты с учетом навыков спортивного, экстремального вождения.



Михаил Горбачев: Я вообще считаю, и все гонщики так считают, и Владислав на 100 процентов согласен с этим, что самое интересное в вождении автомобиля - это прохождение поворотов. К сожалению, подавляющее большинство наших водителей не умеет повороты проходить правильно. Приведу элементарнейший пример. Поворот проходится по определенной схеме, которая не может быть произвольной. Поворот руля нужно делать до самого поворота. Вот это простейшая вещь, которая почему-то ни у кого не укладывается в голове. И чем выше скорость, тем эта точка отодвигается все дальше и дальше от поворота, то есть вы должны повернуть руль до поворота, и пройти весь поворот по определенной дуге, которая позволит вам... Такая траектория в конце поворота начинает разгоняться. Там уже руль не поворачивается, он распрямляется. Простая вещь: повернули руль - проходите поворот, в конце поворота он распрямляется. К сожалению, многие водители попадают в аварии...


Как сказал один гонщик "Формулы-1" давным-давно, когда его спросили - какой совет вы можете дать обычным водителям? Он сказал - никогда не ездить быстро. И он абсолютно прав. Потому что не умеют ездить быстро. И вот человек, которому приходится ехать быстро, подъезжает к повороту, он его боится, естественно, потому что инстинкт самосохранения работает. И он режет вход в поворот. Ему кажется, что, чем он больше места оставит, допустим, в левом повороте справа, тем безопаснее будет. Он его режет. Ему нужно доворачивать на выходе из поворота в месте, не предназначенном для этого, где у него большое перемещение веса, где у него вся правая сторона нагружена, весь вес на переднее колесо (я говорю про левый поворот). В этом месте нужно его еще повернуть. Естественно, автомобиль выходит из-под контроля, потому что если посмотреть, чем автомобиль держится за дорогу, то это четыре «книжечки» такие, которые у нас лежат на столе, - вот это отпечатки от четырех шин. Вот этим он держится за дорогу. И вот в этом месте, где на выходе из поворота надо доворачивать, получается, что весь вес на одну такую из четырех приходится. И это с законами физики никак не совместимо, то есть получается, что вы заставляете шину сделать работу в 20 раз большую, чем она может сделать. А когда вы поворачиваете в начале поворота, еще до поворота, вы распределяете нагрузку на четыре шины одновременно и можете проходить поворот с большей скоростью, безопаснее, и разгоняться на выходе из поворота. Вот конкретный пример: то, что делают гонщики, необходимо знать каждому водителю.



Владислав Барковский: Хотел бы добавить. Это теория правильная. К повороту надо подходить готовым. Многие, я знаю, даже включают нейтралку и поворачивают. Но - это же самое главное - двигатель не надо отключать от трансмиссии! Потому что в этом случае ты ничего не можешь сделать, когда что-нибудь случается: автомобиль тебе не подчиняется. Он подчиняется только тогда, когда он под твоим контролем.


Кроме того, поворот бывает удобный или неудобный, но все они сводятся к тому, что есть единая траектория прохождения, если на скорости. Надо прочувствовать. Если ты подходишь на большой скорости, ты должен перейти на понижающую передачу до нормальных пределов и правильно выбрать траекторию, то есть просто распрямить. Все гонщики, если вы обратили внимание: траектория у всех одна, идеальная для того, чтобы на большой скорости проходить поворот.



Вероника Боде: Нам дозвонился Иван из Москвы. Здравствуйте, Иван!



Слушатель: Добрый день! Владислав, насколько я помню, вы в картинге были.



Владислав Барковский: Я в основном на "Формулах", на "Волгах", еще на самодельных машинах.



Слушатель: Хотелось бы спросить, у нас всего 13 человек было заслуженных мастеров спорта в СССР. Что-нибудь вы могли бы сказать о наших известных людях?



Владислав Барковский: Такие древности вспомнили! Конечно, приятно, но люди все пристроились, живут.



Михаил Горбачев: Брунза - банкир. Живет в Испании. У него колоссальная коллекция очень дорогих автомобилей.



Владислав Барковский: У кого шило в одном месте, - они все равно как-то... Очень приятно, что многие знаменитые гонщики, которых вся страна знала, - они потом всплывают и отдают свои силы молодежи. Сейчас у нас молодежь очень здорово подросла. Есть прямо настоящие династии. Вкладывают в своих детей знания, умения. Сейчас наша молодежь очень хорошо выступает на зарубежных трассах. Это приятно.



Вероника Боде: Михаил, я бы хотела, чтобы вы сказали еще пару слов о том, кого вам доводилось тренировать.



Михаил Горбачев: Мне доводилось тренировать... Знаете, была такая ситуация - новый класс организовали - Кубок поло, на таких маленьких автомобильчиках. Владислав ездил на них в гонке.



Владислав Барковский: Да, да, да.



Михаил Горбачев: Набрали желающих. Это были такие бизнесмены, бризнесдрайверы, как сейчас говорят, которые в детстве мечтали стать гонщиками, но это было невозможно. Сейчас есть средства, есть возможности, и вот решил на старости лет попробовать. Это я, конечно, утрирую. Для человека в 35-40 лет впервые сесть за руль гоночной машины - это, конечно, довольно сложно. Я таких тренировал. Первый Кубок поло нормально прошел. Аварий было минимальное количество. Всем понравилось. Среди них был Дмитрий Певцов, который до сих пор не может никак остановиться, все участвует в гонках. Говорит, что ему это очень нравится. Я его тренировал и еще целый ряд гонщиков, которые достигли каких-то результатов.


Мне было интересно, потому что теории гонок у нас как-то не существовало, она не была написана. Я потрудился восполнить этот пробел.



Владислав Барковский: Гонки - это такая заманчивая вещь. Многие наши известные люди... Николай Фоменко, который начинал у нас на гонках на выживание в Крылатском, увлекся и довольно серьезно этим занялся. За границей очень много ездил уже на серьезных машинах. Алексей Лысенков ("Сам себе режиссер"), Миша Ширвиндт. Это те, кто до сих пор, когда у них бывает возможность, нет-нет, да сядут где-то по трассам на машинки, схватят себе ощущений.



Вероника Боде: Вернемся к упражнениям. Что делать при заносе? Это же ведь не только зимняя тема. У меня, например, была пара случаев, когда меня понесло на льду. Но ведь на мокрой дороге резкое торможение тоже чревато заносом?



Михаил Горбачев: Да. Понимаете, в чем дело, все вождение автомобиля - это игра на опережение. Здесь не может быть никаких застывших ситуаций, застывших хотя бы на долю секунды. Основная ошибка в том, что водителей, конечно, учат в любой автошколе, даже в самой захудалой, что во время заноса надо поворачивать руль в сторону заноса, но на этом все заканчивается. А что делать дальше - неизвестно.



Вероника Боде: Кстати, тут еще привод ведь имеет значение: передний или задний.



Михаил Горбачев: Да, сейчас я расскажу. А дело очень простое. Нужно повернуть руль в сторону заноса - и тут же обратно. Причем в сторону заноса надо поворачивать руль довольно резво, быстро, а обратно - еще быстрее. Тогда есть больший шанс, что занос прекратится. Если этого недостаточно, нужно еще раз повернуть руль в сторону заноса, и еще раз обратно. Возьмите, например, стул и попробуйте балансировать стулом, поставив его на ладонь одной ножкой. Если вы будете ждать, пока стул начнет падать, и побежите за ним, вы не успеете, он упадет. А вот делайте ладошкой движения туда-сюда, и вы будете прекрасно балансировать! То же самое с рулем. Нельзя, чтобы руль застывал в руках - в сторону заноса и обратно, в сторону заноса и обратно! И ничего не случится - вы не попадете в аритмический занос, у вас машина не развернется на 180 градусов. Это элементарно простые вещи.


Чем отличается передний привод от заднего? С передним приводом, когда вы попадаете в ситуацию, в которой машина скользит, боком хочет развернуться, - не надо отпускать газ. Потому что вы рулем ее подправляете и момент, когда вы на передних колесах, очень сильно вам помогает. Если вы газ сбросите, вы лишите себя такой возможности, будет труднее бороться с машиной. А если с задним приводом автомобиль, - там газ нужно во время заноса отпускать плавно, может быть, наполовину. Резко не бросать газ. Есть такой прием, чтобы машину поставить поперек дороги. Гонщики пользуются таким контрсмещением: силовое прохождение поворота в заносе. Как вы думаете, как они ставят машину в занос? Резким сбросом газа. Поэтому, если водитель испугался на скользкой дороге, резко бросил газ - все, он ставит машину боком. Он сам не знает, как это у него происходит. Ой, меня вдруг понесло! Понесло почему? Резко сбросил газ. Нельзя таких вещей допускать.



Вероника Боде: И тормозить резко тоже нельзя.



Михаил Горбачев: Естественно. Но с АБС уже значительно проще. АБС сейчас на многих машинах есть. Я хочу внести некоторую ясность. Вот говорят - ой, у меня знакомый сумасшедший, купил BMW с задним приводом. Как же он зимой будет ездить? Зимой только полный привод нужен. А одна знакомая даже говорила - как же так, я на полном приводе еду, и вдруг меня с дороги зимой скинуло, я чуть не перевернулась! Это же полный привод, этого не может быть! На самом деле можно прекрасно ездить зимой и с задним приводом, и с передним. А полный привод - это не панацея, конечно, от всех бед. Полный привод отличается от переднего и заднего тем, что машина очень быстро разгоняется. В поворот она едет неохотно, а тормозит она так же, как "Волга", то есть при торможении полный привод ничего не дает, никаких преимуществ. Что получается? Человек уверен, что у него полный привод, он быстрее разгоняется. Больше шансов, что он не совладает со скоростью, а тормозит он так же, как все. Он быстрее разгонится, но тормозить-то ему так же придется! Здесь есть такое противоречие. Вы ехали комфортно, в данном повороте поворачивали со скоростью 50 километров в час, все было в порядке, а вот 53 километра в час - уже критическая скорость может быть. И вы ничего с машиной не сделаете. Поэтому нужно все это почувствовать. Нужно просто не спешить и понимать, что это источник повышенной опасности, стараться все делать плавно, аккуратно.


Но есть вторая опасность (обычно у женщин это встречается). Они едут с небольшой скоростью в потоке. Говорят - вот, я потихонечку поеду, никому не буду мешать. А автомобиль, который выпадает из ритма потока, - он как раз всем и мешает. Она создает аварийные ситуации. Она сама себе создает сложности, другим водителям и так далее. Двигаться нужно в ритме потока.



Владислав Барковский: Все сказанное правильно. Хочу предупредить. Вот, слушают нашу передачу и теоретически понимают - это одно дело. А нужна практика. Если ты имеешь автомобиль, надо попробовать его.



Вероника Боде: Как сымитировать занос? Как потренироваться?



Владислав Барковский: Для этого есть специальные площадки, есть школы повышения мастерства. У нас их мало, но они есть. Нужно свой автомобиль, на котором ты ездишь ежедневно, почувствовать. В городе ты этого не сделаешь. А попробовать то, о чем мы говорим: сцепление, габариты, как машина себя ведет, - для этого надо немножко пошутить, порезвиться на ней на площадках, где это можно, где нет препятствий. Надо почувствовать, когда автомобиль уходит в занос, на каком покрытии.


Была такая передача "Перехват". Молодой режиссер купил автомобиль. Он удивлялся всем моим пируэтам. Потом мне звонит и говорит - знаешь, я купил машину, но ездить боюсь. Я с ним провел всего четыре часа на Ходынке, причем в ливень, и показал, что его машина может делать (обычная "девятка"). Он был в ужасе. Я говорю - давай садись, задний полный газ, туда-сюда. Он как начал вертеться! Он почувствовал машину. И он буквально через два дня звонит и говорит - ты, знаешь, я уже езжу и не боюсь ее. Вот эта боязнь машины пропадет.



Вероника Боде: Дальше. Экстренное торможение. Как правильно его организовать, в частности, на большой скорости? Мне, например, нередко это приходиться делать на Новорижской трассе, когда я на большой скорости иду (и весь поток достаточно быстро идет), а впереди, например, начинает неторопливо перестраиваться грузовик на мою полосу, чтобы обогнать другой. Или был случай - лось на дорогу выскочил совсем близко. Что делать?



Михаил Горбачев: Начну со скорости. Обычно такая проблема бывает у женщин. Их учат сейчас на площадке ездить со скоростью 15 километров в час. И вот они ползают, ползают, а потом им дают права - и вперед! Как может человек, который проползал со скоростью 15 километров в час, поехать, влиться в поток и так далее?!



Владислав Барковский: Он так и поползет!



Михаил Горбачев: Да, он так и поползет. Поэтому есть такой совет женщинам - взять с собой, посадить рядом человека, который хорошо водит машину. Это может быть родственник, муж, брат, - кто угодно. Встать рано утром и поехать куда-нибудь на дорогу, на МКАД или куда-то еще, на шоссе широкое, разогнаться до скорости 80 километров в час. Тогда у вас сознание будет перестраиваться. Там мало машин, не так опасно. Нужно проехать 80, постараться затормозить со скоростью 80. Вы увидите, насколько у вас путь тормозной увеличился по сравнению с тем, как вы ездили 15.



Владислав Барковский: Да, да.



Михаил Горбачев: И вы в себе этот барьер пересилите и после этого будете нормально ездить в потоке.



Вероника Боде: А экстренное торможение? Что делать, если неожиданно кто-то перестраивается или выскакивает кто-то на дорогу?



Михаил Горбачев: Сейчас проблема с экстренным торможением оптимально решается, конечно, в автомобилях с АБС, где нужно просто ударить по педали тормоза. Но на автомобилях без АБС этого делать ни в коем случае нельзя. Там очень сложные методы торможения. Они и в гоночной езде применяются. Но вообще, так же, как с площадкой (Владислав об этом говорил). Как почувствовать машину в заносе? Резким сбросом газа, ручник поддернуть, - вот она и пошла в занос. Вы должны рулем быстренько покрутить. Это обязательно нужно делать. Точно так же как, я считаю, водитель не имеет права ездить со скоростью больше 120 километров в час, если он не пробовал ни разу с такой скоростью осуществлять экстренное торможение. Получается, что он едет 160-180. Машина новая, все прекрасно. Он когда-нибудь с такой скоростью пытался экстренно затормозить, если у него ограниченное пространство: например, лось выбежал, машина поперек выехала? Никогда не пытался. Значит, если это произойдет, это будет его первая попытка. Окончится она удачно? Я очень сильно в этом сомневаюсь.



Владислав Барковский: Она может быть и последней.



Михаил Горбачев: Может и последней быть.



Владислав Барковский: Об этом надо всегда помнить.



Михаил Горбачев: Да, надо всегда помнить. Гонщики чем отличаются? Мы тормозили со скоростью 200 километров в час экстренно. Педаль в пол - и смотришь. Оказывается, в это время нужно приотпускать педаль тормоза и рулем все время подправлять, подправлять, потому что машина 20 раз развернется вокруг своей оси, если этого не делать. Даже с АБС может быть все, что угодно. Это элементарный пример. Человек получил хорошую работу, сделал что-то полезное для всех. Получил хорошие деньги за это, купил хорошую машину. Выехал - и он абсолютно беззащитен. Вот он поехал 180 - и он беззащитен! Он все сделал для того, чтобы разбиться, потому что он никогда не пробовал с такой скоростью тормозить.



Владислав Барковский: Хочу добавить - если лось, если еще что-то… Простой пример. Выезжаешь на шоссе утром рано, настроение хорошее. Никаких населенных пунктов. Ты едешь на автомобиле довольно быстро. Никаких препятствий нет. О чем должен человек все время помнить? Во-первых, он ответственность должен нести, если у него в машине пассажиры, а не только за свою жизнь. Во-вторых, руль надо всегда крепко держать. Допустим, никаких препятствий нет, а вдруг какой-нибудь железный костыль на дороге попался, и лопается левое колесо? Если ты не держал руль, тебя выносит на встречную - и этого хватит.


Дальше - вы говорили о лосях. Надо помнить, что если ты идешь в узком пространстве, где лес с двух сторон, видимости нет (а лось на свет реагирует, ночью выходит), - то надо быть очень внимательным. Я часто тормозил. Это очень опасно. Об этом надо все время помнить и, соответственно, держать скорость.



Вероника Боде: Если можно, расскажите подробнее о технике экстренного торможения.



Владислав Барковский: Раньше, когда не было никаких...



Михаил Горбачев: Прерывистое было.



Владислав Барковский: Да, было ступенчатое торможение. Главное - не дать колесу заблокироваться. Человек, который не ожидает чего-то там, летит, а тут что-то случается перед ним - и ему приходится тормозить. Обычно человек теряется. Он не готов к этому. Он блокирует педаль - и все, и как бы цепенеет. Этого достаточно. В гонках у нас такие ситуации складываются, когда сознательно идет борьба. Ты проходишь какой-нибудь S -образный поворот на большой скорости, и вдруг машину срывает, то есть ты переборщил. Потому что тебя атакуют, ты немножко - раз - и из себя вышел. И вот две ситуации - можно начать ступенчатое торможение с этого места и видеть, куда ты стукнешься. Это будет, конечно, тише, чем если не тормозить. Но есть и другой путь - поработать рулем, газом. И за счет мощности двигателя вытащить машину. Я всегда в своей многолетней практике выбирал второй путь. Самое интересное: после этой ситуации, когда состояние стрессовое (ты ведь мог просто в лепешку расшибиться!), надо погасить стресс, потому что движение продолжается. И в следующий поворот тебе надо также в полной мощности идти. Вот это самое большое достижение гонщиков - умение гасить стрессы.



Михаил Горбачев: Вероника, у меня предложение. Может быть, мы попросим Владислава какую-нибудь смешную историю рассказать?



Вероника Боде: Конечно, тем более, что Владислав известен как великолепный рассказчик самых невероятных историй.



Владислав Барковский: Гонки - это серьезно, но бывает и в серьезном смешное, так же, как и в кино часто бывают разные ситуации. У меня была такая ситуация, кстати, на международных соревнованиях, которые проходили под Минском. Трасса эта для соревнований не приспособлена. Там сосны, бывший полигон, покрытия. И на повороте было где-то порядка 600 человек зрителей. И у меня на левом скоростном повороте отрывается правое колесо заднее на "Формуле". А оно имеет такое свойство - может оторваться и пойти вперед, а может пойти и вверх. Тяжелый диск ушел вверх выше сосен, за зрителей, а меня развернуло. Но я удачно улетел в лес, сломал все педали, но целенький.


Вылезаю, смотрю - колеса нет. Бежит милиционер. А трибуны все хохочут. И милиционер бежит и смеется. Я говорю: "Что же тут смешного? Собрали всех идиотов на один поворот? Я чуть не убился". А он мне говорит: "Сейчас расскажу - и ты будешь смеяться". Оказывается, за трибунами мужички, которых не очень интересовали гонки, выпивали. И один тянул как раз свою дозу, и сквозь этот стаканчик увидел неопознанный летающий объект, летящий на него. Конечно, он не допил, бросил эту штуку. Обнаружил незаурядные способности спринтера и рванул наутек. А колесо точно по его пятам - бум, бум, бум. А мужичок, так как не готов был к такому резкому движению, в конце концов, споткнулся о сучок и упал. Колесо пролетело мимо. Он поднимает голову, и в это время колесо - от дерева назад - сносит ему шляпу! Хорошо, что не голову.



Вероника Боде: Ничего себе!



Владислав Барковский: Да. Конечно, дядя еще лежал минут 5, думал, что, может быть, еще что-то прилетит. Потом ушел. Вот такие забавные истории. Я тоже, конечно, посмеялся.



Вероника Боде: Михаил, может быть, о чем-то мы забыли сказать? Может быть, о психологическом настрое водителя? Каким он должен быть?



Михаил Горбачев: Психологический настрой должен быть, когда человек садиться за руль, совершенно спокойным. Нужно выбросить все стрессы и помнить, что сейчас предстоит работа. Управление автомобилем - это работа! Нужно быть спокойным, ничто не должно мешать этому. Волноваться ни в коем случае не нужно. Знаете, как бывает: «я так боюсь, я так боюсь ехать на машине!» Вот этого не нужно!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG