Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Петербурге представлена программа действий по предотвращению отказов от детей первых лет жизни


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Александр Гостев: Каждый день в России сотни детей становятся сиротами. В Петербурге представлена новая программа действий по предотвращению отказов от детей первых лет жизни. Она разработана в общественном благотворительном фонде "Родительский мост" и называется общественно-государственной программой, поскольку предполагает сотрудничество государственных структур и некоммерческих общественных организаций, помогающих детям.



Татьяна Вольтская: Новизна этой программы в том, что она пытается работать не с отдельно взятым ребенком, а с семьей в целом. Программа направлена на семьи с детьми от 0 до 7 лет в ситуации, угрожающей помещением ребенка в сиротское учреждение, и на семьи, уже разместившие там ребенка, на семьи, где замечено жестокое обращение с детьми, представляющее угрозу их жизни и здоровью, а также на беременных женщин и членов их семьи в кризисной ситуации. Говорит президент фонда "Родительский мост" Марина Левина.



Марина Левина: Есть специалисты по опеке и учреждения, которые взаимодействуют с нашей службой, если мама или семья временно поместили ребенка. Есть те, которые не взаимодействуют. И вот на этом этапе мы очень многих клиентов вообще теряем, потому что органы здравоохранения нам говорят: все, ребята, за порогом детского дома, дома ребенка (и это во многом правильно) наша епархия. Но нам-то надо продолжать дальше работать с этой семьей, налаживать отношения ребенка и семьи. Нам надо понять, какова материнская мотивация к сохранению, подключать членом семьи, осуществлять какие-то совместные консилиумы. Это не всегда получается. И получается, что очень часто дети, временно размещенные, вообще выпадают из поля зрения, в частности, нашей службы. Но я предполагаю, что это общая ситуация. К сожалению, временное размещение ребенка почему-то считается очень часто благом. И даже иногда матери это предлагается как выход из ситуации. Я считаю, это не выход из ситуации, это некая крайняя мера.


Мы бы хотели, чтобы наша программа своей целевой группой рассматривала всех тех детей, которые пережили жестокое обращение, в результате которого они, допустим, утратили здоровье или приобрели очень серьезную эмоциональную травму или погибли. Потому что на сегодняшний день не знаю, есть ли такая статистика в Санкт-Петербурге. Мы постоянно сталкиваемся с судьбой этих детей, потому что они, как мигранты, мигрируют. Вначале они помещаются в больницу Цимбалина, потом их там подлечивают, потом почему-то они снова возвращаются к родителям, им снова наносятся травмы, они снова помещаются в больницу Цимбалина. Эта система для них страшна, потому что она их постепенно уничтожает. И, собственно говоря, по случаям жестокого обращения толком у нас в городе, надо признать, не работает никто, кроме отдельных некоммерческих организаций. И никто не фиксирует эти случаи. Может быть, на уровне муниципалитетов и ведется такая статистика, но в целом мы не знаем, сколько детей в прошлом году пережило жестокое обращение, которое нанесло ущерб их здоровью, эмоциональному состоянию или привело к инвалидности. И вообще, с чем это было связано - с тем, что родитель плохой, или с состоянием родителя. И может ли ребенок дальше находиться в этой семье. Мы не имеем этой информации. И я считаю, что это тоже очень уязвимая группа детей, особенно такого возраста. Потому что ребенок такого возраста вам рассказать-то ничего не сможет, что с ним происходило, что с ним делали, что он при этом чувствовал.



Татьяна Вольтская: Сотрудничество государственных и некоммерческих организаций необходимо, но невозможно без желания чиновников, - говорит начальник сектора социальной защиты семьи и детства администрации Центрального района Петербурга Ольга Лисичкина.



Ольга Лисичкина: Я 16 лет работаю в системе. Уходит человек, который, предположим, заинтересован в этой работе, она доставляет ему радость, и он поэтому работает. Приходит на его место другой человек. И именно в силу того, что нет никаких законодательных нормативных актов, которые прописывали бы в обязательном порядке работу, предположим, с общественными организациями, его никто не заставит это делать. То, что мы где-то, кому-то, когда-то отчитываемся, когда у нас вдруг какой-то комитет запросит: а со сколькими общественными организациями работает район, - ну, напишу я "с десятью", и что? Один написал, что у него три организации, другой написал, что у него 40 организаций, - разницы, по большому счету, нет никакой.


Вот этот проект действительно необходим. Его реализации в первую очередь будут мешать даже не районные структуры, а будет мешать отсутствие административной воли управления города, в том числе, депутаты Законодательного собрания в связи с непринятием каких-либо законов. Ну, и, соответственно, администрация города, которая тоже, в свою очередь, может в мягкой манере все это закрыть.



Татьяна Вольтская: Но если инертность чиновников удастся победить, то реализация проекта позволит создать систему экстренного реагирования в кризисных ситуациях, включающую полную информацию о судьбе каждого ребенка, применять профессиональные кризисные технологии и вовлекать всех заинтересованных лиц и все службы в сопровождение таких детей.


XS
SM
MD
LG