Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мужчина и женщина. Пол и политика


Тамара Ляленкова: В современном мире устойчивость демократии проверяется принципом равных возможностей для участия мужчин и женщин в политическом процессе. В этом отношении Россия, если посчитать процент женщин в парламентах мира, стоит на 80-м месте, тогда как Руанда - на первом, а Швеция - на втором. Более того, после прошлых выборов в России был сформирован абсолютно однополый правительственный кабинет, чего в стране не случалось почти 50 лет. Возможно, сказываются национальные особенности, а некоторые эксперты считают, что и психологически женщины легче доверяют мужчинам и в силу зависти, ревности не хотят голосовать за женщин. Иначе чем объяснить, что большая часть активных избирателей - это женщины, которые с завидным упорством в политике выбирают мужчин.


За разъяснениями я обратилась к президенту консорциума женских неправительственных объединений, члену Общественной палаты Елене Ершовой.



Елена Ершова: Избирательное право имеет две стороны, активное избирательное право, и женщины его используют активнее, чем мужчины. Они всегда более активно принимают участие в голосовании. Но есть вторая сторона - пассивная. И совершенно четко прослеживается нарушение пассивного избирательного права. Прежде чем вы можете стать депутатом парламента, вы должны стать кандидатом. Кандидатов в депутаты назначают только партии в своих партийных списках. У нас есть, между прочим, закон о политических партиях, и там есть статья 8-я, пункт 40-й, если я не ошибаюсь, который требует, чтобы женщины и мужчины были представлены на равных и в руководстве партий, и в списках кандидатов в депутаты. Есть статья. Она выполняется? Нет.


В июне мы пригласили на круглый стол «Женщины в избирательной кампании 2007 года» все 16 политических партий, которые в Центральной избирательной комиссии значатся как партии, претендующие на участие в выборах. Первый, кто у нас, конечно, откликнулся и в Общественную палату написал, это Жириновский: у него «полный порядок с женщинами». Очень интересно! У нас пришел - я даже не ожидала, что так "Единая Россия" ответственно к этому отнесется, - Морозов, вице-спикер. Но ведь он как поставил вопрос? Если будет в партии стоять вопрос - или увеличить членство женщин среди своих депутатов, или выиграть выборы... Но почему такое противопоставление? Почему нельзя выиграть выборы, увеличив членство женщин? От коммунистов Опарина пришла, и она все обращалась к той квоте, которая была в советские годы в Верховном Совете. Но ведь в Верховном Совете не решал никто ничего. А что касается, например, Миронова, они нам позвонили на следующий день и спросили, когда у нас это мероприятие. Активно участвовали правые, "Союз правых сил", а "Яблоко" так и не объявилось.


Это, между прочим, очень показательно для наших так называемых демократов: они себя считают демократами, но нельзя строить демократию для половины общества, разделяя общество по половому принципу. Нельзя, чтобы женщины в этой самой демократии занимали только функции обслуживающего персонала. Вот у нас есть шесть регионов, где вообще нет ни одной женщины в Законодательном собрании. Как они могут решать какие-то проблемы, связанные с детьми и прочими социальными проблемами, я не очень представляю. Я бы сказала, что у нас совершенно четкая лестница: чем больше работы и меньше денег, тем больше женщин в этих органах; по мере того, как растет финансовый поток, снижается процент участия женщин в этих органах власти. Чем больше денег, тем меньше женщин.



Тамара Ляленкова: И все-таки, как вы думаете, почему никому не приходит в голову разыграть женскую выборную партию?



Елена Ершова: А в ней нет нужды. Я в свое время, когда встречались лидеры общественных организаций с президентом, и он со всеми здоровался, я сказала ему такую фразу: "Поддержите нас". У нас тогда шел закон о равных правах и равных возможностях мужчин и женщин. "Владимир Владимирович, поддержите нас с этим законом, и женщины за вас с удовольствием проголосуют". И он мне ответил: "И так проголосуют". Это был 2001 год. И он прав. Ведь дело не в том, что женщины рвутся к власти. У женщин болит душа за ту ситуацию, которая сложилась в социальной сфере. Уникальный момент: наконец президент осознал первоочередность социальных задач. Естественно, его волю реализует Медведев и иже с ним. Но ведь в правительстве-то у нас впервые со времен Сталина ни одной женщины! Губернатор - одна Матвиенко. В семи федеральных округах ни одной женщины. У нас мужской закрытый клуб.



Тамара Ляленкова: Учитывая активность современных женщин, можно предположить, что это их собственный добровольный выбор - нежелание, как любят говорить мужчины, пачкаться в политической грязи. Почему женщины не хотят или не могут навести в этой сфере чистоту и порядок, я попросила поразмышлять уполномоченного по правам человека в Калужской области Юрия Зельникова.



Юрий Зельников: Я думаю, здесь достаточно много аспектов. Первый аспект - это чисто, наверное, природный. Все-таки женщины гораздо меньше интересуются политикой, чем мужчины. Они больше заняты бытом, обустройством семьи. Может быть, карьерой сейчас многие занимаются. Но всерьез вопросами политики из круга моих знакомых интересуются очень немногие, а представить себя на месте политика желают еще меньше. Когда-то Артур Шопенгауэр сказал, что если женщина занимается философией, значит, у нее не все в порядке в половой сфере. Возможно, и это женщин инстинктивно отстраняет от политики - чувство самосохранения. Поэтому уже традиционно женщины сами себя отсекают от активного участия в политике.


Второй аспект мужской - психология лидеров политических партий. Абсолютное большинство из них - это мужчины, и поэтому им гораздо комфортнее чувствовать себя со своими коллегами по полу, они более мобильны, более энергичны, менее, может быть, эмоциональны, держат удар. Я думаю, что психологически они не настроены против женщин, но полагают, что с мужчинами легче найдут общий язык. Если это действительно люди одного круга и одного уровня интеллектуального, то часто женщины здесь проигрывают именно в политическом чутье, понимании того, что нужно сделать, скажем так, с точки зрения пиара. Это очень важно в политике. Потому что важно не просто сделать, но важно сделать так, чтобы народ это увидел, народ это одобрил, вообще народ пошел за тобой. Ведь совершенно очевидно, что выигрывает не тот, кто говорит умные вещи, а тот, кто зажигает людей, кто зовет их за собой. И в этом смысле харизматиков-политиков среди мужчин, с моей точки зрения, гораздо больше. Это еще один аспект.


Что же касается пользы политической от женщин, не важно, мужчина ты или женщина, важно, чтобы ты был политически востребован. У меня такая точка зрения была, и когда заводили разговор о квотах, я всегда снисходительно относился, в том числе, и к западноевропейскому опыту в этой части. А потом, будучи депутатом нескольких созывов, я обратил внимание: женщин не так много в Калужской области, где-то 10 процентов парламентариев они составляют, но у них тоже свой особый взгляд. Конечно, как и среди мужчин, находятся молчуньи среди женщин, но некоторые в состоянии высказать совершенно неожиданные вещи с точки зрения социальной, с точки зрения женской, с точки зрения материнской, которая мужчине и в голову не придет. Когда, например, говорят о проблемах учителей, среди которых тоже большинство женщин, или проблеме детства, или проблеме социальных пособий - мужчина относится к этому более сдержанно, а женщины эмоциональны и скажут так, что становится стыдно и хочется проголосовать двумя руками.


Любой политик, особенно высокого ранга, который отвечает за большую территорию или за страну, тоже должен учитывать психологию женщин. Они как-то интуитивно чувствуют то, что мужчине никогда в голову не придет.



Тамара Ляленкова: Язык политики - это мужской язык, так сложилось. Может быть, дело в этом?



Юрий Зельников: Возможно. Хотя я не думаю, что здесь какое-то отличие есть. Просто нужно более профессионально заниматься. Если бы политики-мужчины поняли, что речь идет не просто о балансе: ну, сказано, что в списке партии было 30 процентов - ну, ладно, загоним на последние места, все равно не пройдут. Нет этого понимания, что обязательно должна быть женщина. Даже в региональных правительствах очень важно, чтобы были женщины, на федеральном уровне были бы женщины. Сейчас в правительстве женщин нет, перевелись министры. А раньше были. Если мы возьмем Фурцеву, Эллу Памфилову - это фигуры были харизматические, очень сильные, за ними люди шли, им доверяли. Если бы стала министром Старовойтова, когда-то ей предлагали пост министра обороны - это был полный шок для наших мужчин в начале 90-х, но такая проблема обсуждалась.



Тамара Ляленкова: Как вы думаете, почему эта тенденция сошла на нет, притом что общая активность женская возросла?



Юрий Зельников: Я думаю, все-таки недостаточная политическая и интеллектуальная культура у мужчин, в том числе у политиков. Они не понимают. Они настолько завязли в текущих моментах, что размышлять стратегически им просто некогда. Происходит традиционный откат, мы, мол, сами справимся, а вы занимайтесь другими, гуманитарными вопросами.



Тамара Ляленкова: Почему никому не приходит в голову разыграть женщину как политическую карту? То, что произошло в Финляндии, это сделали сами мужчины, придумали как политический ход. Время не пришло?



Юрий Зельников: Думаю, что да. Если у нас сейчас начнут двигать женщину, то это будет воспринято как вычурный ход, скорее всего, и вряд ли он принесет реальные плоды. А потом, даже осмотревшись на женский ряд наш, таких ярких лидеров, которые могли бы претендовать на самые высокие посты в нашей стране, пока что-то не просматривается. То есть в основном - второй-третий эшелон. Как только они начинают набирать политический вес, они как-то исчезают. Властью никто не хочет делиться, и просто так ее мужчины не отдадут. Видимо, должно пройти определенное количество лет, определенная привычка к демократическим принципам, процедурам должна выработаться, чтобы это пришло.



Тамара Ляленкова: Итак, по мнению президента Консорциума женских неправительственных объединений Елены Ершовой, обрести реальные политические возможностей женщинам мешает сам избирательный процесс и нежелание партий следовать уже имеющимся законам. К этим причинам уполномоченный по правам человека Юрий Зельников добавляет гендерную несознательность мужчин и психологические особенности, присущие каждому полу. Результат размышлений обоих: в будущем составе российского парламента женщин больше не станет.


XS
SM
MD
LG