Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Америка любит лидеров, у которых есть вера»


6 июня 1944 года Франклин Рузвельт сообщил американцам о том, что в Нормандии началась высадка соединенных англо-американских сил и попросил помолиться вместе с ним

6 июня 1944 года Франклин Рузвельт сообщил американцам о том, что в Нормандии началась высадка соединенных англо-американских сил и попросил помолиться вместе с ним

Никогда еще не было в истории США такой пестрой президентской кампании. Впервые за место в Белом Доме сразу борются кандидат-женщина, кандидат-афро-американец, кандидат-мормон. Сам этот факт говорит о том, что порог терпимости в стране поднялся на небывалую раньше высоту. Но одно табу в Америке осталось. Опросы показывают, что больше половины американцев считает, что у атеиста никогда не будет шанса попасть в Белый Дом. И это значит, что подавляющему большинству избирателей далеко не безразличны религиозные убеждения их президента, или отсутствие таковых.


Надо сказать, что влияние религии на политику — та черта жизни Америки, которая постоянно поражает ее друзей и соседей. Скажем, англичане или даже канадцы никогда не станут расспрашивать своих лидеров о том, как и где они молятся. Но американские политики должны обсуждать свои отношения с Богом откровенно, часто и публично, не выходя при этом за рамки Конституции, которая предписывает власти безусловное безразличие к церкви. Алексис де Токвиль, наиболее проницательный из заграничных поклонников Америки, видел в этом секрет ее успеха: глубоко верующий народ в строго секулярном государстве.


Так или иначе, религиозно-политическая эквилибристика — непременная и оригинальная черта демократического процесса в Америке. О религиозных аспектах нынешней президентской кампании рассказывает корреспондент Радио Свобода Владимир Абаринов


— Согласно последним опросам, более половины взрослых американцев, 53%, молятся каждый или почти каждый день. Еще 15% молятся несколько раз в неделю. И только каждый восьмой американец, или 12%, не молятся никогда или редко.


Америка была и остается глубоко религиозной страной.


О роли религии в истории США говорит Джон Мичем (Jon Meacham) — редактор еженедельника «Newsweek», автор книги «Американское Евангелие»: «Наша страна основана как религиозное государство — это сделали главным образом люди, искавшие экономических возможностей и религиозной свободы. И во многих отношениях они считали эти две задачи взаимосвязанными. Религия была ключевым элементом американской истории, она была и благом, и злом. В Священном Писании находили оправдание рабству, расовой сегрегации, дискриминации женщин, захвату земель, принадлежавших индейцам. Но религия и сплотила страну в борьбе против рабства, в движении за гражданские права и расширение свобод. Это часть нашей культуры; религия точно так же, как экономика или география, или политические убеждения, определяет ценности, которыми дорожит народ».


Еще один авторитетный знаток вопроса — протестантский проповедник Рик Уоррен (Rick Warren). Его книга «Целеустремленная жизнь» издана общим тиражом 30 миллионов экземпляров на 56 языках, в том числе, на русском: «Мэдисон однажды сказал: «Если в стране одна религия, то в этой стране тирания. Если в стране две религии, в ней гражданский конфликт. Если в стране много религий, в ней царит гражданский мир». И я уверен — это и есть причина, почему Америка процветает: потому что у нас есть свободный рынок не только в экономике, но и конкуренция религиозных идей. Я решительный противник теократии, я против государственной религии. Посмотрите, что произошло в Европе: государство погубило христианство», — говорит Рик Уоррен.


— Как религиозные убеждения американцев отражаются на результатах выборов?
— На восьми последних выборах Америка охотнее голосует за воцерковленных президентов, независимо от их политических убеждений. Можно пойти по списку и дойти до Картера, верно? Рейган, Буш-старший — он не говорит об этом много, но он очень набожный человек. Наконец, Клинтон и Буш-младший. Демократ или республиканец, правый или левый — Америка любит лидеров, у которых есть вера.


«На восьми последних выборах» — сказал Рик Уоррен. Это стоит подчеркнуть. Вопрос о вероисповедании президента отнюдь не всегда имел такое значение, какое имеет сегодня. Принадлежность к той или иной конфессии — личное дело гражданина, он не обязан его афишировать. Отцы-основатели принадлежали к разным церквям, многие были масонами. Бенджамин Франклин был квакером, Томас Джефферсон — деистом; он составил собственный вариант Евангелия, из которого исключил все чудеса — в нем нет ни непорочного зачатия, ни воскресения, а есть просто человек по имени Иисус Христос, который учил людей добру, а потом его казнили и похоронили.


О большинстве президентов XIX века просто неизвестно, какую веру они исповедовали. Вполне возможно, что некоторые не исповедовали никакой. Джордж Вашингтон первым на инаугурации принес клятву на Библии и добавил к тексту присяги слова «Да поможет мне Бог». Но Конституция этого не требует, и не сохранилось сведений, применялась ли Библия в церемониях инаугурации вплоть до 1845 года. Точно известно, что 26-й президент Теодор Рузвельт на Библии не клялся.


Свобода религиозных убеждений, равно как и свобода от каких бы то ни было убеждений, гарантирована американцам Первой поправкой к Конституции. «Вера по принуждению — это не вера. Это тирания. Мэдисон, Джефферсон, Вашингтон, Франклин — все основные отцы-основатели были привержены идее свободного выбора. И если ты не можешь выбрать неверие, то ты лишен выбора. Я считаю, что атеисту принадлежит определенное место в общественной жизни, это важный ингредиент нашей закваски, нашей интеллектуальной территории в мире. И мне кажется, что отчасти это реакция на обвинения в том, что религия играет в нашем обществе слишком большую роль», — говорит Джон Мичем.


И все-таки, в самые напряженные моменты истории даже президенты, не отличавшиеся повышенной набожностью, обращались к религиозным чувствам своих сограждан. 6 июня 1944 года президент Франклин Рузвельт сообщил американцам о том, что в Нормандии началась высадка соединенных англо-американских сил. А потом сказал следующее:


В этот тяжкий час я прошу вас помолиться вместе со мной: Всемогущий Боже, наши дети, гордость нации, в этот день вступили в борьбу, дабы спасти и сохранить нашу республику, нашу веру, нашу цивилизацию и освободить страждущий род человеческий. Под Твоим покровительством мы одолеем нечестивую рать своего врага. Да будет воля Твоя, Всемогущий Боже. Аминь.


«Нечестивая рать», «да будет воля Твоя»... Никогда прежде американцы не слышали от Рузвельта ничего подобного.


В Америке политическая дискуссия всегда велась со ссылками на Библию, но сегодня христианское вероучение вторгается в жизнь светского государства так настойчиво, как никогда прежде. Эвтаназия, аборты, стволовые клетки, теория Дарвина, школьная молитва... Споры доходят до Верховного Суда, который должен примирить царство Кесаря с царством Бога. Повышенное внимание к религиозной этике связано с утратой моральных ценностей — многие американцы считают эту проблему важнейшей для Америки, а покойный Папа Иоанн Павел II говорил, что Америка сегодня стоит перед моральным выбором такого же масштаба, как перед Гражданской войной. На президентских выборах 2000 года Демократическая партия, впервые после Джона Кеннеди, выставила кандидата-католика. Католическая община самая многочисленная и быстрорастущая конфессия Америки. Но выяснилось, что католики голосовали в основном за протестанта Буша. Видимо, они решили, что Джон Керри — плохой католик.


Но не слишком ли уверены американцы в том, что Бог на их стороне? На этот вопрос отвечает Рик Уоррен: «О, без сомнения. Я никогда не говорю: Господи, спаси Америку. Я говорю: Господи, спаси американцев. Иисус принял смерть не ради страны, он умер ради людей. Несколько лет назад я спорил с руководителями Китая. Был торжественный обед с участием членов правительства, мы беседовали, и я сказал: "Знаете, проблема Китая состоит в том, что вы хотите ввести экономическую свободу западного образца без морального фундамента под ней. У вас ничего не получится, потому что для того, чтобы добиться такого же успеха, какого добился Запад, вы должны ввести три вида свободы: свободу религии, свободу информации и свободу рынка. Третье не работает без первого и второго. Капитализм без моральной основы иудаизма или христианства — это просто алчность. И когда вы берете капитализм и насаждаете его в стране без моральных устоев, скажем, в России, вы получаете олигархов — просто-напросто шайку разбойников, которые грабят страну точно так же, как это делали коммунисты"».


Два года назад в Атланте бежал прямо из здания суда опасный преступник, убийца Брайан Николс. Спасаясь от погони, он проник в квартиру молодой женщины Эшли Смит и решил там отсидеться, заодно по телевизору понаблюдать, как идет охота. Началась бессонная ночь. Эшли попросила разрешения почитать. Он позволил, но велел читать вслух. Это была книга Рика Уоррена «Целеустремленная жизнь» (или «Жизнь во имя цели»). О том, что произошло потом, рассказывает Эшли Смит: «Он показал мне фотографию агента, которого он убил. И я стала объяснять: смотри, ты убил человека, которому было 40 лет, он был кому-то отцом, мужем, другом. И он начал верить мне, начал чувствовать то же, что и я. Он попросил разрешения посмотреть фотографии моей семьи. Я не знаю, сколько времени прошло, для меня было главное — остаться в живых. Я не хотела умирать. И я не хотела, чтобы он причинил вред кому-нибудь еще или убил себя самого. Он натворил уже достаточно, хватит. Когда я смотрела на него, мне казалось, что он и сам не хочет больше никому причинять зла. Он спросил меня, что ему делать. И я сказала: "Я думаю, ты должен сдаться"».


Эшли уговорила его, как Соня Мармеладова Раскольникова. Только это не роман. Это произошло в сегодняшней Америке в марте 2005 года.


XS
SM
MD
LG