Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мерхат Шарипжан: "В Казахстане политическая система зиждется не на законах, а на родственных связях"


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимают участие Андрей Шарый и Мерхат Шарипжан.



Кирилл Кобрин: Правоохранительные органы Казахстана ведут расследование похищения - и возможного убийства - двух высокопоставленных менеджеров крупнейшего в стране финансового учреждения, "Нурбанка", прежде связанного с политико-экономическим кланом бывшего уже зятя президента республики Рахата Алиева. Задержаны начальник финансовой полиции Алма-Аты - которая занималась расследованием дела о возможных финансовых махинациях в "Нурбанке" - Владимир Курбатов, и другой руководитель этого ведомства Бауржан Аубакиров. Против них возбуждено уголовное дело по статье о превышении служебных полномочий. Эксперты связывают случившееся с борьбой в политическом руководстве Казахстана: президент Назабраев проводит чистку в государственном аппарате, избавляясь от людей, каким-то образом проявившим лояльность к его бывшему родственнику. Выдачи Алиева из Австрии, где он прежде был послом своей страны, добиваются казахстанские правоохранительные органы. Еще недавно один из самых влиятельных людей в Казахстане, Алиев, потерял и капитал, и власть, и даже жену, поскольку дочь президента Дарига Назарбаева под давлением отца оформила развод. С именем Алиева в Казахстане связывают многочисленные случаи произвола, а политическая система республики - делают вывод эксперты - больше чем на законах основана на родственных и клановых связях. Об этом мой коллега Андрей Шарый беседовал с директором казахской службы Радио Свобода Мерхатом Шарипжаном.



Мерхат Шарипжан: Рахат Алиев находится в Австрии. Судьба его так и не решается, поскольку очень трудная ситуация: между Казахстаном и Австрией нет договоренности об экстрадиции, выдаче подозреваемых, поскольку он еще официально преступником не считается, хотя обвиняется в том, что он был вовлечен и организовал похищение и избиение, а возможно, даже и убийство двух основных менеджеров "Нурбанка". Против него в Австрии уже было открыто уголовное дело по поводу отмывания денег. Он буквально на этой неделе заявил, что вот это дело в Австрии закрыто, хотя официальные власти Австрии это отрицают.



Андрей Шарый: Тем временем продолжается расследование дела "Нурбанка". На этой неделе были крупные новые задержания. С чем это связано?



Мерхат Шарипжан: Во-первых, это прецедент, когда могущественный зять Назарбаева вдруг оказывается в такой опале, что его могут посадить и посадить надолго. Идут аресты, и не только тех людей, которые якобы вовлечены - напрямую или косвенно - в это дело, но и просто-напросто уходят люди сами якобы с должностей, которые как-то были в связке с Рахатом Алиевым, были его помощниками или даже были, допустим, его родственниками.



Андрей Шарый: Получается, что это клан, который насчитывал несколько десятков или сотен человек?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, что это не просто клан, организация целая, потому что Рахат Алиев был вице-председателем КНБ, это бывшее КГБ, много лет, но фактически он был главным в этой организации. У него огромное количество помощников и людей, которые работали на него, и не обязательно из клана традиционного казахского, поскольку мы знаем, что все эти люди, которые сейчас разыскиваются, они не обязательно казахи, там есть и русские, и украинские фамилии. Большая организация, которая обладает, я думаю, потенциально очень большой информацией. Это информация характера компромата на всех тех, кто сегодня в Казахстане является элитой политической, экономической. Если мы будем говорить о человеческом факторе, ну, Дарига Назарбаева сказала, что это был очень трудный шаг для нее - развестись заочно с Рахатом Алиевым, и что она пошла на это под давлением отца. Клан как бы раздваивается или делится на трое, тут трудно очень сказать. Свекор Дариги Назарбаевой или родной отец Рахата Алиева, уважаемый, со всеми вытекающим из этого, человек в Казахстане, тоже подвергается обструкции, подвергается каким-то гонениям. Было объявлено, что его дом обыскивался, его нигде не видно. В то же время сейчас, вы знаете, в Казахстане готовятся к парламентским выборам. Дарига Назарбаева была одной из таких сильных политических фигур, можно сказать - сильных, потому что у нее был очень сильный административный ресурс и медиа-ресурс, она неожиданно очень сильно и резко вошла в политику в 2004-м, создала партию "Асар". Потом с этой партией расправились очень быстро. Партия официально вошла в состав президентской партии "Отан". Сейчас, последние съезды, собрания этой партии показывают, что она полностью покинула "Отан", то есть ее, скорее всего, в новом парламенте и не будет, хотя в старом парламенте она была. То есть говорить о клане, говоря о таких вещах… я думаю, что там уже есть какие-то изменения, не говоря уже об изменениях более мелкого масштаба.



Андрей Шарый: Получается, вся эта ситуация - крайне неприятная для руководства Казахстана - оказалась своего рода проверкой силы, политической мощи. Вся эта ситуация, с политологической точки зрения, показывает, что Назарбаев по-прежнему управляет Казахстаном полностью, он контролирует ситуацию, и даже этот крайне болезненный для него семейный скандал, тем не менее, не приведет к падению режима, к изменению системы, что этот клан останется и долго еще будет владеть Казахстаном. Это понятно уже сейчас или нет?



Мерхат Шарипжан: Я думаю, что это понятно. Во-первых, Назарбаев искусно из этой ситуации вышел, вышел победителем, потому что в принципе в конфликт с Рахатом Алиевым был вовлечен не он сам лично, а именно круги. Когда я говорю "круги", я имею в виду, что Казахстан, в отличие от Узбекистана или Туркмении, имеет более сложную политическую структуру. То есть если в соседнем Узбекистане или в Туркмении одна генеральная линия партии, то в Казахстане очень много всяких финансовых групп, которые возле Назарбаева, возле Рахата Алиева, и они зачастую ведут подковерные какие-то игры, то есть Назарбаеву удается с этим справляться. Он показал, что он с этим справился, хотя, конечно, он показал и другое. Эта ситуация показывает, что в Казахстане политическая система зиждется не на законах, в общем-то, а именно на связях и на связях родственных. Те люди, которые находятся возле клана, которые не связаны кровными узами с семьей, являются вообще не казахами, им приходится туговато. Заявления вот этих этнических русских, которые вместе с Рахатом Алиевым находятся сейчас в Австрии, которые обещают раскрывать все, что они знают, то есть они как бы пытаются защитить себя, они верой и правдой служили Рахату Алиеву...



Андрей Шарый: Люди, видимо, выбирали свою судьбу, они понимали, на что шли.



Мерхат Шарипжан: Они понимали, они знают правила игры, но, наверное, они не думали, что все-таки могущественный Рахат Алиев упадет так, на такой уровень.


XS
SM
MD
LG