Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Людмила Алексеева отмечает юбилей с верой в будущее правозащитного движения


Людмила Алексеева: гражданское общество должно сравняться по своим возможностям с бюрократией

Людмила Алексеева: гражданское общество должно сравняться по своим возможностям с бюрократией

12 мая 1976 года на квартире Андрея Сахарова была созвана неформальная пресс-конференция, на которой физик Юрий Орлов с несколькими своими сподвижниками объявил о создании Московской Хельсинкской группы. МХГ, независимое от правительства общественное объединение, должно было следить, как советская власть исполняет обязательства, принятые на себя по Хельсинкским соглашениям 1975 года об уважении прав человека и фундаментальных свобод. Последующие годы стали для членов группы не самыми простыми - были и аресты, и допросы, и вынужденная эмиграция.


В 1993 году из Англии вернулась в Россию Людмила Алексеева, которая сменила Кронида Любарского в должности председателя МХГ. В свой 80-й день рождения она побеседовала с корреспондентом Радио Свобода.


- Людмила Михайловна, с какими мыслями относительно судьбы российского правозащитного движения вы подошли к сегодняшнему дню? Что изменилось с тех пор, как вы вернулись в Россию?


- Если за точку отсчета брать 1993 год, то в России появилось правозащитное движение, которое было почти истреблено в Советском Союзе. Сейчас объединенные в сеть правозащитные организации существуют во всех регионах Российской Федерации. Мы сделали большие успехи за это время. От декларации, что человек имеет права и свободы, что государство должно уважать его права, свободы, его человеческое достоинство, мы перешли к реальной защите прав и свобод наших граждан от покушения на них со стороны государства и чиновников. Но это если делать точкой отсчета 1993 год.


- Если же делать точкой отсчета конец ХХ века, у нас сейчас гораздо более трудные времена. Потому что идет наступление не только на правозащитное сообщество, но на конституционные права наших граждан, которые мы защищаем. Сеть эта съежилась. Некоторые организации под давлением сверху прекратили свое существование или снизили свою активность.


- Я продолжаю быть оптимистом. Я верю - мы прорвемся. Это все восстановится, и российское правозащитное сообщество, и российское гражданское общество станут вровень по своим возможностям с российской бюрократией. Потому что только тогда, когда мы по силам сравняемся, наша бюрократия, наконец, начнет уважать и соблюдать наши конституционные права. Я не рассчитываю на то, что мы добьемся этого в ближайшие год-два, но за ближайшие 10-15 лет - верю, добьемся.


- Верите ли вы, что правозащитное движение в России сейчас так же востребовано, как и 30 лет назад?


- Правозащитное движение и услуги правозащитников всегда и во всех странах востребованы. Потому что на свете нет и не может быть страны, где полностью соблюдаются права человека, и государство не предпринимает на них покушение. Но чем агрессивнее по отношению к гражданскому обществу, по отношению к своим гражданам власть, тем больше востребованы услуги правозащитников. В нашем государстве мы очень и очень нужны.


XS
SM
MD
LG