Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Бабурин: «С Дмитрием Холодовым не договорились»


21 июля Дмитрию Холодову исполнилось бы сорок лет. Боюсь, что если сейчас спросить его ровесников на улицах, даже на московских – кто такой Дмитрий Холодов, то большинство лишь недоуменно пожмет плечами. Что-то, мол, слышали, но точно ответить затрудняемся.

Не дожив до сорока тринадцати с лишним лет, Дима Холодов погиб 17 октября 1994 года в редакции газеты «Московский комсомолец», куда он принес портфель-дипломат, который получил от анонимного источника. Там должны были быть документы о коррупции в западной группе российских войск, вывод которых чуть меньше месяца назад был завершен из Германии. Но вместо документов в портфеле оказалась мина-ловушка.


Через несколько дней Холодов должен был выступать на парламентских слушаниях, посвященных коррупции в ЗГВ. Ему и без этих, так и не полученных документов было что сказать. Иначе бы его не убили.


Сам отслужив в морской пехоте, Дима Холодов закончил престижный Московский инженерно-физический институт. Но работать вскоре пришел в журналистику. Совершившие столь резкий поворот в жизни физики, как правило, в новой профессии оказываются очень востребованы, тогда как обратных примеров нет вовсе. Дима знал военные проблемы досконально, и этими своими знаниями и доскональностью очень раздражал людей в лампасах, которые очень не хотели, чтобы происходившее в армии становилось достоянием гласности.


А договориться с Холодовым было невозможно.


За то время, как в России отменили цензуру, были убиты около 250 журналистов. Некоторые дела доходили до судов, были вынесены приговоры. Самые громкие преступления – Влада Листьева, Анны Политковской – остаются нераскрытыми, хотя контроль за ходом следствия брали на себя первые лица государства. Казалось, более ясной ситуации с убийством, чем в случае с Холодовым, не было – ясны заказчики, мотивы, исполнители. Но все подсудимые оправданы. Более того, за незаконное содержание под стражей им выплачены солидные денежные компенсации, а прокуратура была вынуждена принести им извинения.


Вынесение такого приговора говорит о том, что либо в России судебной власти нет, либо следствие до сих пор работает по лекалам Андрея Вышинского. Который, кстати, ровно семьдесят лет назад был награжден орденом Ленина «за укрепление социалистической законности».


Родители убитого Дмитрия Холодова не нашли защиты и в Европейском суде по правам человека. Его председатель Люциус Вильдхабер сообщил им, что жалоба Холодовых была признана неприемлемой, поскольку преступление было совершено за несколько лет до того, как Российская Федерация ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека. Установить факт возможного нарушения права на свободу мнения также не удалось. «Суд еще раз повторяет, что существование жертвы нарушения этого права, то есть лица, которого это нарушение затронуло лично, – это необходимое условие для того, чтобы начал работать механизм защиты конвенции. В данном случае г-н Дмитрий Холодов умер раньше, чем была подана эта жалоба», – решил Европейский суд, и с этим утверждением действительно не поспорить. Таким образом, еще в прошлом году стало ясно, что громкое дело об убийстве журналиста больше никогда не станет предметом разбирательства ни российских, ни международных судов. А поскольку сроки давности по данному делу истекли, то и само преступление так и останется нераскрытым.


Последние слова, которые успел произнести Дмитрий Холодов: «Так не должно было быть».


XS
SM
MD
LG