Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-британские отношения перешли в режим "мини-кризиса"


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Александр Гостев: Между Великобританией и Россией, очевидно, наступило резкое похолодание, по крайней мере, в дипломатических отношениях. Напомню, вчера российский МИД объявил об ответных мерах, как Кремль решил отреагировать на заявление британской стороны о высылке из Лондона четверых российских дипломатов. Вчера было объявлено, что четверо британских дипломатов также покинут Москву.


Сегодня за развитием событий в этой области следил специальный корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович. Сейчас он с нами на связи.



Данила Гальперович: Сначала стоит поговорить о тенденциях в развитии этого скандала. Действительно, Москва, сделав достаточно серьезный шаг, выслав британских дипломатов, не сделала ничего более того, что сделал Лондон. Фактически, подумав несколько дней, российское руководство решило точь-в-точь повторить действия британцев и никак не захотело выйти за рамки вот этих возможных действий, а, более того, начало успокаивать и местную элиту, и мировую общественность, что ничего больше, собственно, сделано не будет. Вообще, успокоительный тон очень характерен для всех комментариев российского руководства, которые как-либо связаны с делом Литвиненко и делом Лугового. В частности, тон этот задает сам Владимир Путин.



Владимир Путин: Я думаю, что российско-британские отношения будут развиваться нормально. Мы заинтересованы в развитии этих отношений как со стороны России, так и со стороны Великобритании. Нужно соизмерять любые наши действий со здравым смыслом, нужно уважать законные права и интересы своих партнеров, и тогда все будет получаться наилучшим образом. Уверен, что и с этим мини-кризисом мы тоже справимся.



Данила Гальперович: Фактически режим мини-кризиса или предложение называть весь этот кризис таковым поддерживает вся российская элита. Михаил Камынин, официальный представитель МИДа, тут же поправил массмедиа, которые заявили, что теперь Россия не будет сотрудничать с Великобританией в области борьбы с терроризмом. Во всяком случае, сразу же Камынин сказал: нет-нет, это приостановка и это не навсегда, это не связано, и пусть массмедиа не передергивают. Сергей Лавров, шеф Михаила Камынина, министр иностранных дел России, в своих переговорах с западными коллегами тоже взял достаточно успокоительный тон и попытался с ними объясниться по этому поводу.



Сергей Лавров: Что касается конкретно вопроса о выдаче Лугового, то мы до сих пор не имеем материалов дела. Мы до сих пор не знаем, что конкретно привело британских следователей к выводу о том, что он является обвиняемым. Разумеется, мы не можем нарушать свои законы, как, я убежден, Великобритания не может нарушать свои. Но в России имеется процедура, когда наши граждане по обвинению в совершении преступлений в третьих странах отдаются под суд у нас в стране. Напомню просто для сравнения, что 21 запрос о выдаче российских граждан был направлен из Москвы в Лондон, ни один из этих запросов не удовлетворен.



Данила Гальперович: Ну а что же сам Андрей Луговой? Буквально только что он побывал в эфире радиостанции "Эхо Москвы", где сказал слово в слово то, что сказал Сергей Лавров: он сам лично не получал от британской стороны ни одного извещения о конкретных обвинениях, которые ему предъявлены британской стороной. Он готов предстать перед британскими следователями, если только они появятся в Москве. Он считает, что ему не нужно ехать в Британию хотя бы потому, что его туда никто не приглашал. Такова его версия того, что происходит. Но я предложил бы обратить внимание на другое заявление Андрея Лугового. Он фактически изложил свою политическую позицию, свое кредо, и я думаю, что оно представляется довольно интересным.



Андрей Луговой: Я очень сожалею, что в 90-х годах произошла вот такая ломка государства, потому что я внутри был и остаюсь офицером. Я заканчивал военное училище, я мечтал о карьере, и, к сожалению, в начале 90-х то, что произошло, не позволило это сделать. Вот об этом я сожалею. Поэтому, если взглянуть назад и посмотреть, как бы я хотел, чтобы складывалась моя судьба, я бы хотел, конечно, чтобы Россия и с начала 90-х оставалась бы сильной, я, как служил бы стране, так и служил бы.



Данила Гальперович: Именно на том, что Андрей Луговой хотел служить и остается офицером, видимо и базируют очень многие свое мнение о том, что он мог быть причастен к тому, что произошло с Александром Литвиненко. Так или иначе, очевидно, что некий имидж, воздух в отношениях между Лондоном и Москвой очень сильно похолодал. Теперь аналитики решают, когда произойдет потепление.


Глава научного совета московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин дает свой прогноз....



Дмитрий Тренев: Я не предполагаю с британской стороны отступления от необходимости расследования судебного преследования и так далее. Я думаю, что возможны какие-то еще действия в Британии, которые можно осуществлять, даже не получив Андрея Лугового в руки британской юстиции. Я думаю, что интерес к этому делу сохранится. Более того, в юридическом плане, в судебном плане, я думаю, что будут новые и новые действия. Я думаю, что будут обнародованы какие-то новые материалы по этому делу. Я не думаю, что оно будет когда бы то ни было закрыто. Это дело может настичь фигурантов через много-много лет, и это серьезно. Я не думаю, что Британия выдаст... ни Березовского, ни Закаева, какие бы условия в России не существовали с точки зрения их безопасности и так далее. И я не думаю, что эти условия сильно изменятся. Конфликт перейдет в такую затяжную фазу. Я думаю, что в области контактов между британскими и российскими спецслужбами наступит пауза, наверное, довольно длительная пауза: не оптимальная ситуация, но с ней, наверное, можно жить. Но я не думаю, что будет какой-то вариант антибританской кампании, который, скажем, был в отношении Грузии. Я думаю, что этого не будет.



Данила Гальперович: Последнее замечание Дмитрия Тренина ценно особенно. Действительно, конфликты отличаются по сути от того, что у Москвы было с Таллином и с Тбилиси, и очевидно, что Москва - сегодня это проявилось особенно - пытается снизить эхо всего того, что произошло.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG