Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дмирий Тренев об убийстве Литвиненко: "Это дело может настичь фигурантов через много-много лет"


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Андрей Шарый: Российский бизнесмен Андрей Луговой вновь заявил, что не виновен в убийстве Александра Литвиненко. В то же время в Лондоне не собираются отступать от своей позиции. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун вновь заявил, что считает совершенно оправданными действия британских властей на отказ России выдать Андрея Лугового, которого в Лондоне считают причастным к гибели бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко. Об этом Гордон Браун заявил на пресс-конференции в Париже после переговоров с президентом Франции Николя Саркози. Похоже, что российские власти не хотят дальнейшего обострения отношений с Лондоном. Может быть, с другой стороны, эти отношения уже и так достаточно обострены. За развитием темы сегодня в течение всего дня следил корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович: Россия, выслав четырех британских дипломатов в ответ на высылку из Лондона сотрудников своего посольства, очевидно, хочет снизить эхо скандала, связанного с убийством Александра Литвиненко и невыдачей Андрея Лугового британцам. И то, что Москва несколько подождала с ответом Лондону, и то, каким был этот ответ, вызвало вполне оправданное предположение: российские власти не ожидали, что кризис будет таким громким. Называть кризис мини-кризисом предложил накануне Владимир Путин, и весь тон его комментария по поводу российско-британского похолодания был максимально успокоительным.



Владимир Путин: Я думаю, что российско-британские отношения будут развиваться нормально. Мы заинтересованы в развитии этих отношений как со стороны России, так и со стороны Великобритании. Нужно соизмерять любые наши действий со здравым смыслом, нужно уважать законные права и интересы своих партнеров, и тогда все будет получаться наилучшим образом. Уверен, что и с этим мини-кризисом мы тоже справимся.



Данила Гальперович: То, что Москве дальнейшее обострение не нужно, особенно четко проявилось в реакции официального представителя российского МИДа Михаила Камынина на публикации в газетах, где говорилось, что сотрудничество России и Британии в борьбе с терроризмом будет приостановлено. Газеты фактически цитировали коллегу Камынина, первого заместителя министра иностранных дел России Александра Грушко. Но Камынин заявил, что "сюжет был перевернут с ног на голову". А начальник Михаила Камынина министр Сергей Лавров на встрече со своими коллегами в Лиссабоне заявил, что в России, собственно, не совсем понимают, в чем Андрей Луговой обвиняется.



Сергей Лавров: Мы до сих пор не имеем материалов дела, мы до сих пор не знаем, что конкретно привело британских следователей к выводу о том, что он является обвиняемым. Разумеется, мы не можем нарушать свои законы, как, я убежден, Великобритания не может нарушать свои. Но в России имеется процедура, когда наши граждане по обвинению в совершении преступлений в третьих странах отдаются под суд у нас в стране. Напомню просто для сравнения, что 21 запрос о выдаче российских граждан был направлен из Москвы в Лондон, ни один из этих запросов не удовлетворен.



Данила Гальперович: Сам Андрей Луговой пришел сегодня на радио "Эхо Москвы" для заявления, сильно схожего с тем, которое в Португалии сделал Сергей Лавров.



Андрей Луговой: В течение восьми месяцев я не получил ни одного официального уведомления со стороны официального Лондона и британской прокуратуры. Я подчеркиваю: за восемь месяцев я не получил ни одной официальной бумаги, ни одного официального приглашения, ни одной официальной повестки, ни одного официального уведомления, хотя бы для того, чтобы прилететь в Лондон и дать там показания.



Данила Гальперович: Андрей Луговой, как оказалось, имеет сложившееся мнение о том, что именно в Британии организовывались подрывные действия против России на протяжении последних двух веков. Кроме того, по словам Лугового, если бы судьба предоставила такую возможность, он бы не ушел из спецслужб.



Андрей Луговой: Я очень сожалею, что в 90-х годах произошла вот такая ломка государства, потому что я внутри был и остаюсь офицером. Я заканчивал военное училище, я мечтал о карьере, и, к сожалению, в начале 90-х то, что произошло, не позволило это сделать. Вот об этом я сожалею. Поэтому, если взглянуть назад и посмотреть, как бы я хотел, чтобы складывалась моя судьба, я бы хотел, конечно, чтобы Россия и с начала 90-х оставалась бы сильной, я, как служил бы стране, так и служил бы.



Данила Гальперович: Это заявление Андрея Лугового британские следователи могли бы счесть для себя особенно интересным: в криминалистике всегда внимание уделяется изучению характера подозреваемого, а в данном случае уже и обвиняемого. Но и без дальнейших изысканий понятно, что скандал зашел очень далеко. Британию поддержал Евросоюз и Соединенные Штаты, и дело Александра Литвиненко может служить поводом для более серьезного похолодания между Россией и Западом.


Глава научного совета московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин дает свой прогноз того, как будут развиваться события.



Дмитрий Тренев: Я не предполагаю с британской стороны отступления от необходимости расследования судебного преследования и так далее. Я думаю, что возможны какие-то еще действия в Британии, которые можно осуществлять, даже не получив Андрея Лугового в руки британской юстиции. В юридическом плане, в судебном плане, я думаю, что будут новые и новые действия. Я думаю, что будут обнародованы какие-то новые материалы по этому делу. Я не думаю, что оно будет когда бы то ни было закрыто. Это дело может настичь фигурантов через много-много лет, и это серьезно. Я не думаю, что Британия выдаст... ни Березовского, ни Закаева, какие бы условия в России не существовали с точки зрения их безопасности и так далее. Конфликт перейдет в такую затяжную фазу.



Данила Гальперович: В свою очередь депутат Государственной Думы, председатель общественного комитета "Россия в объединенной Европе" Владимир Рыжков с грустью отмечает, что, даже если Евросоюз ограничится лишь заявлениями, все равно ситуация развивается в плохом направлении.



Владимир Рыжков: Евросоюз не будет непосредственно вмешиваться в этот конфликт. Заявления - это не действия. Евросоюз не будет вмешиваться в этот конфликт, потому что это не юрисдикция Евросоюза. В данном случае речь идет о двусторонних отношениях двух государств. Но, безусловно, общее охлаждение отношений между Россией и Великобританией будет, конечно, сказываться на двусторонних отношениях России и ЕС. В целом атмосфера ухудшается с каждым месяцем - то с Польшей конфликт, то с Эстонией конфликт, то теперь с Великобританией конфликт. Чем с большим кругом стран Евросоюза у России конфликты, тем хуже складываются общие отношения.



Данила Гальперович: Те же, кто считает, что реакция ЕС появилась не просто так, уверены, что британцам удалось убедить своих коллег по Евросоюзу в правомерности своих претензий к России.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG