Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состояние российского детско-юношеского футбола


Валерий Винокуров: Мы поговорим с вами сегодня в основном, видимо, о футболе: как о самых главных событиях минувшей недели, так и о предстоящих. Ну, и еще есть, конечно, есть темы самые разные. И водное поло, в частности. Я надеюсь, что Дмитрий Морозов нам что-нибудь расскажет, поскольку мировая лига завершает отбор к финальному турниру.



Олег Винокуров: Слушаем Василия Николаевича из Томска.



Слушатель: Мы в Томске очень переживаем за судьбу Павла Погребняка, как игрока бывшего «Томи» и как игрока сборной России.



Дмитрий Морозов: А чего переживать? Что с ним такого происходит?



Слушатель: Переживаем за то, что у него нет игровой практики, что он играл всего 30% всего времени, которое находится в «Зените», и он является лучшим бомбардиром. Это о чем говорит? О том, что у нас вообще бомбардиров нет. Понимаете?



Валерий Винокуров: Понимаем.



Слушатель: Игрок, который играл всего 30% всего игрового времени, и идет на первом месте среди бомбардиров. Это меня поражает. Второе. Игра юношеских команд до 19 лет. Тягостное впечатление. И я сейчас уже убедился, видимо, у нас тренеров нет. Ведь все есть: поля есть, деньги есть, желание есть, молодежь есть не хуже, чем в Сербии, Франции, Германии, но, видимо, тренеры не квалифицированные. А вы посмотрите этот «великий» клуб ЦСКА, «величайший» клуб. Что будет сегодня с «великим» клубом, вернее завтра – не знаю. А второй «великий» клуб – «Спартак». Читаю сегодня «Спорт-Экспресс». Титов говорит, ему задают вопрос: «У «Спартака» налицо поступательное движение, три победы подряд. Этому у вас имеется объяснение?» Титов объясняет: «Заметно, что у нас есть команда. Теперь в ней нет обиженных. И это самое главное». А куда они девались? И вообще, что такое он имел в виду? То есть кошмар. Вот читаешь про эти «великие» клубы, слушаешь про эти «великие» клубы – тошно становится. Потому что диву даешься, куда же мы идем дальше, и что будет с нашим футболом дальше? А вопрос такой: куда девались обиженные в «Спартаке?



Валерий Винокуров: Вопрос этот риторический, поскольку никто ж не может на него ответить.



Олег Винокуров: Нам звонит Георгий из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я услышал кусочек передачи по какому-то радио, где говорили, что опять начали играть в городки. Я в детстве увлекался, в конце 40-х годов городками, с мальчишками мы увлеченно играли. Есть ли какие-то шансы, что эти русские городки когда-то возродятся где-то?



Валерий Винокуров: Георгий, шансы есть всегда.



Олег Винокуров: В смысле в России, где же им еще возрождаться? Я думаю, итак народ играет, как всегда играл.



Валерий Винокуров: Чемпионаты, по-моему, уже не проводятся. Или я не слышал.



Дмитрий Морозов: Но есть федерация городочного спорта.



Валерий Винокуров: Значит, все будет хорошо с городками. Вот насчет футбола не убежден.



Дмитрий Морозов: Коллеги, вы же давно знакомы с Равилем Сабитовым. Что можете сказать по поводу неквалификации тренера?



Валерий Винокуров: Василий Николаевич, тут у вас переплелось что-то. Какие-то выражения соответствуют нашим представлениям, какие-то – нет. Но это не значит, что Василий Николаевич не прав. Например, тренер юношеской сборной Равиль Сабитов очень многообещающий и, с моей точки зрения, способный, может быть, даже слово «талантливый» можно употребить, и перспективный тренер. Но при этом я не хочу сказать, что Василий Николаевич не прав, потому что таких тренеров – раз, два и обчелся. Значит, он, видимо, прав, что вообще с юниорами на всех уровнях работают не так хорошо, и подробно можно эту тему развивать и развивать. Я просто должен вам сказать, что, предположим, тренер юношеской сборной России получает зарплату в 5-10 раз меньше, чем игроки, которые у него есть. А кроме того, Олег должен еще поразмышлять об уровне игроков.



Олег Винокуров: Потому что, если исходить, Василий Николаевич же посчитал, что все остальное есть, кроме тренеров. Насчет того, что игроки есть не хуже, чем во Франции и Германии, это, конечно, на наш взгляд, более чем спорный тезис. Потому что если вы смотрели игры, то мне кажется, там бросаются в глаза все технические огрехи. Действительно, футбол отражает совершенно то же самое, что и в клубах в футболе происходит. Все это отражается на юношеском уровне. Тоже мастеров паса нет в российском футболе ни на каком уровне. Каких-то комбинаций долгих – две-три передачи и потеря, потому что никто не приучил их играть в клубах. В общем, мы можем разных точек зрения придерживаться с нашими слушателями. Я считаю, что игроков тоже нет хороших. Никто их не воспитывает, хотя тот же Равиль Сабитов говорит, что сейчас существенно улучшилась эта ситуация, и школы заработали некоторые, и от этой программы «Построим детям стадион» он тоже многого ждет.



Дмитрий Морозов: То есть отдача последует.



Олег Винокуров: Он считает, что да, считает, что ситуация выправляется.



Валерий Винокуров: А я все-таки ближе к точке зрения Василия Николаевича, что куда же все это идет? И у меня тоже такое полное ощущение.



Олег Винокуров: Из города Королева позвонил нам Валерий Аркадьевич.



Слушатель: Федерации, крупные клубы настолько сегодня работают на финансовое направление, игроки получают денег больше, чем инженер или конструктор космической техники. Но какую роль они могут сыграть, чтобы заставить того же Лужкова, если говорить о Москве, запретить снос во дворах коробок, спортивных сооружений и втыкивать эту точечную застройку? Вот граждане выступают, по Москве сейчас много скандалов, до драк даже дошло. А все это околоспортивное руководство настолько оторвалось от пацанов реальных и не мешает Лужкову и этим поганым застройщикам уничтожать пространство для развития детей, массового спорта, физкультуры.



Валерий Винокуров: Валерий Аркадьевич, я единственное, что могу сказать, под вашим выступлением мы готовы подписаться, потому что спортивному начальству, по-моему, вообще на все это плевать. Они заняты своими делами и такими высокими якобы материями и категориями мыслят – только о победах на мировых чемпионатах, для этого, правда, делают тоже немного, а уж о вашей проблеме, по-моему, никто из них не вспоминает. Поэтому спасибо вам за то, что вы подняли эту проблему.



Дмитрий Морозов: Лишний раз хотя бы.



Олег Винокуров: Но ведь тут же надо, чтобы все выглядело со стороны как некие героические действия. Они застроят, застроят, посносят площадки, все заасфальтируют, зацементируют, а потом будет разработана программа «Подарим детям площадку», они начнут строить, и тогда сразу все поймут, как отцы народа об этом народе заботятся.



Валерий Винокуров: Просто дело в том, что они же еще ввели такие законы, что Валерия Аркадьевича сейчас можно обвинить сразу в экстремизме. Он же покритиковал мэра. А, может быть, Лужков как раз и ни причем тут, может быть, Ресин виноват. Валерий Аркадьевич, вы правы, но будьте осторожнее в связи с этими новыми заявлениями о том, что чиновников вообще критиковать уже нельзя. Я не знаю, куда это все идет.



Дмитрий Морозов: Ничего, ничего, вода камень точит.



Олег Винокуров: Сергей Викторович из Москвы на связи.



Слушатель: Мне очень нравится ваша передача, особенно Валерий Винокуров доброжелательностью и профессионализмом. Ведь не секрет, особенно для Валерия Винокурова, что неуспехи нашего футбола связаны с менталитетом, как сейчас говорят, психологией. Футболисты идут в футбол не за футболом, а за высоким уровнем жизни. Фактически по полю бегают бегающие владельцы ларьков по своей психологии. А где вы видели самоотверженного владельца ларька? У меня такая просьба к вам, организуйте, пожалуйста, под вашей эгидой некий клуб чести для футболистов, где собрались бы футболисты, пришедшие в футбол именно за футболом.



Валерий Винокуров: Сергей Викторович, идея хорошая. Но, может быть, наш журнал восстановится, была «Футбольная правда», если будет какой-то новый журнал, мы там обязательно «Клуб чести» заведем. Я только хотел бы уточнить, когда вы говорите о менталитете, когда мальчишки и юноши играют в футбол, то они, конечно, играют за честь, они идут в футбол, потому что его любят, и начинают делать все от них возможное, чтобы стать мастерами футбола. Но дальше они попадают действительно в среду, где уже думают прежде всего о деньгах, потом еще пять пустых мест, а дальше уже футбол. Раньше когда-то ведь тоже все замечательные тренеры, замечательные мастера отечественного футбола тоже не были бессеребрениками, для них тоже имела значение и зарплата, и различные льготы, которые они получали от футбола, в то время можно было машину без очереди купить или квартиру получить. Но тогда просто другой порядок был.



Дмитрий Морозов: Футбол на первом месте был.



Валерий Винокуров: Да, футбол, футбол, футбол, футбол, а потом уже – что ты за него получишь.



Олег Винокуров: Вообще, мне кажется, что тут же порочна сама система, которая создана совершенно не футболистами. Потому что во всем мире. А кто не хочет зарабатывать своей работой? Мы, журналисты, тоже хотим больше зарабатывать. Любой человек на своем месте хочет больше зарабатывать и старается. И какой-нибудь Бэкхем или Рауль тоже хотят зарабатывать. И в этом нет ничего дурного. Другое дело, что там есть система, которая четко тебе говорит: «Вот ты хочешь много зарабатывать, играй хорошо». В российском футболе создана система, наши слушатели уже 150 раз на этот счет высказывались, что гигантские эти зарплаты не соответствуют на десятую долю уровню показываемому футболистами игры. Но сами футболисты в этом не виноваты глобально.



Валерий Винокуров: Поэтому я и сказал, что они попадают в систему, где действуют как бы другие законы. И Валерий Аркадьевич правильно говорил, и Сергей Викторович про то, что там начальство не думает о детском спорте, футболе, все застраивают, площадки ликвидируют, начальство футбольное не думает совершенно о моральном облике игроков, о чести. И вообще, с этим ничего не связано. Передо мной лежит «Новая газета», статья называется «Досвистелись», подзаголовок «Наши футбольные судьи грозят забастовкой».



Олег Винокуров: Слушаем Александра из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Первый вопрос по поводу телетрансляции, которую ожидают в будущем сезоне. Я видел информацию, что канал «Спорт» собирается транслировать игры чемпионата Италии.



Дмитрий Морозов: Да, да.



Слушатель: Плюс, я так понимаю, они будут продолжать в каком-то виде показывать чемпионат Англии. Было бы интересно узнать, что из этого всего выйдет. И второй вопрос касательно чемпионата Европы, с которого вы приехали только что. Хотел уточнить, во-первых, наша сборная уже провела все матчи, или они еще с кем-то играют?



Валерий Винокуров: Нет, сегодня.



Олег Винокуров: Сегодня последний матч с французами, но поскольку она оба матча перед этим проиграла, то все уже, это будет ее последняя игра на турнире.



Валерий Винокуров: Вот газета «Советский спорт» в пятницу публикует материал своего корреспондента оттуда, интервью, в частности, с Равилем Сабитовым. Такой заголовок: «Главный тренер юношеской сборной по футболу Равиль Сабитов: «С французами докажем, что мы не мальчики для битья». Вот с таким настроением «Советский спорт» призывает смотреть сегодня эту игру. Она важна в моральном плане для россиян, а в турнирном смысле – для французов.



Олег Винокуров: Еще успеем выслушать Игоря из Одинцово.



Слушатель: Скажите, я просил насчет борьбы…



Валерий Винокуров: Да, я знаю.



Слушатель: А теперь с этим все параллельно связано в футболе. Как вы считаете, тренеры себя ведут так, что выскакивают к бровке, ругаются на судей, машут, провоцируют трибуны, игроков против судей.



Валерий Винокуров: Игорь, вы совершенно правы. Про борьбу вам могу доложить, если вы еще сами не узнали. Я просто узнал об этом перед отъездом. Это в весе 84 килограмма два борца сошлись: один из Дагестана, один из Кабардино-Балкарии, один – чемпион мира, другой – обладатель Кубка мира. И такая была там упорная схватка, что и судьям было трудно определить, там все было на грани. Сами борцы вели себя абсолютно дисциплинированно, но их тренеры, и одного, и другого, выскочили на ковер, устроили там свалку с судьями и между собой подрались, тут еще выскочили зрители, диаспоры дагестанская и кабардино-балкарская, устроили безумную драку, вмешался в нее ОМОН. Вообще, там было страшное безобразие. Но, Игорь, самое смешное – президиум Федерации борьбы рассматривал весь этот инцидент и принял решение: никому из борцов победу не присуждать, считать, что никто из них не проиграл, и обоим присвоить звание чемпиона России. Вот и все решение. Игорь, вы абсолютно правы, что поведение тренеров футбольных команд тоже может вызвать подобное, что произошло на борцовском ковре. Просто другое дело, что тут правоохранительные органы и судьи тренеров сдерживают.



Олег Винокуров: Хотя стычки бывали. Знаменитые Семин с Писаревым: «Коля, ты не прав».



Валерий Винокуров: И недавно еще с кем-то в «Томи» Петраков и Павлюченко. Конечно, Игорь, вы абсолютно правы в том, что опасаетесь этого.



Олег Винокуров: Слушаем Людмилу Алексеевну из Московской области.



Слушатель: Я хотела попросить в программе «Прессинг плюс» те новости, которые идут спортивные в начале и в конце, не записывать в рамки этой передачи, а чтобы к 10 вечера эти новости передавали их диктору, и их читал диктор.



Валерий Винокуров: Давайте уточним, что это не в программе «Прессинг плюс».



Слушатель: В программе «Прессинг» по воскресеньям. Потому что вы сами понимаете, что у вас новости в основном к двум часа дня в воскресенье заканчиваются.



Валерий Винокуров: Нет, нет, не совсем. Новости у нас в воскресенье заканчиваются примерно около девяти.



Слушатель: Тогда вы не сообщаете результаты последних матчей, особенно когда чемпионаты мира, Олимпийские игры.



Дмитрий Морозов: Олимпийские игры освещаем доскональнейшим образом.



Слушатель: Крупнейшие матчи, даже матчи футбольного тура, результатов нет.



Валерий Винокуров: Правильно, я же вам пытаюсь объяснить, почему нет. Если матч начинается в 8 часов вечера, как сейчас происходит, «Кубань» из-за жары проводила поздно, то он заканчивается около десяти, по техническим соображениям мы не можем это сделать. Потому что транслируется «Прессинг» из Праги, там же передатчик стоит. Программа должна попасть туда, и в десять часов оттуда выйти в эфир. Поэтому последние новости мы даем в воскресенье, когда матчи заканчиваются около 8 часов вечера. Вот в чем проблема. Она действительно существует, но технически разрешить ее пока невозможно. А как сообщать в два часа дня, если теннисные матчи заканчиваются часов в 6-8 вечера? Мы и сообщаем. Но если матч затягивается, или как в Испании они только в полночь по московскому времени начинаются. Как же тут можно давать их результаты? Но в принципе большое вам спасибо за то, что вы слушаете так внимательно «Прессинг». Вот если последите еще чуть более внимательно, вы обратите внимание, как матч закончился в семь вечера, он обязательно будет в новостях программы «Прессинг».



Олег Винокуров: Михаил из Москвы.



Валерий Винокуров: Готовьтесь к приглашению к нам, вы у нас следующий на очереди.



Слушатель: Я готов, спасибо за приглашение. Хотел бы сказать, что одним из главных виновников я считаю журналистов. Ведущие наши издания спортивные периодически ходят вокруг и около проблем. Все время нас пытались ввергнуть в проблему, что все дело в тренере: вот тот тренер плохой – мы возьмем другого, иностранный тренер нам нужен, вот он поможет. А мы то с вами давно понимаем, что дело вовсе не в тренере сборной, а дело в тренерах и методиках детских спортивных футбольных школ. Конечно, сейчас о многом не скажешь, но у нас еще одна из главных проблем, начиная с детского футбола, это то, что у нас играют с маленького возраста на результат. И к 17-18 годам психологически они уже настолько выжаты, что им уже очень трудно что-либо показать, что-либо новое из себя представить. Об этом говорят многие думающие тренеры.



Валерий Винокуров: Михаил, мы согласны полностью с вами. Ведь вы же сейчас фактически развиваете мысль. Недели две или три назад в этой студии был Евгений Смертин, Евгений работает как раз сейчас с мальчиками, и он примерно то же самое говорил, что сейчас Михаил говорил о методике и далее. Михаил, вы придете к нам в гости, мы эту тему детско-юношеского футбола будет развивать и с вашей помощью тоже.



Слушатель: Вы ведь были в Австрии.



Валерий Винокуров: Да.



Слушатель: Беседуя с одним из президентов наших ведущих клубов, когда-то я поднимал с ним эту проблему несколько лет назад, говоря о том, что вы добиваетесь результатов, а талантов то у вас нет, заменять игроков некем, и одни легионеры. На что он сказал: «Нет, у нас было всегда и будет. Мы будем добиваться, начиная с малых лет, только первых мест». А теперь я хотел вам сообщить новость, которую вы, возможно, не знаете. Буквально день или два назад Гиннер выступил в роли Петра Первого.



Валерий Винокуров: Я понял, Михаил, как раз мы знаем. Вы хотите сказать, что голландец Элли Гус назначен директором футбольной детско-юношеской команды ЦСКА.



Дмитрий Морозов: Это вместо Сайко он пришел.



Слушатель: А мне хотелось два вопроса вам задать в связи с этим назначением. Как вы считаете, как он будет действовать? Ведь есть два пути решения проблем. Либо приглашать голландских тренеров детских, либо обучать наших тренеров методике. Какой вам путь видится более реальным? И второй вопрос: мне очень хотелось бы, чтобы вы рассказали, вы совсем чуть-чуть рассказали о своем общении с испанским тренером юношеской сборной. Очень было бы интересно чуть-чуть поподробнее, если это возможно.



Валерий Винокуров: Мы обязательно расскажем, и не раз, о нашей подробной беседе с Хуаном Сантистебаном. Сейчас я скажу, что это был выдающийся игрок, о котором, конечно, люди знающие помнят. Он играл в мадридском «Реале» в те времена, когда там играли Ди Стефан, Пушкаш, Хента, Дель Соль, Капа, и со всеми ними выходил на поле, он помоложе был на десять лет. Но беседу с ним мы провели серьезную и обязательно расскажем, как и расскажем вам о том, что говорил Равиль Сабитов. Мы тоже с ним много беседовали о состояние детско-юношеского футбола в России. Мне кажется, что более перспективно – это посылать российских тренеров на стажировки в детско-юношеские школы Европы. Потому что Равиль Сабитов, в частности, нам сказал, что, побывав на стажировке в Голландии, Германии, Англии, он очень многое приобрел как тренер. Но туда же посылают только тренера молодежной сборной, юношеской сборной России, а надо бы посылать, видимо, и таких тренеров, таких энтузиастов, как, предположим, Евгений Смертин, который имел возможность там побывать, потому что брат играет в Англии. Он приезжал к брату и посещал занятия. Но это же не у всех такая возможность есть у детских тренеров.



Олег Винокуров: Еще небольшая ремарка относительно нашей встречи с Сантистебаном. Такая специфическая же была обстановка. И журналистский контингент тоже особенный. Всякие мэтры журналистики со всех стран, самые опытные, они, как правило, не ездят на такие соревнования. Все газеты посылают своих молодых сотрудников, начинающих как бы стажироваться. Но один мэтр журналистики то там присутствовал в журналистском коллективе. Вы уже, видимо, догадались, о ком я говорю. Потому что как раз когда мы подошли потом к Сансистебану после пресс-конференции и сказали, что мы хотим с вами поговорить. Тут мэтр (папа, то бишь) ему и говорит: «Я же помню вас как игрока». И вот тут Сансистебан расплылся, говорит: «Как игрока?..» Все-таки времени то прошло почти полвека, уже, наверное, не многие… Из тех, кто был в зале среди журналистов:



Дмитрий Морозов: :никто не видел его, естественно.



Олег Винокуров: Но кто-то знал, как, например, я, может быть. Я ведь тоже не видел, но я хотя бы знал, кто это такой. А многие даже и не знали. И потом, когда вдруг знаменитое слово «хугадор» - по-испански «игрок» - прозвучало из наших уст, он так обрадовался. Просто совершенно для него весь мир перевернулся в этот момент с головы на ноги. И он радостно после этого с нами общался. Но это просто маленькая деталь.



Валерий Винокуров: А мне еще очень приятно, что у меня теперь будет фотография, где мы с ним улыбаемся и разговариваем.



Олег Винокуров: Я сфотографировал.



Дмитрий Морозов: Мы разместим на интернет-страничке нашей.



Валерий Винокуров: Ну, это не обязательно. А вот я когда начинал свою журналистскую деятельность, это же было начало 60-х годов, тогда же как раз мадридский «Реал» был велик, знаменит. Увидеть его практически не удавалось. Мы в основном только читали о нем, где-то случайно повезет, матч увидишь. И вот эта великая пятерка – Капа, Дель Соль, Ди Стефано, Пушкаш, Хента – была. И в нее как раз вливались молодые. В частности, самым из них талантливым был Хуан Сансистебан. Поэтому мне уже на первых порах, в 1964, 1965 году приходилось о нем писать. В общем, ностальгически-сентиментальные чувства о молодости сразу, конечно, вспыли. Видимо, у него тоже.



Олег Винокуров: Из пяти кампаний в Кубке чемпионов, которые выиграл «Реал», Сансистебан играл в четырех. Он потом и дальше еще играл. Слушаем Олега из Амурской области.



Слушатель: Я считаю, что не Сабитов там виноват, а сами игроки виноваты. Сабитов – тренер, видно, неплохой. Дело в том, что они из группы то вышли, там были не подарки.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Там были чехи, англичане, голландцы.



Валерий Винокуров: Правильно.



Слушатель: Те же чехи сейчас в финал вышли молодежного мирового чемпионата.



Валерий Винокуров: Да, конечно, правильно.



Слушатель: А если у этих 19-летних ребят не самолюбия, а когда-то Титов сказал, что чемпионат мира – это есть большой базар. Если эти ребята не понимают, что они выбиться в люди могут только, попадая на такие соревнования, так при чем здесь Сабитов?



Олег Винокуров: Понимаете, Олег, тут все вместе. Вы правы. С другой стороны, мы, может быть, не должны идеализировать Сабитова. Он нам кажется очень толковым, рассуждает здраво. Но мы же не присутствуем на установках или на тренировках. Нам так кажется. На самом деле, игроки же тоже ни в чем не виноваты. Ну, их так научили. Вот их научили давать пас щечкой ближним, вот их так научили с детства, они больше ничего не делают. Ну, на молодежном, конечно, значительно выше уровень, там творят такое игроки, они просто все там готовы уже ко всему. Здесь, конечно, нет. Но что некоторые тут исполняют! Какие-то переводы через все поле. Этот Бенатиро, немецкий игрок, который произвел на меня впечатление будущей звезды. Естественно, можно ошибаться сколько угодно, может все, естественно, не так произойти. Он делает скрытые какие-то передачи, направо смотрит, налево отдает, забрасывает так, забрасывает сяк. В российской сборной никто, хоть будь это Мамаев, Дзюба, Салугин, вокруг которых все шумят, никто ничего этого делать не умеет. Не научили.



Валерий Винокуров: Да в первой национальной сборной никто так не сделает. Все говорят – Лоськов. Ну, Лоськов два-три паса дальних может дать.



Олег Винокуров: Особенно в чемпионате России, где все еще стоят, стоя все играют.



Валерий Винокуров: Просто уровень совершенно другой. Олег, вы правы абсолютно в том, что не Сабитов виноват. Я думаю, что Сабитов кое в чем тоже виноват. Если оборона совершенно развалилась, значит, тренер где-то виноват. Самое, что мне приятно, в этом интервью он говорит: «Виноват я во всем».



Дмитрий Морозов: Берет вину на себя.



Валерий Винокуров: Вот это как раз:



Дмитрий Морозов: :характеризует весьма его положительно.



Валерий Винокуров: Игроки не виноваты…



Дмитрий Морозов: За одного битого Сабитова дают.



Валерий Винокуров: «Для будущего российского футбола, - говорит он, - этот неудачный чемпионат даст больше плюсов, чем минусов». Дай то Бог, потому что я думаю, что начальство все будет валить в основном на Сабитова. Это безусловно. Так что, Олег, мы с вами согласны. Единственное, что не может так быть, чтобы тренер совсем был не виноват, когда поражение 2:6. 2:3 – еще ладно. Просто там же дело в том, что немцы тоже могли выиграть с таким же счетом, если не с большим.



Олег Винокуров: Там вообще много возникает голевых моментов, и россияне тоже могли на один-два гола больше забить.



Дмитрий Морозов: Все-таки в двух матчах четыре гола забили.



Валерий Винокуров: А сербам надо было еще, они же до этого проиграли. Одну интересную вещь я все-таки скажу Олегу из Амурской области. Мы спросили Равиля, он во время матча может как-то отвлечься, за игрой последить соперников. И он нам вдруг как-то искренне говорит, мы разговаривали после матча с немцами: «Вот я в первом тайме (а немцы там быстро забили два гола, первый тайм закончился 2:0) я не мог избавиться от восхищения, как играют немцы». И он перечислил нам массу. Человек просто пришел в восторг от игры соперника, значит понимает.



Олег Винокуров: Но там еще просто специфика, что на этом уровне они же толком никого не видят. Турниров у них нет таких.



Дмитрий Морозов: Соперников они не видят практически.



Олег Винокуров: Товарищеских матчей тоже немного. Мы поэтому и спросили. Получается, что ты каждый раз видишь соперника первый раз. Первый раз голландцев увидел, первый раз – англичан, первый раз – немцев.



Дмитрий Морозов: Часто отменяется постоянно.



Олег Винокуров: Да, и он говорит: «С одной стороны, мне надо решать, как против них бороться. Но с другой стороны, я еще должен понять. Я смотрю, восхищаюсь, какая у них там селекция». А тут же еще по ходу надо что-то придумывать, как против них действовать.



Валерий Винокуров: Олег еще что-то хочет сказать.



Слушатель: Я хотел эту тему развернуть. А Мутко не понимает, что надо выйти на людей с мешками денег, у нас же есть прекрасные футболисты бывшие.



Валерий Винокуров: Олег, Мутко все понимает, что касается денег, только несколько в другом направлении, видимо, понимает, чем мы с вами.



Слушатель: Но у нас есть же.



Валерий Винокуров: Есть, есть.



Слушатель: Они могут научить детей.



Валерий Винокуров: Есть у нас, есть, которые могут научить детей. Но для этого надо, чтобы кто-то хотел, чтобы они учили детей. А видите, назначение голландца Элле Гуса, это бывший тренер сборной Эстонии, с которой как раз играла сборная России национальная, эстонцы же его сняли с работы, а Гус Хиддинк, наверное, Элле Гуса знает, и он порекомендовал. И вот он теперь будет в ЦСКА возглавлять всю эту работу.



Дмитрий Морозов: Это вместо Владимира Салькова.



Валерий Винокуров: Видимо, да. Владимира Максимовича я всю жизнь очень уважал и радовался, что он там работает в ЦСКА, видимо, тоже пользу приносил. Ну, тут уже другой вопрос. Решают, как правильно Олег заметил, деньги.



Олег Винокуров: Если приглашают Элле Гуса, наверное, его не на какие-то гроши приглашают.



Валерий Винокуров: Конечно.



Олег Винокуров: ЦСКА же платит нормально. Потому что тренерам же надо условия создавать. Мы же сто раз об этом говорили, что нужно создавать условия, у нас получается, в беседе с Сабитовым был затронут этот вопрос, и выясняется, сейчас же все знают, что Сабитов уйдет работать в «Торпедо». Тренеры сборных, которые работают на РФС, они же не защищены. Мы это говорили, когда про первую сборную говорили. Естественно, когда это Газзаев откажется от позиции в ЦСКА, где он получает в 5-10 раз больше, и только сосредоточится на сборной? Газзаев – просто как пример. Бышовец в свое время, Романцев – все же, естественно, выступали за совместительство, потому что надо две зарплаты получать. Потому что на зарплате сборной ты не продержишься. Так же и здесь. Получается, Сабитов должен уходить куда-то:



Валерий Винокуров: :ради нормальной зарплаты.



Олег Винокуров: Да, при этом в ненормальный совершенно клуб, не бог весть какого уровня.



Валерий Винокуров: Но тут вообще ситуация, конечно, нелепая и смешная. Потому что зарплата Сабитова, главного тренера юношеской сборной России, в 5, 10, 15, 20 раз меньше, чем у игроков, которых он в сборную позвал. Это вообще же смешно.



Дмитрий Морозов: С каким снисхождением они смотрят на своего наставника.



Валерий Винокуров: Ну, с снисхождением, может быть, и не смотрят.



Олег Винокуров: Там отношения то нормальные.



Валерий Винокуров: Отношения хорошие. Они его уважают. Но на самом деле, это же какая-то нелепость. Юношеская сборная России приезжает на тренировку на джипах стоимостью за 100 тысяч долларов. Там есть игрок Голядкин, он сыграл два матча за «Рубин» (Казань), а он – воспитанник ЦСКА, два матча в премьер-лиге уже сыграл, у него уже зарплата больше, чем у тех, кто пока в дубле играет, в два раза. А у тех, кто играет в дубле, уже в десять раз больше, чем у тренера Сабитова, который работает в РФС. Вот как раз Мутко и должен об этом задуматься когда-нибудь. Но вряд ли задумается. Но не буду, а то еще в экстремизме по отношению к Мутко меня обвинят теперь.



Олег Винокуров: Анатолия из Москвы слушаем.



Слушатель: Я – человек от спорта далекий, но слежу за этим явлением мировой культуры. Профессиональному спорту ведь не более ста лет. Правда?



Валерий Винокуров: Да.



Слушатель: Это очень немного для истории. Мне кажется, как явление мировой культуры человеческой это крайне негативное явление. Уже сказал один ваш слушатель о том, что детей дифференцируют по физическим возможностям, требуют от них результата. Скажите, пожалуйста, это же тот же шоу-бизнес.



Валерий Винокуров: Да, Анатолий.



Слушатель: Не кажется ли вам, что это все не плодотворно для человечества? Вот, например, бегун из Эфиопии был, он пробежал марафонскую дистанцию в свое время лучше всех, неужели Эфиопия стала лучше жить от этого?



Валерий Винокуров: Анатолий, мы поняли ваш философский взгляд. Я вам сразу могу сказать, что лет 40 назад, когда я только начинал работать в журналистике, я тогда узнал, что социологи всего мира считают, что человечество делится пополам. Они говорят: половине человечества спорт абсолютно безразличен и не нужен. Да, это так же верно, как то, что другой половине человечества он очень нужен, необходим и составляет значительную часть культурной и духовной жизни этой половины человечества. Анатолий, мы с вами находимся в разных половинах человечества, что не мешает нам уважать друг друга.



Олег Винокуров: Но с чем нельзя не согласиться, что действительно, лучше жить не стал никто в Эфиопии. А когда Амос Тутола написал книгу или серию романов выдающихся, восхитивших весь мир и тоже получивших какие-то премии, никто в Нигерии тоже лучше не стал жить.



Дмитрий Морозов: Может быть, даже хуже.



Олег Винокуров: А когда какой-нибудь кинофильм получает приз Каннского кинофестиваля, то в этой стране от этого тоже лучше никто не живет. Почему от спортивных достижений кто-то должен лучше жить? Надо в промышленности или где-то…



Дмитрий Морозов: Салман Рушди стал сэром, что в Иране от этого демократия появилась что ли?



Валерий Винокуров: Анатолий, но вот благодаря книге Тутолы весь мир лучше познал Нигерию. Благодаря эфиопским бегунам, в частности, Анатолий имел в виду Абебе Бекиллу, но с тех пор еще появилось очень много других великих бегунов эфиопских, Эфиопию узнали во всем мире. И это тоже приносит пользу. Анатолий, бессмысленно спорить, половина человечества – это мы, а в другой половине – другие. Ну, и что теперь делать?



Дмитрий Морозов: Это не повод для скандала.



Валерий Винокуров: За стеклом наши продюсеры две Наташи – Гуреева и Флоринская, слушая нашу беседу, улыбаются и при этом понимают, что они то находятся на грани, потому что они бы хотели в эту половину человечества, которая спортом безумно увлекается, попасть, но пока еще не могут. Пока что они еще где-то между Анатолием и нами находятся, но все-таки, я думаю, где-то ближе к нам. Вот сейчас они возмутились, да, ближе к нам, согласен.



Олег Винокуров: Сергея из Ивановской области мы слушаем.



Слушатель: Я болельщик московского «Спартака» и «Телеком-Текстильщика» (Иваново). Вы не могли бы подсказать, с какой радости господин Эрнст вместо футбола 18-го тура ставит «Доктора Живаго»? теперь футбола на Первом канале не будет вообще?



Валерий Винокуров: Сергей, мы про господина Эрнста устали говорить. Человек не любит спорта.



Олег Винокуров: Как бы нас в экстремизме не обвинили в очередной раз.



Дмитрий Морозов: Он в другой половине человечества, вот в чем смысл.



Валерий Винокуров: Он находится в другой половине человечества.



Олег Винокуров: Может быть, там в другой день. Есть же договоренность, контракт и прочее, они обязаны показывать один матч хотя бы в туре.



Валерий Винокуров: Ну, один они показывают.



Дмитрий Морозов: Тем более в два часа дня они показывают же футбол.



Валерий Винокуров: Сергей, ну что сделать? Кстати, то, что Эрнст не любит спорт, это его личное дело. Но раз он руководит этим каналом, он должен любить телезрителей, болельщиков.



Дмитрий Морозов: Полагаете, он думает об этом?



Валерий Винокуров: Нет. Вот в этом и несчастье. Но это общее несчастье: этот не думает о футболе, тот не думает о телевидении. Этот возглавляет футбол – о нем не думает, тот возглавляет телевидение – не думает. О людях не думают. Что теперь сделаешь? Давайте обвиняйте меня в экстремизме, господин Эрнст и господин Мутко, и все остальные господа.



Олег Винокуров: Из города Сызрань нам Александр прислал сообщение: «Реконструкция умертвила «Лужники» как со спортивной, так и с архитектурной точки зрения. Их заковали в кандалы. Финал Лиги чемпионов проблему не разрешит. Там напрашивалось перепрофилирование арены в чисто легкоатлетический стадион. Подобную авантюру в нашем городе творят олигархи, а российские чиновники отменно демонстрируют свое бессилие перед конструктивным мышлением».


«Услышим ли мы в программах продолжение репортажей великого журналиста Аркадия Галинского?» - Александр из Сызрани спрашивает.



Валерий Винокуров: Конечно, не услышим, Аркадий Романович скончался. И, Александр, большое спасибо вам, что вспомнили его, и мы на памяти об одном из наших учителей, одном из постоянных авторов программы «Прессинг», когда она только начиналась, мы завершаем нашу программу. Отдадим дань его памяти.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG