Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему жители Cочи не хотят отдавать свою землю под олимпийские стадионы? Бьют или не бьют задержанных в нижегородской милиции и прокуратуре? Трудная доля ульяновских монополистов. Вятский кузнец Алексей Кузницин хорошо знает, как обошлась с его семьей советская власть. Подмосковье: Как жить в арестованном доме? Самара: Кого бережет моя милиция? Ижевск: Предприниматель Александр Найдин не хочет отвечать за гримасы капитализма. Саранск: Почему юные музыканты учатся в подвале? Красноярск: Где искать свои корни


В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Мелания Дроздова : Это очень досадно и обидно до глубины души. У нас третье поколение здесь живёт на этой земле. И вдруг, ни с того ни с сего, из-за какой-то там Олимпиады, которая что-то решает, нас должны отсюда убрать! Как это так. Никто ничего не сказал, не предупредил - имеем мы желание уйти, не имеем. Так же нельзя поступать с людьми, с коренными людьми, которые прожили здесь столько лет и надеются жить навсегда. Это же наша родина, исконные наши земли.



Геннадий Шляхов : Мелания Дроздова живёт в посёлке Нижняя Имеретинская бухта. В том месте, где через несколько лет построят ледовые дворцы спорта и олимпийскую деревню. Сочи готовится принять Зимние Олимпийские Игры 2014года. Мелания Дроздова из староверов. Мама родилась в Турции в городе Бендерма, где проживала большая колония русских переселенцев. Жили хорошо до тех пор, пока местные жители не стали их притеснять. Послали тогда они ходоков в Россию к последнему русскому царю Николаю Второму, обратились за помощью, а он в ответ прислал за ними морские суда и вернул староверов на родину. Дал им землю и возможность жить по своему укладу.


Остановились колонисты в Имеретинской низменности прямо на берегу моря. Построили дома, осушили болота. Мёртвую долину превратили в цветущий сад. Потом пришла советская власть, согнавшая всех в колхоз. Но и тогда жили староверы безбедно трудом своим. Продолжает Мелания Дроздова.



Мелания Дроздова : Когда тут стали всё восстанавливать, очистили поля, превратили всё в ухоженное место, стало быть, колхоз появился. Теперь в этом колхозе мама говорит - я покупаю вот эту усадьбу себе. И она платит деньги колхозу, выплатила все деньги 15 соток земли и вот этот дом. Тогда мы начали оформлять свои дома. Почему не оформили? Да, потому что оно никому не нужно было. Нам даль царь – вот тебе надел, вот тебе надел.


Теперь же по новым правилам в правление Путина нам нужно поменять документы, так как эти устарели. Обращались с документами, чтобы поменять их, оказывается надо градостроительную справочку. Пошла за градостроительной справочкой, и что получается: моё домовладение - именно 15 соточек - относят под олимпийские нужды. На каком основании? Всё было куплено и свято, и теперь всё это разрушить и убрать. И куда мы пойдём. Ну, пришли бы, сказали – черт, дьявол, ты тут живёшь, ты тут есть? Почему градостроительную сделали карту, не просмотрев - кто, где живёт - люди? Всё же это должно быть в мире и согласии со всеми. Правильно? Этого не было сделано.



Геннадий Шляхов : В Нижнее-Имеретинской бухте только и разговоров сегодня о предстоящей Олимпиаде - выселят, не выселят. Хотя может и преждевременны опасения местных жителей. Строительство ещё не началось. Более того, проекты размещения олимпийских объектов на территории Имеретинской низменности меняются едва ли не каждый день.



Лариса Заведеева : Предварительно еще идёт только выбор площадок. И где будут накладки - мы ещё не можем сказать.



Геннадий Шляхов : Лариса Заведеева, начальник отдела Земельных отношений Дирекции развития Сочи, той самой организации, которой поручено реализовывать олимпийский проект. Она утверждает, что перед проектировщиками ставится задача так планировать размещение объектов, чтобы минимально затрагивать интересы третьих лиц. То есть избежать, по возможности, отселения местных жителей с их земельных участков и домов. Правда, одновременно работа идёт и в другом направлении, связанном с обеспечением процесса отселения. Продолжает Лариса Заведеева, начальник отдела Земельных отношений Дирекции развития Сочи.



Лариса Заведеева : Законодательством порядок отработан не чётко. Для того чтобы это чётко соблюдалось и довольно недлинные сроки, отведены на строительство этих объектов, то на сегодняшний день вносятся предложения по изменению законодательства краем, городом, дирекцией, министерствами. Идёт процесс отрабатывания этих всех моментов.



Геннадий Шляхов : Порядок возмещения убытков землепользователям, землевладельцам и собственникам земельных участков прописан сегодня в законе. Да вот беда, многие строения в Имеретинской низменности, не говоря о земле, не оформлены надлежащим образом.



Жительница : Земля у нас так и не оформлена.



Геннадий Шляхов : Местные жители утверждают, что сегодня невозможно оформить землю. В разных инстанциях отказывают под разными предлогами. Главный архитектор Сочи Олег Гусев считает, что дело обстоит совсем иначе.



Олег Гусев : Документы этих жителей рассматриваются в первую очередь. Если основания есть - десятилетиями живут, на то есть историческая справка, - мы её принимаем, и мы оформляем. Речь идёт о том, что если нет права на землю, а есть право на жильё, тогда вступает один кодекс. Если право подтверждается исторической справкой на землю, то мы оформляем землю. Поверьте мне, вся земля оформляется именно для того, чтобы потом её компенсировать.



Геннадий Шляхов : Первые "олимпийские письма счастья", как их окрестили сочинцы, уже начали поступать в адрес горожан, проживающих на территориях планируемой олимпийской застройки. Не в Нижне-Имеретинской низменности, а в соседнем Адлерском районе, там, где должна быть построена транспортная развязка, жителей частных домов предварительно проинформировали о возможности изъятия земельного участка. В связи с чем попросили представить в Дирекцию развития Сочи правоустанавливающие и правоудостоверяющие документы на земельный участок и объекты недвижимости, а также выписку из Государственного земельного кадастра.


Получить кадастровую справку в Сочи для жителей Нижне-Имеретинской низменности, сегодня оказалось делом непосильным. Вот уже полгода многие из них без всякого результата выстаивают очереди в Государственную службу кадастра. Комментирует ситуацию главный архитектор Сочи Олег Гусев.



Олег Гусев : Город оформил им землю. Государственная служба должна отвечать за себя. Мы эту землю, муниципалитет оформил все это. Все постановления районные прописаны. То, что Кадастровая служба не справляется - она не готова.



Геннадий Шляхов : "Радость со слезами на глазах и с чувством горечи в душе", - это о них, о жителях Имеретинской низменности, живущих сегодня в полном неведении относительно своего будущего.



Житель : Мы радуемся со всей Россией, что Олимпиада будет в России. Очень радуемся. Радости предела нет. Особенно, как президент выступил. За Россию просто гордость берёт. Но, с другой стороны, есть старые опасения. Такая махина, такая стройка разворачивается, а у нас были предупреждения, что мы помешаем. То ли частично, то ли полностью. Потом нас предупреждали, что нас не тронут. Но как это обернётся - мы не знаем. Это остались сомнения.



Жительница : Рада ли я Олимпиаде? Вообще, конечно, я не рада Олимпиаде. Неизвестность пугает. Всё выращено своими руками, 50 лет жизни в таком уголке, когда всё ты старался вырастить своими руками и жил для детей. Всё это делал, строил - можно всего этого лишиться в один момент. Потому что дрова рубят - щепки летят. Чтобы мы не оказались этими щепками.



В эфире Нижний Новгород, Лира Валеева:



В Нижнем Новгороде начался сyд над семнадцатилетним подростком и его знакомым, которых в Рождество избила группа неизвестных. Как выяснилось позднее - милиционер и сотрудник Павловской прокуратуры. Несовершеннолетнего Дмитрия Андронова обвиняют в том, что он изнасиловал пятнадцатилетнюю школьницy из города Павлово. 20-летнего Игоря Горохова, его знакомого, студента 3 курса Лингвистического университета, вот уже полгода держат под стражей. Как рассказал один из пострадавших, он дал признание только потому, что следователь Андрей Семиков, который в тот день был пьян, заставил его написать этy бyмагy. В прокyратyре Павловского района, в свою очередь, опровергают информацию о том, что этот сотрyдник избивал подростка. По словам главы нижегородского Комитета против пыток Игоря Каляпина, самое главное в этом деле - это милицейский произвол.



Игорь Каляпин : Как сам молодой человек нам пояснил, на следyющий день емy позвонили по телефонy, попросили его выйти на yлицy, он вышел, его там ждали сотрyдники милиции. И во дворе 5-этажного дома, точнее там большая площадка, вокруг которой стоят три 5-этажки, на глазах у всего честного люда, это выходной день был, то ли суббота, то ли воскресенье, его вместе с этим его приятелем начали избивать. Потом одного отвезли в милицию, второго в прокуратуру, вот Андронова в частности. Там его еще раз избили, как он утверждает.



Лира Валеева : Еще один участник избиения - это заместитель начальника уголовного розыска Павловского РОВД. По заключению врачей, у обоих избитых молодых людей сотрясение головного мозга, у одного повреждена грудная клетка, с такой травмой он попал в больницy, y второго - yшибы рyк, позвоночника и поясницы. Что же касается изнасилования, то во всяком слyчае cyдебная экспертиза не подтвердила слова пострадавшей. Как следyет из заключения врачей, ни Андронов, ни Горохов к этомy престyплению (если даже оно имело место) не имеют никакого отношения. Мать одного из пострадавших Надежда Горохова предполагает, что на их семье пытались заработать.



Надежда Горохова : Он когда пришел из милиции, когда его отпустили, это 7 числа, 7 января, он говорит: "Мама, дали 3 дня сроку найти 200 тысяч денег, чтобы уладить все это дело. Для кого эти деньги предназначались, я не знаю. Для девочки, для милиции - я не знаю. Не могy сказать.



Лира Валеева : Мать второго пострадавшего - Марина Андронова - подтвердила, что с таким требованием обращались и к ее несовершеннолетнему сынy. Он тоже провел некоторое время в СИЗО Павловского района. Женщина в это время держала голодовку, пытаясь привлечь к своей беде внимание жyрналистов. Через несколько дней Нижегородский областной суд решил, что арест ее сына был незаконным. Впрочем, как рассказывают в Комитете против пыток, даже после этого подросток провел некоторое время под стражей.



Игорь Каляпин : Адвокат и мать с этой бумагой и, в том числе, с сотрудником областного суда, счастливые поехали в следственный изолятор, предъявили там определение областного суда, на что им ответили: "Вы знаете, пятница. Рабочий день кончается, y нас люди по домам разъехались. В общем, освобождать его некомy. Ничего страшного. В понедельник. В понедельник освободим".



Лира Валеева : За тy лишнюю ночь, проведеннyю в СИЗО Павловского района, подросток c большой вероятностью получит компенсацию. Нижегородским правозащитникам yдалось отсyдить 35 тысяч рублей. Каким же будет исход сyдебного процесса, пока никто сказать не берется. Адвокат Андроновых тоже воздерживается от каких-либо оптимистических прогнозов. Тем временем, расследование второго уголовного дела (оно касается избиения задержанных), по словам Каляпина, затягивается, потому что одним из фигурантов является прокурор.



Игорь Каляпин : Признаки престyпления настолько очевидны, что не возбудить дело при таких обстоятельствах ну просто невозможно. Есть молодой человек, который говорит, что его избили и принуждали к даче признательных показаний. Есть признательные показания, подписанные этим молодым человеком. Есть телесные повреждения, которые соответствуют тому насилию, которые он описывает. Есть, в конце концов, несколько свидетелей, которые все это видели. Вообще, с такими доказательствами дело в суд можно направлять. А тyт вопрос стоял всего лишь о возбуждении уголовного дела и начале расследования. Тем не менее, Павловская прокyратyра дело возбyждать отказалась.



Лира Валеева : Сейчас расследование этого уголовного дела все же ведется. Но, по словам правозащитников, ни конца, ни края ему не видно. Следователь менялся уже несколько раз. Каждый раз рождественскую историю начинают расследовать заново.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



С произволом монополистов можно бороться, причем законными методами, доказал недавно ульяновский Центр по защите прав потребителей. Эта общественная организация через суд заставила крупнейшую в области телефонную компанию «ВолгаТелеком» вернуть гражданам 80 рублей, которые телефонисты брали с них за повторную смену тарифного плана.


С 1 февраля этого года «Волга Телеком» ввел новую систему оплаты телефонных разговоров. Гражданам предложили выбрать один из трех тарифов – повременный, безлимитный или комбинированный. Пенсионерка Таисия Радаева поначалу выбрала комбинированный, а потом убедилась, что переплачивает по 40-50 рублей ежемесячно.



Таисия Радаева : У меня малые разговоры, я редко языком чешу, поэтому мне не выгодно.



Сергей Гогин : Таисия Радаева попросила перевести ее на повременку. За это с нее взяли 80 рублей, хотя услуга сводится к приему заявления и изменению одного слова в учетной записи в компьютере. Но тут пенсионерка услышала по областному радио выступление руководителя Центра по защите прав потребителей Григория Каленова:



Григорий Каленов : Федеральная служба по тарифам нам ответила на ряд вопросов и в конце написала, что информация операторов связи, переход с одного тарифного плана на другой первые три месяца будет осуществляться бесплатно. Стало быть и «ВолгаТелеком» должна бесплатно оказывать там эту услугу. Мы об этом сообщили. Тут люди стали нам звонить, писать о том, что за переход с одного тарифа на другой в феврале уже бралась оплата, и в марте бралась оплата в размере 80 рублей. Вот у меня тут пачка целая обращений. Мы посчитали, что это незаконно.



Сергей Гогин : За три дня Каленову позвонили около 100 человек. Одной из них была Альбина Розова. С нее тоже взяли 80 рублей, когда она пожелала вернуться с выбранного ранее повременного на безлимитный тариф из-за того, что ее сын много времени проводит в Интернете.



Альбина Розова : Я спросила, за Интернет-соединение берется? Они мне сказали, что не берется.



Сергей Гогин : На самом деле оказалось, что по некоторым Интернет-картам соединение оплачивается так же, как голосовая связь с поминутной тарификацией, если у Интернет-провайдера нет особого договора с телефонным монополистом. Разумеется, «ВолгаТелекому» выгодно продавать свои Интернет-карты. Но это отдельная тема. Альбина Розова написала в «ВолгаТелеком» претензию, потребовав вернуть 80 рублей.



Альбина Розова : Ответ был на претензию, что платить они не собираются. Мы не такие большие деньги получаем. Поэтому я решила, что они несправедливо отнеслись ко мне.



Сергей Гогин : Ц ентр защиты прав потребителей обратился в суд с требованием признать незаконной плату, введенную компанией «ВолгаТелеком» за переход с тарифа на тариф, и произвести гражданам перерасчет. Руководитель центра Григорий Каленов доказывал в суде - поскольку Федеральная тарифная служба не установила плату за подобную услугу, то брать эти деньги нельзя.



Григорий Каленов : Газовики, связисты, водоканал, то есть естественные монополии, к сожалению, поражены в правах. Они не в полном объеме субъект свободного рынка, у них нет конкурентов. Поэтому вся их деятельность должна жестко контролироваться в каких-то вопросах государством. Судьба такая их. Тяжелая судьба монополиста.



Сергей Гогин : Позицию связистов в суде излагает руководитель пресс-службы «ВолгаТелекома» Елена Сенчева:



Елена Сенчева: Плата с одного тарифного плана на другой взимается в соответствии с правилами оказания услуг связи, где сказано, что работы по внесению изменений договора по оказанию услуг связи подлежат оплате стороной, инициирующей эти изменения, то есть в данном случае абонентом. При смене абонентом тарифного плана, оператор связи выполняет определенные работы по переоформлению договора, по изменению настроек и другие. Данные затраты возмещаются путем установления тарифа на эту услугу.



Сергей Гогин : Но суд – сначала районный, а потом и областной - полностью поддержал истца. Более того, как записано в решении суда, перевод абонента с одного тарифного плата на другой входит в должностные обязанности оператора связи, потому что в абонентской плате за телефон уже содержится оплата труда операторов. Стоило ли затевать длительный судебный процесс из-за 80 рублей? Пенсионерка Таисия Радаева считает, что стоило:



Таисия Радаева : Постоянно куда ни пойдешь, везде накалывают, то обвешивают, то обсчитывают. Тем более, если они незаконно… Почему я должна свои деньги дарить людям, которые нарушают закон?!



Сергей Гогин : По уверению представителя «ВолгаТелекома» Елены Сенчевой, компания подчинится решению суда - с счета абонентов будут скорректированы автоматически, переплаченные деньги будут возвращены.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Алексей Кузницин : Мне вообще всегда нравился раскаленный металл, гнуть его. Я прямо заворожено смотрел. Если какой-нибудь маленький сюжетец по телевидению увижу… Даже вот литейный цех показывают, прокатный, я стоял, смотрел, мне это ужасно нравилось.



Екатерина Лушникова : Уже 18 лет Алексей Кузницин занимается художественной ковкой металла. О такой необычной профессии он мечтал с самого детства.



Алексей Кузницин : Началось все с моего отца. У моего отца были золотые руки. Мне очень нравилось с детства наблюдать, как он нам что-нибудь мастерит замысловатое, витиеватое. Наверняка, кто-то, когда-то, где-то из моих предков был кузнецом. Может быть, есть какая-то память генов.



Екатерина Лушникова : Память генов или еще что-то еще, но стоило Кузницину прийти в кузницу, взять в руки молот, все у него стало получатся само собой. Словно, по какому-то волшебству.



Алексей Кузницин : У меня получаться начало. Я сам удивлялся. Я говорю, нигде я не видел, как это, потому что настоящие кузнецы свои секреты хранят и никому их не передадут, не расскажут. У меня не было ни учителя, никого. Я сам себе был учитель. И вот начал потихоньку, поэтапно, постепенно и практически добился в кузнечном деле всего.



Екатерина Лушникова : Сейчас Кузницин может выковать буквально все – и подсвечники, и решетку на окна, и ворота с ажурным узором, и крест церковный. Может, наверное, и блоху подковать, да вот такого еще никто не заказывал, хотя профессия кузнеца в последние годы вновь стала современной.



Алексей Кузницин : Работа кузнеца востребована. Именно сейчас стала очень сильно востребована. Появилась большая конкуренция на нашем рынке. Я стараюсь делать так, чтобы любая работа мне нравилась. Пускай я даже делаю какую-то чисто бытовую, примитивную, утилитарную вещь, но я ее делаю по своему эскизу, то есть изначально я художник, я сам ее придумал, сам ее сочинил, сам ее нарисовал, и сам еще воплощаю своими же руками.



Екатерина Лушникова : Недавно мастер выполнил необычный заказ - выковал Крест поминальный. Поставили его на Мезринском кладбище в Вятке. Согласно народной молве, в этом месте в тридцатые годы чекисты расстреливали заключенных. Дед Кузницина Аркадий тоже пострадал в годы репрессий.



Алексей Кузницин : За то, что хорошо жил, за то, что хозяйство большое держал, за то, что хорошим хозяином был, за то, что было 9 детей и все работали. Все были женаты и жили своим семейным колхозом. Были свои лошади, свои коровы, свои механизмы какие-то были. Люди позавидовали. Колхоз создали, а тащить нечего было. А где взять? Вот у Кузнициных отобрать. Пошли и раскулачили семью Кузнициных. Правда, во время предупредили. И часть родственников смогла ночью уйти. А деда с бабкой сослали в Кайский край поселок Рудничный. Вот у меня там отец родился.



Екатерина Лушникова : В годы советской власти профессия кузнеца тоже была «репрессирована». Все делалось в промышленных масштабах, о художественной ковке забыли. Чтобы вспомнить былое мастер путешествует по городам российским, тем, где еще можно увидеть старинные образцы.



Алексей Кузницин : Очень много ковки сохранилось в Астрахани. В старом городе просто масса, обилие высочайшего уровня. Там даже есть ворота в одном особняке, где лица выкованы. Тут жил очень богатый человек, он всю ковку заказывал французским мастерам. Даже не здесь, а французским мастерам. В то время, до революции, считались два центра – Чехия и Франция, где делали высочайшего образца ковку, художественную ковку.



Екатерина Лушникова : Ремесло кузнеца рассчитано на вечность, считает Алексей Кузницин.



Алексей Кузницин : Я всегда думаю о том, как на нее будут смотреть люди через 50-100 лет, чтобы они знали, что их предки не халтурили? К примеру, ограда вокруг церкви Иоанна Предтечи. Кресты на храмах. Это будет вечно всегда. Потому что пока есть железо, будет и кузнец.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Искандер Магеррамов : Появляются какие-то площадные страсти. Хочется победить. Пикет, я помню, такую эйфорию у нас создал у всех, что мы победили. Мы в этот день чуть ли не вышли во двор все обниматься, ликовать, когда свет нам вернули.



Вера Володина : Искандер Магеррамов практически признает, что акции протеста оказались едва ли не самыми действенными, но в основном борьба жителей арестованного дома в Апрелевке и за свет, и за оформление прав собственности идет бумажным способом. Суды, жалобы, обращения к губернатору, к президенту - это пятилетняя история давно построенного и заселенного дома, который никак не могут поделить застройщик и заказчик. Рассказывает Алексей Лютов.



Алексей Лютов : Дом строили две организации ВГУП ЦНИИ «Сельстрой» - заказчик, и застройщик ООО «Олимп-1». У них возникли споры о разделе долей между ними. Суд, не разобравшись по существу дела, решил на всякий случай арестовать весь дом. В итоге жители не могут добиться прав собственности. Дом, несмотря на то, что он уже принят госкомиссией в 2005 году, не обслуживается. У нас периодически отключается вода полностью на месяц и больше. Остаемся без электричества. Причем администрация, после того, как мы обращаемся на прямую линию к президенту, намеренно вводит вышестоящую администрацию в заблуждение, отвечает, что дом принят в эксплуатацию, и это является основанием для государственной регистрации прав собственности участников долевого строительства. Когда с этим ответом мы идем в Регистрационную палату, то получаем такой ответ – на жилой дом наложен арест. В связи с оказанными препятствиями, государственная регистрация остановлена.



Вера Володина : Из-за тяжбы не начиналась нормальная эксплуатация дома. Застройщик временно передавал эти функции Товариществу строящегося жилья, от которого остались долги и отсутствие коммунальных услуг. Электричеством почти две сотни квартир снабжаются по времянке, как стройплощадка, потому и платят выше тарифов, объясняет Искандер.



Искандер Магеррамов : Должен быть, естественно, газ. Труды подведены. Половина квартир пользуется баллонным газом. Причем, это знают. Они об этом шепотом говорят, но это же ужас! Это же может, что угодно произойти! Передача света – там масса документов должна быть исполнена. Это должен был сделать застройщик, но у них какая-то там внутри война.



Вера Володина : Война, говорит Алексей, продолжается и сегодня.



Алексей Лютов : Не дождавшись судебного решения, они в мае этого года предприняли силовые захваты квартир. Спиливали болгаркой двери.



Вера Володина : Искандер Магеррамов думает, что долгий судебный процесс, наверное, не нарушение норм, но и так тоже не должно быть. Ведь нарушаются права проживающих, они подают свои иски, правда, до сути разбирательство никак не дойдет - дело ведет судья Лариса Алымова.



Искандер Магеррамов : Появляется ходатайство вполне законное. Она это ходатайство официально принимает. Естественно, чтобы его рассмотреть, нужен срок. Три месяца нужно как минимум. Свой срок она накладывает плюс экспертиза. Потом вдруг появляется, что экспертиза не получилась. Спрашиваем – вы же сказали, что если будет отказ от экспертизы? Она не разговаривает. Это достижение, что на последнее заседание нас пригласили в зал. Нас было много, видимо, уже не удалось в коридоре с нами… А так нас вообще не приглашали, хотя мы объединены (физические лица), рвемся в ее кабинете, а нам говорят, пока еще не заседание. Вот будет заседание, тогда мы вас пригласим. А поскольку заседаний, как полноценных, не проходит, все время они на этапе ходатайства, мы ждем…



Вера Володина : Юлия Шаламова, еще одна жительница этого дома, рассказывая о своем судебном опыте, отмечает такое нарушение с арестом квартир.



Юлия Шаламова : Арест на дом наложен в 2002 году. Причем, тогда те три подъезда, к которым я отношусь, в котором я купила квартиру, тогда они еще не были построены, то есть сдача дома состоялась в апреле 2005, а арест наложен в 2002. На имущество, которое будет создано в будущем, ни в коем случае нельзя накладывать арест.



Вера Володина : Возможно, это противоречие станет поводом для еще одного заявления, но суды работают очень долго. Поэтому в этом апрелевском доме рассматривают и политические методы борьбы, хотя выборы мало что дают, ведь по месту жительства эти люди лишены избирательного права.



Искандер Магеррамов: Мы так надеялись, что сейчас пойдем против всех. А нам сказали – вас там и близко нет, чтобы голосовать. Так и есть, действительно. Скоро президента сменят, но мы до смены президента, надеюсь на активизацию такую общественного мнения, хотим все-таки добить наш вопрос. Люди уже отчаялись. Иногда мы, действительно, останавливаем трассу, которая у нас под боком – Киевское шоссе. Всякое там предлагали – прийти в приемную администрации, сесть и не выходить как нацболы.



Вера Володина : Но от таких планов в наиболее горячих головах здравомыслящие отговаривают, снова пишут:



Искандер Магеррамов: «Глубокоуважаемый Борис Всеволодович! Мы, конечно, понимаем, что наше письмо не попадет к вам никогда на стол, но очень бы хотелось, чтобы те, кто будут делать какую-то сводку, анализ и так далее, хотя бы правильно информировали вас о том-то и о том-то». Не знаю, но ответ был побольше, чем предыдущие.



Вера Володина : Еще большИй ответ получен из Областной жилищной инспекции. Там полгода назад отреагировали на письмо из управления делами администрации президента. Местным властям, несмотря на затянувшийся судебный процесс, предлагают принять дом в эксплуатацию, почти решено, что этим займется заказчик строительства.



Искандер Магеррамов: Сейчас у нас в подвалах ходят сантехники института. Они там усиленно чистят, что-то там промывают, что-то там делают. Вроде институт выполняет эту властную волю.



Вера Володина : Правда, это сопровождается и выросшими запросами. Говорят, что теперь заказчик намерен претендовать не на 18 квартир, определенных для него ранее решением Арбитражного суда, а чуть ли не на 80! Так что, финал этой истории непонятен. Точно одно - в заложниках всё те же жильцы, и страшно подумать, что будет, если к их квартирам придут с болгарками пилить двери и выселять из оплаченного жилья!



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Акция протеста жителей самарского поселка Гранный, которая проходила в начале июля, неожиданно завершилась конфликтом между пикетчиками и сотрудниками милиции. Более ста человек пришли к зданию Самарской городской думы, чтобы потребовать от чиновников решить вопрос о территориальной принадлежности поселка.


Напомним – уже несколько лет поселок Гранный, а также поселок Стромилово и село Яицкое относятся к Новокуйбышевску. Раньше поселки относились к Самаре. По словам пикетчиков, власти решили вопрос об их территориальной принадлежности единолично – без обязательного в таких случаях схода жителей. Однако когда возмущенные люди 5 июля пришли на акцию протеста к зданию городской Думы Самары, милиция потребовала, чтобы они разошлись. Рассказывает председатель Совета общественного самоуправления поселка Гранный Любовь Тарасенко.



Любовь Тарасенко : Когда мы решили пикетировать свою собственную родную городскую думу, где наш Буянов, законный депутат, то замглавы администрации города Кузнецов прислал срочную телеграмму - просим изменить место и время проведения пикета, потому что в это время будет проходить заседание городской думы. Там стоят машины депутатов и муниципальных служащих. Мы представляем угрозу для машин, и машины могут представлять угрозу для нас. Когда мы пришли, нас ждала милиция, и говорила, что если мы сейчас проведем здесь пикет, организаторов пикета увозят с собой, чтобы составить административный протокол за нарушение – якобы не согласован пикет. Хотя все, конечно, согласовано. Так это администрация, понимая, что мы не очень грамотные в плане юридическом, они пытаются напугать. Люди же привыкли бояться людей в белых халатах и в милицейской форме. Поэтому вот так давят. Они прочитали уведомление – вы, где хотите проводить? Вы не имеете права. Милиция на пожилых людей действует очень удручающе. Получается, натравливают на мирных жителей. Ведь они нам сочувствуют – мы все понимаем, но не имеете права. Действуют очень нервно на жителей, которые выходят на пикет. Представляете, милиция вдруг. Люди прожили всю жизнь, не разу не были задержаны милицией, и вдруг их милиция разгоняет – не имеете права! Как не имеем права? Все время собирались, а теперь нельзя. Нельзя. Здесь машины будут стоять чиновников, этих бедненьких муниципальных служащих и депутатов, которые должны наши интересы защищать.



Сергей Хазов : «Чиновники постоянно оказывают давление на активистов совета самоуправления поселка Гранный», - Любовь Тарасенко продолжает.



Любовь Тарасенко : Как только мы стали обращаться во все инстанции, стали преследовать, например, меня. Администрация и органы милиции Новокубышевска преследовали меня – домой приходили ко мне со СМИ. Прыгали прямо через забор, думали что-то там снять. Думали, что дворец. Поэтому я борюсь. А когда мы стали уже делать пикеты, уведомляли, нам якобы разрешали, но, тем не менее, стали преследовать организаторов пикета. Например, у нас есть Иван Дмитриевич Аликаев. На него в суд подала Новокуйбышевская налоговая инспекция, что он якобы не платит налоги в Новокуйбышевскую налоговую инспекцию за свой дом. Мировой суд все-таки пришел к выводу, что он до сих пор все имущество БТИ Самары.



Сергей Хазов : Рассказывает Андрей Котов, один из участников разогнанной акции протеста жителей поселка Гранный.



Андрей Котов : Если говорить о чиновничестве вообще, то те же самые законы, рамки, логика зверолюдства, вот этого звериного общества. Поэтому если человек по складу отличается от этого общества, его боятся. Его травят, потому что боятся, потому что ни как общество, ни как толпа думает. Я, честно говоря, вообще сомневаюсь, что когда-либо можно было говорить о полном соблюдении прав человека. Общество борется за права человека, а чаще всего – это гонения.



Сергей Хазов : Продолжает другая участница акции протеста, Ольга Ромашова.



Ольга Ромашова : В последнее время вообще идет подобная тенденция. Если идут какие-то демонстрации, очень часто подобное происходит. На мой взгляд, это такая скрытая форма… Я не хочу бросаться громкими словами, но чем-то это напоминает очень сильно тоталитаризм. Инакомыслие все равно какими-то мерами пытаются изжить. Может быть, не настолько явно, не настолько сильно, но все равно это есть. Если человек думает иначе, то у него большие проблемы.



Сергей Хазов : Правозащитник Александр Лашманкин считает, что акция протеста жителей поселка Гранный была разогнана без всяких на то оснований.



Александр Лашманкин : Это как бы, видимо, политическая практика борьбы в Российской Федерации. Я думаю, что, на самом деле, не только в Российской Федерации. Просто политическая борьба. Власть не стесняется того, чтобы обрушивать на голову тех, кто ей невыгоден, полицейскую дубинку. Проблема как раз именно в том, что граждане, которые выходят на улицу с целью в рамках из разрешенных Конституцией законных методов прямой демократии – такие как мирные собрания – заявить о своих требованиях, заявить о том, что они полагают, что их права нарушены. Мирные граждане без политических требований, без каких-либо претензий на участие во власти просто защищают свои интересы, получают свою порцию репрессий. Это как раз чистой воды полицейщина, полное отсутствие каких-то реальных гарантий соблюдения права, в частности, на мирные собрания. Когда власть хочет, она их позволяет, когда не хочет она их запрещает.



Сергей Хазов : Чтобы впредь чиновники мэрии не могли запретить очередного пикета, члены Совета общественного самоуправления поселка Гранный намерены подавать заявку в мэрию на акцию протеста исключительно в присутствии независимых наблюдателей.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Пока идут переговоры – пушки молчат. Даже если разговаривают на повышенных тонах, как это было недавно в самом центре Ижевска, позади теперь уже самого старого из ижевских кинотеатров – ныне частное владение киноцентр «Дружба».


На крохотном «пятачке» в несколько соток возник целый клубок проблем, заложниками которого оказались жильцы пяти пятиэтажек хрущевских времен.



Жительница : В течение уже пяти лет жизнь стала невозможной. Вы же знаете. Сначала там была дискотека. Мы не могли спать. Одну ночь я бегала уже в МВД, готова была убить каждого, кто мне попадется под руки. В иные ночи мы тоже спать не можем. Вот вы возьмите и переночуйте в одном из наших домов. Где ваш дом находится, расскажите, мне господин Найдин?



Жительница : Убедитесь. Мы стоим здесь. Вот работает вентиляция. Она работает круглосуточно, никакого покоя.



Жительница : К вам постоянно ездят машины. Эти машины давят нас!



Надежда Гладыш : Сквер у Пушки – так называют это место ижевчане, потому что здесь установлена на постамент настоящая пушка. Это мемориал воинам артдивизиона имени комсомола Удмуртии, сформированного у нас в годы войны. У Пушки, как ни странно, традиционное место воскресных встреч ижевских неонацистов. Встреча, на которой я сделала эту запись, произошла по инициативе владельца киноцентра Александра Найдина. Здесь был представлен планшет с эскизами и чертежами будущей реконструкции сквера и кинотеатра. Тут-то и увидели граждане автомобильный проезд и девять автостоянок, плотно расположенных между их домами. Они – в крик! Но тут вступил в диалог сам хозяин киноцентра.



Александр Найдин : Вот есть сквер, а вот есть «Дружба». Никакой связи между ними нет. Почему вы посчитали, что мы эту Пушку… Хотим или не хотим, мы не имеем к ней отношения. Мы не имеем отношения к этой дороге, к этим деревьям. Вот, видите, оно упало. Кто его будет убирать? Вы же любите свой сквер, уберите дерево. Я вас умоляю – убирайте территорию. Я ведь не мэр города Ижевска. Я с ним даже незнаком. Но если он пишет в газете, что у вас тут будет дорога, то я ее не строю. Мне ее не надо. Вы меня не приплетайте к дороге, к скверу и Пушке.



Надежда Гладыш : Парковки и проезд проектирует муниципалитет, чтобы разгрузить центральные автомагистрали, а сквер зажат ими со всех сторон. Жильцам близлежащих домов нужны зелень и покой. А бизнесмену Найдину нужен пристрой с южной стороны метров на 20 в глубину сквера, чтобы расширить своё предприятие. Вот что сказал о возможности найти компромисс архитектор Дмитрий Максимов, нанятый Найдиным для проектирования пристроя.



Дмитрий Максимов : При желании наше законодательство такое… Довести в ту или другую сторону дело до конца можно. Как и вы можете дело до конца довести – запретить здесь строительство, так и со стороны кинотеатра «Дружба» дело может быть тоже доведено до конца – построен этот объект, причем с соблюдением всех норм. Из практики получается так, что жильцов все равно, грубо говоря, двигают, да.



Надежда Гладыш : Сам Найдин рекомендует гражданам обращаться в суд, хотя утверждает, что пока еще никаких разрешений им не получено, и эта встреча не являлась официальными публичными слушаниями.



Александр Найдин : Так они не хотят ходить пешком. В магазины теперь все ездят на машинах. Я не виноват в этом, что капитализм и XXI век, а через год будет еще на миллион больше автомобилей. И что тогда? Я все ошибки капитализма не могу на себя взять. Вы поймите, Найдин не имеет права забить гвоздь без получения разрешения. Пока нет разрешения у любого человека, он не имеет права… Вы имеете право делать перепланировку в своей квартире?



Жительница : Нет.



Александр Найдин : И я не имею права ничего делать. Почему вы уже решили, что я у вас все украл и уже стоит что-то? А вы подайте в суд и выиграйте его.



Житель : Совершенно верно. Вот так мы и сделаем!



Александр Найдин : Так и делайте, граждане!



Житель : Иски уже подготовлены в этом отношении.



Житель : Кто потом это будет все восстанавливать?



Александр Найдин : Я буду это восстанавливать. Граждане! Чем мы с вами сейчас занимаемся?



Житель : Болтологией!



Надежда Гладыш : Судебная практика последних лет в Ижевске по эпизодам уплотнительной застройки большей частью неудовлетворительна для граждан. Единственное решение Верховного суда республики о незаконном строительстве принято постфактум, снести объект не представляется возможным. А из склоки по поводу сквера у «Дружбы» одна из участниц встречи предложила такой выход.



Жительница : Вместе с вашим нанятым, я так поняла архитектором, пока вы не сядете, не разберетесь! И только так. А вот это все ничего не даст. Сделайте так, и выход будет найден!



Александр Найдин : Отлично.



Житель : Приходите нормально, сядем, поговорим.



Надежда Гладыш : Между тем, ни администрация города или района, ни Управление архитектуры или благоустройства на встречу своих представителей не прислали.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



Работница музыкальной школы : В общем, летит сверху все, что у них есть – у бумага, и пустая посуда из под воды, и даже тряпочки, и всякое, всякое.



Игорь Телин : Таковы результаты соседства Саранской музыкальной школы номер шесть с одним из городских общежитий. Школа занимает помещения в цокольном этаже здания, наверху - жилые этажи. Еще пять лет назад педагогам и ученикам было обещано переселение в другое здание, которое целиком могла бы занимать эта школа, однако никаких подвижек в этом деле с тех пор нет.


Пока же кабинеты в аварийном состоянии, с потолка сыпется побелка, тем более если в каком-то из кабинетов юные воспитанники школы занимаются вместе, ансамблем. При любом аккорде сверху на ребят и их инструменты начинают валиться мел и песок. В других помещениях наоборот, сыро - все-таки общежитие сверху, со всеми вытекающими из этого последствиями. В прямом смысле слова.



Работница музыкальной школы : Все в сырости, все отвалилось. Постоянно и стены крошатся, и потолок льет до полкоридора.



Игорь Телин : Педагоги своих воспитанников иногда между собой так и называют - дети подземелья. Пять лет обещают власти переселить школу в другое помещение, но ничего реально не предпринимают для того, чтобы создать юным музыкантам нормальные условия для занятий. Пару лет назад пошел разговор, что из цокольного этажа школа переедет на первый этаж того же здания. Но также никаких распоряжений на этот счет не последовало. Хотя директор школы Павел Еськин уже строил планы.



Павел Еськин : Занять первый этаж до конца дома этого общежития и сделать красивый парадный вход с этой стороны. Тогда мы могли бы уйти из подвала. Здесь площадей значительно побольше. Это тоже было бы одним из выходов из данной ситуации.



Игорь Телин : Впрочем, это переселение должно быть временным, так как предполагается, что школа в конечном итоге все-таки будет располагаться в неиспользуемом здании одного из детских садов поселка Заречный, он же - саранский микрорайон Химмаш. Директор музыкальной школы Павел Еськин за четыре года обходил то здание вдоль и поперек, уже определил для себя, где что будет располагаться.



Павел Еськин : Это мог бы стать, действительно, культурным детским центром всего поселка Заречный. Здесь и позволяют площади открытия дополнительных отделений. Здесь можно открыть и хореографию, и современные танцы, народные, бальные, эстрадное отделение, хоровые, то есть планов очень много.



Игорь Телин : Но четыре года не может решиться вопрос о переводе сюда музыкальной школы. И уже появилась проблема - ветшание неиспользуемого здания. Павел Еськин специально привел сюда, чтобы именно здесь говорить о проблемах - для наглядности.



Павел Еськин : Вот вопрос сейчас уже четвертый год… Как вы видите, здание ветшает, бьются стекла. Вопрос с мертвой точки так и не сдвигается.



Игорь Телин : Это брошенное здание принадлежит саранскому заводу "Резинотехника". В советские времена здесь располагался ведомственный детский сад. Потом, когда содержать его стало невыгодно, детский сад закрыли, а здесь расположился магазин предприятия. Но и магазин продержался недолго. Так что четыре года здание пустует. Городские власти и Министерство культуры Мордовии могли бы и хотели бы выкупить это здание, но администрация предприятия, чутко уловив интерес госструктур к нему, запросило нереальные деньги. Двадцать два миллиона рублей - за такую цену "Резинотехника" могла бы продать здание бывшего детского сада. Таких денег у нас нет, говорит министр культуры Петр Тултаев. Стоимость здания явно завышена, с этим согласны все. Впрочем, за четыре года оно сильно обветшало, и предприятие все-таки снизило цену за него - сразу на восемь миллионов. Но и новая цена также велика, с учетом того, как много средств теперь нужно вложить в его ремонт и благоустройство. Тем временем, дети продолжают заниматься в совсем непригодных для этого условиях, в Министерстве с этим согласны.



Сотрудник министерства : Ясно, что музыкальная школа находится не в тех условиях, мягко скажем. А школа одна их лучших, кстати, не только в городе, но и в республике. У нее хороший сильный потенциал, хороший педагогический коллектив. Конечно же, детишки ходят со всего Химмаша туда. Сейчас мы внесли предложение в правительство, чтобы это здание все-таки выкупить.



Игорь Телин : К борьбе за лучшие условия для занятий, по словам директора Павла Еськина, подключились и родители юных музыкантов.



Павел Еськин : Родители сейчас собрали множество подписей, где-то около 900 подписей, с обращением к руководству республики. Это собственность завода «Резинотехники». Здесь вопрос уже стоит финансовый.



Игорь Телин : По некоторым данным, деньги на покупку нового здания запланировали все-таки в бюджетном плане будущего года. Только будет ли этот план утвержден - гарантии нет. Если же все будет хорошо, то лишь не раньше осени 2008 года начнут свои занятия лауреаты российских и международных конкурсов из музыкальной школы номер шесть в новом здании.



В эфире Красноярск, Наталья Бурмистрова:



Этнические концерты, таинственные обряды, уроки горлового пения, город ремесел и ночные дискотеки. Три дня праздника и 17 тысяч зрителей. Все это сибирский этнофестиваль «Саянское кольцо».



Звучит музыка



Наталья Бурмистрова : Славу Шушенского, как места ссылки Владимира Ленина, постепенно затмевает фестиваль этнической музыки «Саянское кольцо». В дни проведения фестиваля за счет туристов население поселка увеличивается почти вдвое. Все гостиницы, базы отдыха и частные дома переполнены, а на окраине поселка раскинулся огромный палаточный городок.


Для участия в фестивале прилетели гости из самых разных регионов страны, а также из Шотландии, Франции, Боливии, Перу. Зарубежных звезд на фестивале "Саянское кольцо" дополняли российские этномузыканты. Между гастролями в Красноярский край заехала известная тувинская группа «Хуун Хуур Ту». Солист ансамбля Хавалы Кайгаол родился в стойбище, поет с детства, а теперь гастролирует по всему миру. Сегодня попасть на концерт тувинских музыкантов легче за границей, чем на родине.


Удивительной по энергетике и эмоциям стала встреча с колоритным африканцем Джеффри Ориема. Еще на саундчеке он заставил аплодировать всех присутствующих на стадионе, превращая репетицию во внеплановый концерт.



Джеффри Ориема : О! Это, действительно, фантастическое событие. Я бы всем советовал попасть сюда. Это место, где собираются люди со всего мира во время музыки. Несмотря на то, что где-то еще взрываются бомбы, а люди сражаются и погибают, здесь вечная атмосфера духовности и любви.



Наталья Бурмистрова : По итогам фестиваля лучшие из музыкантов получили статуэтки «Золотой Ирии» - первой этномузыкальной премии Сибири. Лауреатами стали 12 коллективов. Это уже четвертый фестиваль и большинство гостей знало чего ожидать от праздника. Однако все без исключения назвали последнее «Саянское кольцо» лучшим – и по уровню организации по составу приглашенных звезд.



Гость фестиваля : Отлично! Отлично! Как будто… Чувствуется возрождение какой-то России. Раньше этого никто не слышал.



Гостья фестиваля : Многие моменты очень радуют здесь.



Гость фестиваля : Лучше. С каждым разом становится все лучше.



Гостья фестиваля : В нашем мире надо найти корни. Вот мы сейчас их ищем. Поэтому мы из Питера сюда приехали. Мало ли что, а вдруг они здесь!



Наталья Бурмистрова : Здесь же в перерывах между выступлениями проходили самые разные мастер-классы. Всех желающих мастера обучали гончарному и бондарному искусству, игре на экзотических национальных инструментах, искусству ткать пояса с традиционным сибирским узором и даже создавать куклы–обереги.



Мастер : Вот это двухрядный называется сампония. Есть однорядный.



Звучит музыка



Наталья Бурмистрова : Апогеем завершившегося фестиваля стало заложение Оваа. У тюркских народов так называется каменный курган. Обряд провела знаменитая шаманка Ай-Чурек. Семь камней из Енисейского междуречья, специально привезенные организаторами, были заложены первыми в основание кургана. По словам Ай-Чурек, они символизируют единство сибирских земель и народов.



Ай-Чурек : Мы сегодня пришли, чтобы освятить, чтобы уложить камень. Это первые люди, которые будут долголетними.



Звучит музыка



Наталья Бурмистрова : А уже после свои камни сюда несли простые люди, которые привезли их из тех мест, где живут. Теперь это место специально огорожено. И помимо возложения камней гости Шушенского повязывали на ограде привезенные с собой ленты. Новые камни появятся на этом кургане довольно скоро. Организаторы пообещали, что фестиваль вновь станет ежегодным.



Звучит музыка


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG