Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Общественная палата: два года «имитации гражданского общества»


Генри Резник категорически не согласен с тем, что Общественная палата контролируется Кремлем

Генри Резник категорически не согласен с тем, что Общественная палата контролируется Кремлем



Прошло два года с того момента, как в России был принят закон о создании Общественной палаты. Появление такой организации вызвало неоднозначную реакцию в стране. Кремль поставил Общественной палате несколько задач: вовлечь граждан в диалог с властью и взять на себя роль эксперта по разрабатываемым в Государственной Думе законопроектам. Оправдал ли ожидания этот новообразованный орган – об этом говорят сами члены Общественной палаты.

С идеей создания Общественной палаты президент России выступил 13 сентября 2004 года на расширенном заседании правительства с участием губернаторов и президентов республик. В марте 2005 года Госдума приняла, а Совет Федерации одобрил закон, который вступил в силу 1 июля. Первые 42 члена палаты, как имеющие особые заслуги перед государством и обществом, были лично назначены Владимиром Путиным. Позже были выбраны еще 42 представителя - от общественных организаций. В декабре 2005 окончательно сформировался состав палаты, которая сегодня насчитывает 126 человек. Возглавил этот орган академик Евгений Велихов.


Насколько эффективна оказалась эта организация? Оценку своей деятельности попытался дать член Общественной палаты, журналист Николай Сванидзе: «Для первых двух лет, будь я объективный оценщик, я бы, наверное, «четверочку» с минусом поставил Общественной палате. Не потому что она так здорово отработала, а потому что лично я ожидал, что будет гораздо хуже. Что касается того, в чем я принимал участие, то эти вещи и так хорошо известны – это вот вся активность, связанная с трагическими событиями в Челябинском танковом училище, это события вокруг Южного Бутова. Но, вы знаете, ведь есть куча законопроектов, разработанных Думой, которые члены Общественной палаты принимали и принимают участие как по их продвижению, так и по воспрепятствованию их продвижению. Это бывает очень важно, просто об этом не всегда становится известно».


Член Общественной палаты, адвокат Генри Резник в целом удовлетворен своей работой и считает оправданным создание такого органа в России: «Я напомню просто. С чего началась деятельность Общественной палаты. Мы призвали законодательную власть отложить принятие закона об НКО, который в спринтерском таком темпе прошел первую стадию и в котором содержались совершенно непотребные нормы. К нам прислушались. Не полностью, закон-то был отложен, принятие его во втором чтении, но, к великому сожалению, все-таки в нем оказались некоторые нормы, которые нуждаются, безусловно, в существенном изменении. Моя лично оценка – мне не стыдно за деятельность палаты, и я не сожалею, что стал ее членом».


Возвращаясь к закону о некоммерческих общественных организациях, о котором упомянул Генри Резник, российские правозащитники так и не сняли своих претензий к этому документу. В свою очередь, адвокат Резник категорически не согласен с теми оппонентами, которые утверждают, что Общественная палата строго контролируется Кремлем и имитирует создание гражданского общества в России.


XS
SM
MD
LG