Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководитель центра "Панорама" Владимир Прибыловский о деятельности Общественной палаты


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Никита Татарский: Прошло два года с того момента, как в России был принят закон о создании Общественной палаты. Появление такой организации вызвало неоднозначную реакцию в стране. Кремль поставил Общественной палате несколько задач: вовлечь граждан в диалог с властью и взять на себя роль эксперта по разрабатываемым в Государственной Думе законопроектам. Оправдал ли ожидания скептиков этот новообразованный орган, в который вошли известные юристы, спортсмены, журналисты, деятели искусства и науки? Материал нашего корреспондента.



Мумин Шакиров: С идеей создания Общественной палаты президент России выступил 13 сентября 2004 года на расширенном заседании правительства с участием губернаторов и президентов республик. В марте 2005 года Госдума приняла, а Совет Федерации одобрил закон «Об Общественной палате Российской Федерации», который вступил в силу 1 июля. Первые 42 члена палаты, как имеющие особые заслуги перед государством и обществом, были лично назначены Владимиром Путиным. Позже были выбраны еще 42 представителя - от общественных организаций. В декабре 2005 окончательно сформировался состав палаты, которая сегодня насчитывает 126 человек. Возглавил этот орган академик Евгений Велихов.


Насколько эффективна оказалась эта организация? На этот вопрос попытался ответить руководитель центра «Панорама» Владимир Прибыловский.



Владимир Прибыловский: Никакой деятельности особой Общественной палаты не было. Были какие-то пустопорожние заседания, малозначимые, не было никакой реальной экспертизы законопроектов, о которой что-то такое говорилось, когда Общественная палата создавалась. То есть в общем и целом, как и предполагалось, это такое ненужное «пятое колесо» на холостом ходу в телеге российской государственности. Единственное, что можно сказать с таким положительным оттенком, в Общественной палате оказалось несколько людей общественно активных, они общественно активные и без всякого членства в Общественной палате. Я имею в виду в первую очередь Генри Марковича Резника, врача Рошаля, Тишкова, этнографа и бывшего министра. Когда они что-нибудь делают в личном качестве, то к числу их титулов добавляется «член Общественной палаты». И если бы не эти упоминания членства в Общественной палате ряда общественных деятелей, то вообще бы мы ничего про нее не слышали.



Мумин Шакиров: Сами члены Общественной палаты, по крайней мере, те, с кем я говорил, считают, что они проводят экспертизу законов и как-то влияют на процесс принятия отдельных документов. Когда речь шла о законе, касающемся некоммерческих организаций, вы помните, сколько было вокруг этого шума.



Владимир Прибыловский: Ну, если их экспертиза была учтена при создании этого отвратительного закона, то роль Общественной палаты уже в одном этом законе только вредна и отрицательна. Закон отвратительный, так что гордиться им нечего.



Мумин Шакиров: Справедливости ради Владимир Прибыловский отметил положительную роль Общественной палаты в истории с рядовым Андреем Сычевым из челябинского танкового училища, который лишился обеих ног в результате издевательств над ним сослуживцев. Эта трагедия получила огласку и привлекла внимание общественности.


XS
SM
MD
LG