Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Два года Общественной палате в России


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Мумин Шакиров.



Кирилл Кобрин: Прошло два года с того момента, как в России был принят закон о создании Общественной палаты. Появление такой организации вызвало неоднозначную реакцию в стране. Кремль поставил Общественной палате несколько задач: вовлечь граждан в диалог с властью и взять на себя роль эксперта по разрабатываемым в Государственной Думе законопроектам.


Оправдал ли ожидания этот орган, в который вошли известные юристы, спортсмены, журналисты, деятели искусства и науки? Сами члены Общественной палаты положительно отзываются о своей работе. Некоторые независимые эксперты считают иначе.



Мумин Шакиров: С идеей создания Общественной палаты президент России выступил 13 сентября 2004 года на расширенном заседании правительства с участием губернаторов и президентов республик. В марте 2005 года Госдума приняла, а Совет Федерации одобрил закон "Об Общественной палате Российской Федерации", который вступил в силу 1 июля. Первые 42 члена палаты, как имеющие особые заслуги перед государством и обществом, были лично назначены Владимиром Путиным. Позже были выбраны еще 42 представителя - от общественных организаций. В декабре 2005-го окончательно сформировался состав палаты, которая сегодня насчитывает 126 человек. Возглавил этот орган академик Евгений Велихов. Члены Общественной палаты избираются на два года. При этом они не должны состоять в партиях, на государственной и муниципальной службе или занимать выборные должности в органах местного самоуправления. Членами Общественной палаты стали кардиолог Лео Бокерия, художник Зураб Церетели, вице-президент «Медиасоюза» Елена Зелинская, кремлевский политолог Сергей Марков, банкир Михаил Фридман и певица Алла Пугачева.


Оценку своей деятельности в Общественной палате попытался дать журналист Николай Сванидзе.



Николай Сванидзе: Для первых двух лет, будь я объективный оценщик, я бы, наверное, «четверочку» с минусом поставил Общественной палате. Не потому что она так здорово отработала, а потому что лично я ожидал, что будет гораздо хуже. Что касается того, в чем я принимал участие, то эти вещи и так хорошо известны - это вот вся активность, связанная с трагическими событиями в Челябинском танковом училище, это события вокруг Южного Бутова. Но, вы знаете, ведь есть куча законопроектов, разработанных Думой, в которых члены Общественной палаты принимали и принимают участие, как по их продвижению, так и по воспрепятствованию их продвижению. Это бывает очень важно, просто об этом не всегда становится известно.



Мумин Шакиров: Насколько свободны в своих устремлениях критиковать власть и препятствовать принятию непопулярных законов члены Общественной палаты, учитывая, что этот орган был создан Кремлем?



Николай Сванидзе: Ареол кремлевских людей, он очень хорош, повторяю, перед госчиновниками разного ранга, потому что они сразу стоят по стойке смирно. А что касается людей, которым в данном случае на это наплевать и которые воспринимают тебя, как тебя, то они тебя так и будут воспринимать. Я, например, журналист и меня воспринимают как журналиста или меня как кремлевского человека, антикремлевского, наверное, не воспринимают и воспринимать не будут. Но люди, от которых зависят те или иные решения и которые сейчас журналистов не уважают, в гробу они видали журналистов, а людей, которые имеют отношение к президенту, они в гробу не видали, поэтому есть возможность что-то делать.



Мумин Шакиров: Член Общественной палаты, адвокат Генри Резник в целом удовлетворен своей работой и считает оправданным создание такого органа в России.



Генри Резник: Я напомню просто. С чего началась деятельность Общественной палаты. Мы призвали законодательную власть отложить принятие закона об НКО, который в спринтерском таком темпе прошел первую стадию, и в котором содержались совершенно непотребные нормы. К нам прислушались. Не полностью, закон-то был отложен, принятие его во втором чтении, но, к великому сожалению, все-таки в нем оказались некоторые нормы, которые нуждаются, безусловно, в существенном изменении. В центре внимания, в общем, нашем были, пожалуй, наиболее острые проблемы страны в целом: проблемы местного самоуправления, проблемы жилья, проблемы здравоохранения, проблемы налоговые, проблемы армии. И, в общем, должен сказать, что что-то нам в этом плане удалось. Моя личная оценка, мне не стыдно за деятельность палаты и я не сожалею, что стал ее членом.



Мумин Шакиров: Возвращаясь к закону о некоммерческих общественных организациях, о котором упомянул Генри Резник, российские правозащитники так и не сняли своих претензий к этому документу. В свою очередь, адвокат Резник категорически не согласен с теми оппонентами, которые утверждают, что Общественная палата строго контролируется Кремлем и имитирует создание гражданского общества в России.


В число критиков, которые скептически отнеслись к созданию этого органа, вошел руководитель центра «Панорама» Владимир Прибыловский.



Владимир Прибыловский: Никакой деятельности особой Общественной палаты не было. Были какие-то пустопорожние заседания, малозначимые, не было никакой реальной экспертизы законопроектов, о которой что-то такое говорилось, когда Общественная палата создавалась. То есть, в общем и целом, как и предполагалось, это такое ненужное «пятое колесо» на холостом ходу в телеге российской государственности. Единственное, что можно сказать с таким положительным оттенком, в Общественной палате оказалось несколько людей общественно активных, они общественно активные и без всякого членства в Общественной палате. Я имею в виду в первую очередь Генри Марковича Резника, врача Рошаля, Тишков, этнограф и бывший министр. Когда они что-нибудь делают в личном качестве, то к числу их титулов добавляется «член Общественной палаты», иногда может быть председатель какого-то комитета Общественной палаты или комиссии. Если бы не эти упоминания членства в Общественной палате ряда общественных деятелей, то вообще бы мы ничего про нее не слышали. А им самим этот титул, возможно, иногда помогает, когда они, скажем, выступают против каких-то действий чиновников, но это в перовую очередь адвокату Резнику свойственно, титул "член Общественной палаты", органа, фактически созданного президентом, он, возможно, придает им какой-то вес в этих внутриаппаратных разборках.



Мумин Шакиров: Сами члены Общественной палаты, по крайней мере, те, с кем я говорил, считают, что они проводят экспертизу законов и как-то влияют на процесс принятия отдельных документов. Когда речь шла о законе, касающемся некоммерческих организаций, вы помните, сколько было вокруг этого шума.



Владимир Прибыловский: Ну, если их экспертиза была учтена при создании этого отвратительного закона, то роль Общественной палаты уже в одном этом законе только вредна и отрицательна. Закон отвратительный, так что гордиться им нечего.



Мумин Шакиров: Справедливости ради Владимир Прибыловский отметил положительную роль Общественной палаты в истории с рядовым Андреем Сычевым из Челябинского танкового училища, который лишился обеих ног в результате издевательств над ним сослуживцев. Эта трагедия получила огласку и привлекла внимание общественности. Власть была вынуждена отреагировать на это событие, хотя побои и пытки в армии продолжаются до сих пор.


XS
SM
MD
LG