Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Представленные материалы не свидетельствуют об объективности Скотленд-ярда»


Юристы в России не усматривают основания для предъявления Луговому обвинений: по заведенному в России делу он проходит как свидетель по делу об убийстве Литвиненко

Юристы в России не усматривают основания для предъявления Луговому обвинений: по заведенному в России делу он проходит как свидетель по делу об убийстве Литвиненко

Сегодняшние заявления представителей российской Генеральной прокуратуры о политическом и правовом споре между Москвой и Лондоном о расследовании убийства бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко и обвинения в причастности к совершению этого преступления бизнесмена Андрея Лугового подтвердили предположение тех экспертов, которые считают ситуацию тупиковой. Формально позиция прокуратуры, отказывающей Великобритании в выдаче обвиняемого, мотивирована Конституцией России. В представленных британской стороной Москве секретных документах и материалах расследования находящиеся на государственной службе юристы в России не усматривают основания для предъявления Луговому обвинений: по заведенному в России делу он проходит как свидетель.


Конфликт продолжает развиваться и на политическом уровне. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун на первой в новом для себя качестве пресс-конференции вновь призвал Москву к сотрудничеству в деле о расследовании убийства Литвиненко, а посол Великобритании в России Энтони Брентон ранее предложил Москве чуть более гибко рассматривать положение Конституции.


Однако, судя по заявлениям заместителя генерального прокурора России Александра Звягинцева, на это рассчитывать не приходиться. Действия английской стороны замгенпрокурора оценил следующим образом: «Я считал необходимым дать оценку реакции британской стороны на отказ выдачи Лугового, как юридически необоснованной, неадекватной и вызванной исключительно политическими мотивами, лежащими вне правового поля. Решения Генеральной прокуратуры Российской Федерации об отказе в выдаче Лугового юридически выверены и полностью соответствуют как Европейской конвенции о выдаче 1957 года, регламентирующей отношения между Россией и в том числе Великобританией в этой сфере и допускающей в статье 6-й выдачу собственных граждан. Наши действия определяются необходимостью обеспечения принципа верховенства закона и в первую очередь Конституции».


По словам Александра Звягинцева, для того, чтобы экстрадировать в Англию Андрея Лугового, в России придется изменить Конституцию: «Конституция - этот тот закон, перед которым во всех нормальных государствах все остальные законы, что называется, на цыпочки встают. Поэтому еще более неадекватными представляются призывы, звучавшие из уст британских официальных лиц, с предложениями найти способ обойти требования Конституции. Хороши советы, нечего сказать. Если очень кому-то где-то вдруг порой захотелось, значит, можно наплевать на основной закон государства».


Действия Великобритании по отношению к гражданину России Андрею Луговому носят политический оттенок, уверен Александр Звягинцев: «Факты свидетельствуют о том, что британские санкции "последовали" после прихода к власти нового правительства, которое, как мне представляется, не особо затруднило себя анализом ситуации без предварительного выдвижения своих предложений по решению проблемы».


По словам заместителя начальника отдела по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры России Андрея Майорова, британская сторона не предоставила необходимых документов для того, чтобы у России были основания возбудить уголовное дело в отношении Андрея Лугового: «Представленные материалы никак не свидетельствуют об объективности Скотленд-ярда и говорят о стремлении сделать акцент скорее на политических, чем на правовых моментах. Полагаем, что следователи Скотленд-ярда не учитывают такое немаловажное обстоятельство, что жертвой полония-210 стал не только Литвиненко, но Ковтун и Луговой. Отрабатывается версия, что причиной заболевания Ковтуна и Лугового явилось именно заражение, первично полученное Литвиненко».


Адвокат Юрий Костанов считает, что менять Конституцию для экстрадиции одного человека никто не будет: «Это конституционное положение: мы не выдаем наших граждан и не только мы, кстати. Те же Соединенные Штаты тоже в Конституции имеют аналогичное положение, и никого это не удивляет. Наш гражданин, если он совершил преступление за рубежом, должен нести ответственность перед нашим судом у нас. Для этого очевидно, что власти соответствующие зарубежного государства должны нашим властям предоставить определенные материалы. Здесь не идет ведь речь о количестве, может быть, сто протоколов допроса, а в них и полдоказательства не наберется. Здесь речь идет о качестве. Оценивать доказательства, представленные Великобританией нашей Генпрокуратуре, я не могу, потому что я их не видел. Стандарты доказывания на Западе и в Великобритании в суде присяжных достаточно высоки. Судя, кстати, по их заявлениям о том, что они не согласны на рассмотрение дела Лугового здесь, в России, вряд ли они могли много представить. Они наверняка боялись какие-то свои государственные секреты раскрыть. По крайней мере, формально заявления Генпрокуратуры закону соответствуют.


Поведение британцев, кстати сказать, меня наводить на мысль, что здесь больше политики, чем права. Если они такие законники, они обязаны, конечно, предоставить в прокуратуру соответствующие материалы.


В любом переводе текста российской Конституции, если это грамотный перевод, требование не выдавать российских граждан за рубеж высказано очень четко и очень понятно. Если бы это был тот случай, когда в законе формулировки какие-то неясные и нужно было бы судебное толкование, вообще научное и так далее, я понимаю».


XS
SM
MD
LG