Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Иван Ефремов – человек, в котором соединились прошлое и будущее


Иван Ефремов, писатель-фантаст и палеонтолог. 1970 год.

Иван Ефремов, писатель-фантаст и палеонтолог. 1970 год.

В этом году отмечается столетний юбилей русского писателя и ученого Ивана Антоновича Ефремова (9(22).4.1907, деревня Вырица, ныне Ленинградской области – 7.10.1972, Москва). Многие знают его фантастические повести и приключенческие рассказы. Но Ефремов был крупным палеонтологом, открывшим знаменитые местонахождения зверозубых рептилий в России и гигантских динозавров Монголии.


Иван Ефремов стоял у истоков целой области палеонтологии – тафономии, которая изучает, каким образом вымершие животные и растения могут остаться в каменной летописи. О писателе и ученом Иване Антоновиче Ефремове рассказывает сотрудник палеонтологического института РАН Александр Раутиан.


Детство и юность


В паспорте Ивана Ефремова было указано, что он родился 9 апреля по старому, соответственно 22 апреля по новому, стилю в 1907 году. Эта дата указана и в БСЭ. Но, вообще говоря, в 2007 году мы празднуем столетие со дня рождения Ивана Антоновича, так сказать, по монгольской традиции. Они, как известно, считают он зачатия. А на самом деле, согласно записи в метрической книге, он родился в 1908 году, и его столетие будет только в будущем году. Так что отмечать можно целый год.


Дом его отца еще цел. Он находится под Питером. Когда Ваня был ребенком, по двору вместо собаки ходил цепной медведь. У его отца была приличная библиотека, и в молодые годы Ефремов много с увлечением читал приключенческие книжки. Но будущий писатель и ученый жил под Питером недолго. У него был болезненный брат, и семья переехала на Азовское море в Бердянск. Порт, рыбаки – все как полагается. Порт загорожен намывной косой. Поэтому, если вы пойдете по этой косе, вы можете увидеть порт не только со стороны города, но и со стороны моря. И, конечно, у мальчик очень рано заболел путешествиями. А дальше настала революция и, в конце концов, дети остались в одни.


Родители развелись. Мать вышла замуж за красного командира и уехала, а детей оставила тетке. Но тетка умерла от тифа.


Ваня прибился к автороте, а стал «сыном полка». Дошел с этой авторотой до Перекопа, был контужен, и с тех пор у него было легкое заикание. Вообще говоря, он был не очень разговорчивый человек. Даже когда он стал профессором, он никогда систематическим образом не преподавал, наверное, и по этой причине.


Встреча с палеонтологией


В 1921 году он демобилизовался и добрался до Питера. Ему было по-настоящему 13 лет, а по паспорту 14. После демобилизации, он работал грузчиком, автомехаником, шофером. Уже тогда он пробовал писать, но, как он потом говорил, не получилось. И он бросил писательство в 18 лет. Но естественно, читать продолжал. В частности, в Питере он прочел первые настоящие палеонтологические книжки. В научно-популярном журнале «Природа» он прочел статью академика Петра Петровича Сушкина о палеонтологии. Там были изображены красочные пейзажи и удивительные звери. Петр Петрович Сушкин работал в Зоологическом институте, заведовал орнитологическим отделом, а в Геологическом музее заведовал галереей. Это человек, который организовал самую крупную палеонтологическую раскопку на территории России всех времен на Северной Двине, во время которой были открыты замечательные звери. И как раз про них и была написана статья, которая произвела сильнейшее впечатление на Ефремова. И он встретился с Сушкиным.


Еще до того как Ефремов поступил на работу в Зоологический институт, он встретился с Борисяком, встретился с Сушкиным и встретился с Николаем Николаевичем Яковлевым, который был председателем Палеонтологического общества, и благодаря этому Ефремов получил разрешение читать книги в библиотеке Горного института. Он поговорил с Сушкиным, но как водится, ставки не оказалось. И Ефремов кончил мореходные курсы и стал штурманом каботажного плавания, матросом ходил на судне «Третий Интернационал».


Геолог


Когда Ефремов вернулся в Питер, он на следующее лето поехал на зоологическую практику. Он поехал на Кавказ птиц собирать для Сушкина. Когда орнитологическая практика кончилась, он нанялся на гидрографический катер на Каспийском море. И там его застала телеграмма Сушкина о том, что есть ставка в институте. И Ефремов поступил в Зоологический институт препаратором. Сушкин считал, что после войны и революции нужно возобновлять раскопки. И Иван Антонович ездил в поле, и, надо сказать, он был удачливым раскопщиком. Начиная с 1930 годов, когда началась индустриализация, он, продолжая организовывать раскопки, занимался геологическими изысканиями. В частности, он занимался геологическими изысканиями на месте будущего Комсомольска-на-Амуре и на месте трассы БАМа. Там бывали суровые вещи. Например, там, где они прокладывали ветку трассы от БАМа на Тынду, полевой сезон кончился в январе. Если вы припомните, какой там климат, и какие зимой температуры, то можете представить, каково в таких условиях проводить геологические изыскания. Все это на самом деле нашло отражение в его рассказах. Все эти отряды, в которых он работал. Еще не имея законченного образования, он же был начальником геологических партий. В 1935 году Ефремов экстерном закончил Ленинградский горный институт.


Тафономия


Самая удачная находка Ефремова случилась в Ишеево, в Татарии. Сначала он отправился на раскопки в Ключевой овраг. Но тута же приехал другой отряд, который, как выяснилось, копал там в прошлом году. Этим отрядом командовала женщина Александра Паулиновна Гартман-Вейнберг. Она подала в суд и выиграла дело, и поэтому Ефремов вынужден был оттуда уехать. Он поехал в другое место, и вот как раз там ему очень повезло. Там были найдены зверообразные рептилии, рыбы, амфибии. Там были найдены целые скелеты. Ефремову повезло еще и в том, что был голод, и люди были готовы работать за одни макароны – у него работало 40 человек землекопов.


Позднее уже в 1940-ые годы во время войны Ефремов изобрел особую область палеонтологии – тафономию. Для того чтобы что-то найти, нужно понять, где следует копать. С другой стороны необходимо понять, почему останки одних зверей мы находим, а других живших там же – нет. Для этого нужно знать, как формируются захоронения ископаемых организмов. И Ефремов создал специальную науку об этом. Он является общепризнанным основателем тафономии во всем мире.


Кандидатскую степень ему присвоили без защиты, а докторскую степень он защитил в начале 1941 года. Он не воевал. Но начало самое войны он был членом комиссии по эвакуации палеонтологического института, а к осени 41 года он был направлен посмотреть, в каком состоянии находятся бывшие медные рудники, которые находились в Приуралье. Ко времени войны они уже давно не разрабатывались и вот выясняли, нельзя ли этим заняться. А дальше история была такая: он нагнал институт во Фрунзе, а потом они переехали в Алма-Ату. Все было запаковано, теснота и прочие вещи. И он между дверьми гимнастического зала алма-атинского института написал первый вариант тафономии, за которую получил Сталинскую премию в 1952 году.


В 1940-ые Ефремов начал писать рассказы.


XS
SM
MD
LG