Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Митрохин о новом составе правительства Москвы



Владимир Кара-Мурза: Сегодня официально объявлено о перестановках в составе московского правительства, произведенных после очередной инаугурации Юрия Лужкова. О том, можно ли их считать результатом компромисса с Кремлем, беседуем с депутатом Мосгордумы Сергеем Митрохиным. Ожидали ли вы именно таких кадровых перестановок в составе правительства Москвы?



Сергей Митрохин: Я ожидал, что, конечно, будет бурная подковерная борьба вокруг команды мэра, борьба будет вестись с Кремлем, безусловно. И целью мэра в этой борьбе будет сохранить максимальную самостоятельность, естественно, на уровне возможного. Мы сейчас можем констатировать, что эту задачу он выполнил. А что касается эффективности команды, она, конечно, эффективнее не стала. И когда в старые меха пытаются влить новое вино, обычно из этого ничего хорошего не получается, на самом деле и нового вина нет. Но тем не менее, есть попытки кое-что изменить в городской политике и эти попытки надо приветствовать, по крайней мере, как попытки.



Владимир Кара-Мурза: А можно ли по закону в исполнительную власть брать кого-либо из перспективных депутатов Мосгордумы?





Сергей Митрохин

Сергей Митрохин:Да, пожалуйста, можно брать депутатов. Только депутаты при этом должны сложить с себя полномочия. Некоторые бывшие депутаты работают сегодня в структурах правительства Москвы. Например, бывший депутат Вышегородцев курирует поддержку малого бизнеса. Есть и другие бывшие депутаты уровня поменьше. Здесь в принципе можно было бы по этому пути тоже пойти, но с другой стороны, не очень понятно, кого из Мосгордумы брать. Оппозицию брать невозможно – это понятно, а из «Единой России» я не вижу каких-то выдающихся фигур в составе Мосгордумы, которая была сформирована самим правительством Москвы для того, чтобы удобнее было жить. И собственно говоря, депутаты выполняют роль, которая им предназначена, они обслуживают интересы городской администрации. Ничего другого они, собственно говоря, делать и не умеют.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Государственной думы Александр Лебедев, бывший кандидат в мэры Москвы, иронически смотрит на произведенные перестановки.



Александр Лебедев: Подумаешь, переставили одного на место другого. Что от этого изменится? Нужно менять всю систему. Сама московская дума, которая реально бы контролировала бы исполнительную власть, органы местного самоуправления, полномочия, которые избирают и так далее. И от перестановки слагаемых внутри лужкономики сумма ее природы никак не меняется. Все остается по-прежнему. Главная задача - это любую точку в городе застраивать дорогими зданиями и на этом обогащаться. Это главная цель. Плюс есть второстепенная цель - как можно больше игорных заведений. Пробки – абсолютно нормальное явление, жуткая экология, преступность. Ничего страшного. Вот система.



Владимир Кара-Мурза: Позволят ли произведенные перестановки решить эти проблемы?



Сергей Митрохин: Мне нравится такой язвительный пафос господина Лебедева. Вообще-то он состоит в партии, которая всеми фибрами души поддерживает и любит нашего президента, он состоит во фракции «Единая Россия», которая делает то же самое и они друг с другом соревнуются в любви к президенту. И когда он так язвительно говорит о системе Лужкова, он как будто забывает, что этого мэра сейчас назначил президент, вообще-то кандидатуру предложил президент. Поэтому весь пафос, мне кажется, надо сначала обратить в первую очередь президенту, который является автором этой же самой системы, но в масштабах всей страны. Поэтому здесь немножко нелогично звучит. А так с критикой, которая высказывается и с депутатом Лебедевым, конечно, нельзя не согласиться во многих аспектах. Не нужно только придерживаться двойных стандартов. Не надо ругать отдельно взятую московскую систему, как будто она является государством в государстве. У нас вся такая система, на всех уровнях. Что, у нас гораздо лучше перестановки или власть осуществляется на федеральном уровне или она какая-то другая в других регионах? Везде примерно по одному принципу все устроено, недаром же называется вертикалью власти.



Владимир Кара-Мурза: Президент тоже сейчас москвич. Какие главные проблемы вы бы видели в городской политике, которые вряд ли будут решены в новом составе исполнительной власти?



Сергей Митрохин: Во-первых, я хотел сказать, что очень важно, что, по крайней мере, на уровне риторики воспринята критика, с которой выступала оппозиция, в частности, наша партия «Яблоко», фракция «Яблоко» - объединенные демократы в Московской городской думе. В преддверии назначения мэра Москвы мэр сделал целый ряд заявлений, которые свидетельствуют о том, что наша критика была услышана. И он, по крайней мере, опять говорю, на уровне риторики сформулировал некоторые изменения городской политики. Сейчас одним из таких важнейших изменений является заявление мэра, а теперь уже Владимир Ресин об этом сказал, что необходимо останавливать и прекращать в Москве уплотнительные застройки. Именно с этой критикой мы уже много лет выступаем еще до того, как сформировали фракцию в Мосгордуме. Я считаю очень важным, что эта критика услышана и действительно осуществляются попытки предпринять конкретные шаги. Во-первых, символическим я считаю то, что остановили уплотнительную застройку в Кунцево на улице Академика Павлова дом 23. Мы вместе с жителями очень долго боролись против этой застройки, это длится уже давно. Но сейчас первый раунд обострений весной прошел, когда удалось прогнать строителей с площадки. Потом они сейчас вернулись и второй раз удалось отбить рейдерскую атакую, здесь уже власти были вынуждены эту застройку приостановить. Потому что они уже сделали заявление, что они против застроек. Уже невозможно дальше противоречить самим себе, когда мы говорим одно, а при этом у нас творится в городе совершенно другое. Поэтому, опираясь на эти заявления, мы сейчас будем развивать достаточно жесткую активность, в некотором смысле даже в поддержку заявлений мэра Москвы. Если Лужков сказал, что не должно быть никаких уплотнительных застроек в городе, то мы будем добиваться, чтобы их не было, «Яблоко» будет контролировать исполнительную власть. Вот сейчас объявлено о том, что создана горячая линия правительства Москвы по уплотнительным застройкам. Но очень странно, конечно, что вся работа поручена тому же Ресину, который все это устроил на самом деле в Москве. Ну что ж, власть по-другому не умеет работать, поэтому мы будем ее контролировать, в этом и заключается оппозиция. Мы будем постоянно отсылать власти к этим заявлениям и, опираясь на заявления, будем пресекать уплотнительные застройки одну за другой в Москве, мобилизуя на это общественность.



Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Мосгордумы Дмитрий Катаев, председатель Совета общественных экспертиз по жилищному самоуправлению, и не ожидал сдачи всей команды Лужкова.



Дмитрий Катаев: Если Лужков сдаст значительную часть своих бывших или нынешних специалистов, а надо сказать, что специалисты у него высокого класса, то они сдадут его, а сдавать там есть что. Круговую поруку разорвать не удастся - либо все либо ничего. Ведь не существует никакой вертикали власти, ее не существует нигде, ни на каком уровне, и я так подозреваю, ни в одном регионе. Существует вертикаль коррупции. Сломать может ее только такая волна, которая была в 90 году. Сейчас она настолько переплелась корнями, что никакие фрагменты из нее не выдернешь.



Сергей Митрохин: Я немножко не согласен с Дмитрием Катаевым, хотя он является руководителем общественного совета нашей фракции «Яблоко» - Объединенные демократы в Мосгордуме. Он говорит: нет вертикали власти, есть вертикаль коррупции. Извините, коррупция без власти невозможна. Коррупция - это поведение чиновников, лиц, обладающих властью. Это поведение, которое приводит к тому, что власть конвертируется в деньги, в незаконные доходы. В этом смысле есть вертикаль власти, но она коррумпирована, поэтому вертикаль власти является вертикалью коррупции. Механизм этой коррупции достаточно прост. Если мы возьмем те же самые застройки, почему они приобретают такой бурный характер в городах России, не только в Москве, но и во многих других. Потому что есть дешевый на первый взгляд ресурс, называется земля. Дешевый он для чиновника, чиновник этим ресурсом распоряжается. И вот для того, чтобы конвертировать этот ресурс в деньги, он отдает эту землю так называемому инвестору, который строит на нем коммерческое жилье или другие коммерческие объекты, торговые центры, магазины, развлекательные заведения, деловые офисы. И получает колоссальный доход. Потому что землю он фактически получает за бесценок, потом он на ней строит и снимает доход. То есть в чистом виде он снимает земельную ренту, прямо как по Марксу. И естественно, чиновник от этого имеет свою выгоду, в этом и заключается коррупция в данном вопросе, я имею в виду, в земельном вопросе. И вот это одна из проблем, которую нужно решать не только в Москве, но и по всей стране.


Нужно решить вопрос, имеют ли хотя бы какие-то права собственности на землю обычные граждане, те граждане, которые живут в домах, в квартирах. По федеральному закону вроде бы имеет. Но он так написан, что реализовать его невозможно и на местах чиновники саботируют. Ключевой вопрос сегодня - это вопрос о земле. Если, например, накануне 17 года в России вопрос стоял в первую очередь о сельской земле, сегодня он тоже остро, кстати, стоит, мы знаем, что есть обманутые земельные дольщики и так далее. Но сегодня наибольшую остроту приобрел земельный вопрос в городах. Этот вопрос сегодня не решен, чиновник не заинтересован в его решении, потому что он хочет сам распоряжаться этой землей. К сожалению, очень многие граждане не понимают этого, что если они не имеют права на землю, то эту землю у них отнимут, отнимут вместе с их дворами, вместе с их скверами, с детскими площадками, социальной инфраструктурой и просто превратят их жизнь в ад. Потому что они в этой системе должны расплачиваться с инвестором, который приобретает выгоду и фактически с них снимает эту ренту.



Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Моссовета Виктор Анпилов, ныне лидер движения «Трудовая Россия», желал бы кардинального обновления московской власти.



Виктор Анпилов: Ни одного нового какого-то лица, а тем более ни одной свежей идеи мы не увидели и не услышали. Не стоило ожидать какого-то обновления. Ведь само назначение мэра происходит по старой заскорузлой манере, доставшейся нам еще с незапамятных времен. Раз в начальство попал, в обойму попал, то всегда будешь в обойме. Московский мэр попал в обойму правящую еще задолго до крушения Советского Союза, он там и остается. Перемен каких-то ожидать не приходится. Я думаю, что это показательно. Все равно в вопросах управления городом или государством требуется обновление.



Сергей Митрохин: Конечно, я тоже за обновление. Но странно слышать от Виктора Ивановича, такого ярого коммуниста критику в адрес номенклатуры, тем более коммунистической. Кроме того, я не так давно, когда только перешли к системе назначения губернаторов, я помню, как я с ним был на программе у Соловьева, и он там яростно защищал новацию президента, что губернаторов надо назначать, а не избирать. Он говорил, что это близко к системе советам. Но там же думы региональные избирают, вот прямо почти как советы, - говорил Виктор Анпилов. Сейчас он это критикует и говорит об обновлении. Какое может быть обновление, когда кандидатуры назначаются сверху, а не избираются на свободных выборах.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Вопрос жизненно важный для москвичей вы ставите. И страшная картина действительно разворачивается. Все дворы, все площадки спортивные, все Лужков с Батуриной застраивают. Вы говорите, запретить уплотнительную застройку. Взять наше Северное Тушино, улица Лациса, сейчас строят баню,



Владимир Кара-Мурза: Но нужна, наверное, это социальный объект.



Сергей Митрохин: Да, это особо социальный объект для элиты, которая там будет развлекаться. Скорее всего такую строят, не народную баню, народного вообще ничего не строят. Все народное, начиная от стадионов и кончая банями, сейчас разрушают и на его месте строят элитное. Возмущение радиослушателя совершенно понятно, мы его полностью разделяем. Я уже сказал, что мы будем продолжать борьбу с уплотнительными застройками. Я имею в виду «Яблоко». И будем опираться на это заявление мэра Москвы, которое он сделал о том, что надо положить им конец. Вот мы сейчас, «Яблоко» возьмет под контроль исполнение распоряжение мэра. У нас будет своя горячая линия, могу сказать телефон: 624-20-51 или 780-30-19. Мы будем контролировать исполнение распоряжений мэра, а так же контролировать то, как Ресин будет своими собственными руками душить за горло те самые уплотнительные застройки, которые он же инициировал. То есть у нас двойной контроль будет. Достаточно жестко мы будем действовать. Да, иногда дело доходит и до того, что жители ломают заборы, нам приходятся их спасать от преследований. Мы всю эту черную работу будем продолжать и брать на себя. Только что прошла акция в Химках, мы не проводим никаких административных границ, несмотря на то, что это Московская область, сегодня владение Б2 между Молодежной и Бабакова в микрорайоне в Химках, там тоже строят элитное жилье, 25 этажей, во дворе прямо дома, прямо на территории рощи, которая примыкает к дому. Сегодня жители провели очень хорошую акцию протестную против этого строительства, снесли целую секцию забора. И я надеюсь, что нам удастся помочь не только москвичам, но и жителям Подмосковья в этом вопросе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Михаила.



Слушатель: Добрый вечер. У меня вопрос такого характера господину Митрохину: свой поддержкой Лужкова неужели вы не могли понять, что москвичи отвернутся от партии «Яблоко»? В Москве «Яблоко» имело большую поддержку.



Сергей Митрохин: Спасибо вам за этот вопрос. Я еще раз, пользуясь случаем, объясню мотивы, почему мы проголосовали за. Во-первых, вы не совсем правы, говоря, что москвичи против Лужкова. Москвичи три раза избирали и сейчас по всем опросам он является лидером. Если бы выборы были сегодня, за него подавляющее большинство москвичей проголосовало бы так же, как и на прошлых выборах. Кстати, в нашем электорате «Яблока» тоже большая часть людей поддерживают Лужкова, мы не можем с этим не считаться. Второе: существовала абсолютно реальная угроза и существует до сих пор, что альтернативой Лужкову мог бы стать назначенец Путина, который был бы абсолютно марионеткой. Лужкову можно выдвинуть много обвинений, несомненно, но уж в чем его нельзя обвинить, что является марионеткой Кремля. И Кремль несомненно ведет с ним скрытую борьбу. Поэтому мы заявили при назначении, что это единственный представитель партии власти, которого мы можем поддержать, зная, что любая альтернатива, назначенная Путиным, будет гораздо хуже. Это будет что-то вроде питерского силовика, который сделает из Москвы неизвестно что.


А что касается самостоятельности, тут можно сказать и о многих положительных сторонах правления Лужкова, если мы будем брать весь этот период последних 15 лет. О них как-то часто забывают критики. Но когда мы принимаем решение, политики, мы должны взвешивать все «за» и «против». Что же касается «против» - мы сказали. Я открыто в своем выступлении при назначении Лужкова в его присутствии сказал обо всех отрицательных сторонах его деятельности, обо всей бюрократии, которую он создал в Москве, о коммерческих поползновениях строительного комплекса, который в угоду своим прибылям уничтожает московские дворы. Все это мы сказали и ни в коем случае ни от одной позиции мы не отказались. Но мы помним и другие вещи, достаточно важные, которые сделал Лужков. Например, в Москве до сих пор не осуществлен переход к стопроцентной оплате коммунальных услуг. Тепло и вода дотируются почти наполовину из городского бюджета. Это Москва сегодня практически единственный регион, где сохраняется такая ситуация, несмотря на политику федерального центра, правительства, «Единой России». В Москве не прошла эта варварская монетизация льгот, от которой все регионы встали на уши, даже ближайшее Подмосковье, те же Химки вышеупомянутые вышли перекрывать дороги. В Москве этого нечего не было, потому что Лужков действовал вразрез со своей партией «Единая Россия», которая в думе это все приняла, эти законы и вразрез с федеральной политикой, идя на определенный риск. Очень высокий уровень социальной поддержки, например, для пенсионеров. Бесплатный проезд для пенсионеров только в Москве. Я мало знаю регионов, где такая же ситуация. Поэтому мы не можем не учитывать все эти вещи.


Фракция «Яблоко» в свое время в Государственной думе яростно боролась против перехода к 100% оплате коммунальных услуг. Мы говорили о том, что плодами этого перехода воспользуются монополии крупные, которые будут драть с населения и качество услуг не увеличат. И единственный регион, мэр, единственный из глав регионов, который выполнил это требование – Лужков. Мы теперь должны голосовать против него? Непонятная позиция. Но самое главное, повторяю, Лужков сделал встречное заявление в ответ на наши требования ключевые. Я эти требования повторяю: первое – прекратить уплотнительные застройки. Он заявил об этом и пытается реализовать и уже есть конкретные шаги. Второе – это прекратить корректировки природных зон, то есть их урезание и там начинается строительство. Третье: мы так же повторили требование не переходить к 100% оплате ЖКХ в Москве. Это сохраняется. Были раньше планы, что перейдут с 2008 года, теперь отказались от этого. И он обещал ввести пост уполномоченного по правам человека в Москве. Мы занимаемся реальной политикой, мы могли бы встать в позу самолюбования, мы против, смотрите, какие мы оппозиционеры. Но наша задача не в этом, наша задача – добиваться результата. Поэтому наше голосование в данном случае за Лужкова – это способ добиться результата, мы выдали ему условный кредит доверия. И он как может этот кредит реализует.



Владимир Кара-Мурза: Юрий Нисневич, бывший депутат Мосгордумы, ныне ответственный секретарь политсовета партии «Либеральная Россия», давно разочаровался в Юрии Лужкове.



Юрий Нисневич: Если Лужков в начале своей деятельности, карьеры, я, честно говоря, принимал участие в его назначении, был прогрессивной фигурой, то на сегодняшний день, по-моему, одна из самых застойных фигур. И политическая команда Лужкова потеряла чувство ответственности, делает то, что ей заблагорассудится, не считаясь с жителями города. Сама ситуация назначения Лужкова после такой сложной политической интриги просто вынудила его, если хотите, поверхностно провести реконструкцию своей команды. Хотя одна из самых одиозных фигур, конечно, убрана – э то Орджоникидзе.



Сергей Митрохин: Я согласен с тем, что, наверное, произошла какая-то эволюция мэра Лужкова, но вообще, честно говоря, я не очень понимаю, в чем она заключалась. На самом деле то, что он демонстрировал 15 лет назад, те же самые управленческие навыки и способности, они, собственно говоря, сохраняются и сейчас. И что, собственно, изменилось? Тяга к строительству была всегда. Возьмем тот же храм Христа Спасителя. Ставка на социальную поддержку, она и тогда собственно была. И, кстати, Москва, если уж говорить об уровне социальной поддержки, безусловно, выше по стране в Москве, даже со скидкой на богатство московского бюджета, есть сопоставимо богатые регионы, но тем не менее, они не дают такой высокий уровень социальной поддержки. В частности, субсидии на ЖКХ в Москве при 10% уровня расходов семьи на жилищно-коммунальные услуги, а по стране в целом 22%, представляете, какая разница колоссальная. Однако все это и раньше демонстрировалось. И то, что Москва прошла с наименьшими социальными потрясениями по сравнению с другими регионами - это очевидно.


Хотя, я считаю, что в области социальной политики можно продвинуться гораздо дальше, и здесь действительно Лужков уже во многом устарел, здесь нужны новые подходы. Мы неоднократно предлагали решение и по повышению московских надбавок пенсионных, и вообще по сокращению социального разрыва. Как ни парадоксально, уровень социальной поддержки высоки в Москве, а вот степень разрыва между богатыми и бедными больше, чем по всей стране. И конечно, другие стороны деятельности мэра не могут вызывать большого одобрения, это было и раньше, коммерческая застройка была и тогда. Просто тогда у инвесторов в начале 90 годов меньше было денег, а сейчас их больше, потому что сейчас нефтяные деньги, которые связаны с ростом цен на нефть. Но раздача по дешевке земли в аренду под коммерческое строительство практиковалась и в середине 90 годов. Поэтому когда господин Нисневич, как он выражается, назначал Лужкова то, собственно говоря, все это было очевидно и сразу же проявилось. Сейчас эти стороны его деятельности раскрылись гораздо крупнее и поэтому сейчас мы видим обвал с этими самыми уплотнительными застройками. Но тем не менее, я деградации Лужкова не вижу. У него положительные стороны, о которых я сказал, и отрицательные, они уже в зародыше существовали тогда и сейчас они просто развернулись во всей полноте.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Александра.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Во-первых, не маловато ли для Москвы 35 депутатов? В Моссовете было больше двухсот. Чем меньше людей, тем их легче купить и наоборот. И второе: не пора ли закончить с ельцинской глупостью - с отделением Москвы и снова присоединить ее к области?



Владимир Кара-Мурза: Это не Ельцин придумал.



Сергей Митрохин: Это разделение еще до Ельцина было, конечно же. Что касается 35 депутатов, то «Яблоко» неоднократно высказывалось о том, что это исключительно мало для такого крупного мегаполиса. Я недавно, например, ездил в Ингушетию и выяснилось, что там в маленькой республике по численности населения такое же количество депутатов, как в Москве. Но это совершенно невозможно. Что касается аргумента, что можно скупить, вы знаете, там покупать особо нечего. Потому что все полномочия и это, кстати, тоже одна из отрицательных сторон деятельности Лужкова и правительства Москвы, о чем я ему сказал при назначении в Московской городской думе, что все полномочия, которые раньше были у московской областной думы, ключевые полномочия, в том числе и в области застройки, кстати, стягиваются в руки правительства в Москвы. У нас в этом году, в прошлом году и в этом, когда я являюсь депутатом Московской городской думы, каждый месяц отнимали какое-то новое полномочие. То приняли новый закон о правительстве Москвы, где у депутатов Мосгордумы забрали, то другие отраслевые законы принимают, где все отнимают. При принятии бюджета были существенные полномочия, например, депутаты контролировали распределение квартир между очередниками - это было очень важное полномочие и можно было через депутата обратиться за справедливостью и так далее. Отняли, депутаты добровольно отдали.


У нас такие депутаты, я имею в виду «Единая Россия», которые очень рады, когда у них забирают очередное полномочие. Они этому аплодируют и говорят о том, что мы тут сидим люди темные, не специалисты, вот этими всеми вопросами, например, планирования застроек, планировок территорий, определением, кому раздавать бюджетные инвестиции, каким частным организациям, все это должны решать специалисты, мы в этом ничего не понимаем, говорят депутаты «Единой России», поэтому не надо нам этих полномочий, они нам не нужны. И наша борьба за то, что все-таки сохранились за думой какие-то реальные полномочия, была не очень эффективной, несколько полномочий мы, кстати, оставили, например, определение правил землепользования и застройки. Это «Яблоко» отстояло эти полномочия. Но, тем не менее, большинство перешло к правительству Москвы. Еще процесс снизу вверх, отнимали полномочия у органов местного самоуправления. Я, кстати, тоже об этом Лужкову сказал при назначении, что он говорит, что мы укрепляем самоуправление, ничего подобного. Укрепляет так, что им разрешают заниматься организацией досуга и физкультурой. Конечно, очень хорошо, но при этом у них отняли полномочия по утверждению планирования территории, по утверждению тех же самых точечных застроек. Вот раньше было полномочие согласования у муниципальных собраний, сейчас его отняли. Поэтому, конечно, увеличивать количество депутатов нужно. Но я считаю более ключевой задачей, первичной - это все-таки увеличение полномочий, возвращение полномочий, которые были отняты, тогда и увеличение количества депутатов будет иметь смысл. А если вы вместо 35 депутатов, которые обслуживают в подавляющей своей массе, 28 человек «Единая Россия», сделаете, допустим, 150 или 350, но они будут заниматься тем же самым, то есть обслуживать, защищать чиновников от москвичей, то смысла в этом не будет никакого. Тут нужен целый комплекс решений.



Владимир Кара-Мурза: Активист Комитета защиты прав граждан Петр Милосердов рад избавлению московского правительства от одиозных фигур.



Петр Милосердов: Орджоникидзе, да, безусловно, одиозная фигура, хватает двух покушений, которые были на него совершены. И очевидно, Лужкову порекомендовали от него избавиться. Что касается префекта Северного округа Объедкова, то довольно слабая аппаратная фигура, он должен был уйти еще в 2005 году, где для него готовилось место в нынешнем составе Мосгордумы. Просто «Единая Россия» не набрала по Северному округу нужных голосов, и Объедков сидел еще почти два года. Сейчас не происходит сменяемости власти, происходит замена нескольких наиболее неудобных и слабых аппаратно фигур на другие.



Сергей Митрохин: Да, с этим вполне можно согласиться. Но я думаю, что увольнение Орджоникидзе, я поддерживаю это решение и согласен, что это фигура достаточно одиозная и замешена во многих скандалах, это сыграло роль. Но мне кажется, что ключевую роль сыграла вот эта антигрузинская кампания, которая сразу же вылилась в кампанию борьбы с игорным бизнесом. Я не против того чтобы, бороться с игорным бизнесом – это правильная вещь. Но тогда это было увязано, мы должны помнить исторически, с антигрузинской кампанией. Потому что, по мнению федерального руководства и президента, именно лица грузинской национальности контролировали игорный бизнес и во многом это связывали с фигурой Орджоникидзе. Поэтому, я думаю, что касается Орджоникидзе - это был самый жесткий ультиматум, который Кремль предъявил мэру Москвы, чтобы его убрать. Хотя влияние у него несомненно сохранится, потому что создана новая синекура в виде почетных отставников, советников, наставников, не знаю, как их назвать. При том, что у них власти не будет, не могут принимать никакие решения, но влияние в роли советников мэра, а это будут реальные советники, а не фиктивные, потому что это будут близкие друзья и члены команды, теперь уже, правда, неформальных. При таких колоссальных связях, которые у них остаются, конечно, влияние будет огромным.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Олега.



Слушатель: Здравствуйте. У меня такой двойной вопрос. Сергей Сергеевич, не кажется ли вам, что обещания прекратить точечную застройку противоречит другому закону, принятому в Москве, что при реконструкции необходимо, чтобы желающие могли поселиться в том же муниципальном округе. В правильно спроектированном округе свободного места просто нет и значит придется втыкать дом. Обещают в Останкино перед моими глазами воткнуть, хотя и не очень близко. И второй вопрос.



Сергей Митрохин: Адрес какой в Останкино у вас?



Слушатель: Это между Королева и Звездным бульваром. А второй вопрос, к этому относящийся: а как точно узнать, что грозит твоему району?



Сергей Митрохин: Очень такие четкие вопросы, по делу. Действительно в Москве есть закон, который обязывает в ходе переселения граждан в ходе сноса их домов и реконструкции, точнее это называется реновации, с застроенных территорий жители должны переселяться только в границах их районов, а если это центральный округ и Зеленоград, то в границах округов. Кстати, нам удалось в прошлом году добиться того, чтобы признание дома аварийным не служило поводом для переселения людей в другие районы, исключением из этого правила. «Яблоко» тогда добилось, чтобы признание дома аварийным не влекло за собой переселение в другие районы. И мы считаем, что это абсолютно правильный принцип.


А теперь вопрос радиослушателя. Понимаете, ведь на месте ваших домов, которые сносятся, а вам предлагают переселиться, будут строиться другие дома. А федеральное законодательство предусматривает создание так называемого маневренного фонда, то есть временного жилья для вас, где вы будете жить несколько месяцев, то время, в течение которого будет построен дом на месте вашего дома. Поэтому мы неоднократно говорили правительству Москву: стройте маневренный фонд и вселяйте людей в новые дома на месте тех, которые будут построены. Есть другой вариант, что действительно будет некоторое время стройка на вашей территории. Но если вы знаете, что в строящийся дом вселитесь вы, что в этом доме квартиры получат те, кто сейчас живет в сносимых пятиэтажек, тех же самых хрущевок, у вас будет стимул для того, чтобы вытерпеть эту стройку под домом, и она скоро закончится, вы переселяетесь в этот дом. Поэтому я тут такого противоречия не усматриваю. Это искусственная городская политика. Другое дело, когда происходит увеличение, чрезмерное увлечение коммерческой застройкой, когда как максимальное количество прибыли хотят с этого получить. Вот с этим надо бороться. И кстати, я об этом мэру сказал в своем выступлении при его назначении, о том, что нужно разорвать такую тесную связь между коммерсантами и строительным комплексом.


В Москве надо выделить в генеральном плане, мы, кстати, переходим к ответу на второй вопрос радиослушателя, в генеральном плане надо выделить четкие зоны, где можно строить с целью получения доходов инвесторам, то есть продавать на продажу жилье. Да, оно будет дорогим, безусловно, оно не будет доступным для простого москвича, но зато освободятся территории, а это будут другие территории, которые надо выделить в качестве зон, где надо строить массовое бюджетное жилье. Его можно строить, можно строить муниципальные доходные дома, когда город строит, потом он устанавливает минимальную ставку квартирной платы для очередников и малоимущих и устанавливает некоторую коммерческую ставку, но достаточно посильную, то есть не запредельную для того, чтобы квартиры могли покупать обычные москвичи, у которых нет сверхдоходов, чтобы купить в коммерческих домах жилье. И там они могут спокойно жить годами, передавать эти квартиры по наследству и так далее. Это решение вопроса на самом деле доступного жилья в таких крупных мегаполисах как Москва.


Так вот теперь, что касается зонирования и генеральных планов и мы настаиваем на этом, это, кстати, еще одна линия нашей полемики «Яблока» с правительством Москвы, которое все под себя подгребло и вот эти планы застройки, планы развития территорий оно утверждает в виде своих постановлений. Постановления на самом деле очень легко принять, очень легко пролоббировать кому угодно. Я сам сталкивался с случаями, как это легко сделать. Если все эти планы будут проходить через генеральный план, который распадается на план развития каждого района и там это все четко зафиксировано и абсолютно доступно и понятно, то это будет принципиально иная ситуация чем сейчас. Потому что генеральный план будет достаточно сложно изменить. Если принимается решение, что вдруг подвергнут реконструкции целый район и людей выселят, может быть в пределах района, но на более-менее хорошие места проживания, например, жили рядом с парком, а теперь не рядом, жили рядом с метро, а теперь ездите на автобусе полчаса - это тоже очень плохое изменение. И когда на вас обрушивается как снег на голову, как сегодня, то это ситуация крайне неприятная и близкая к трагедии для людей. Если все будет зонировано, все будет зафиксировано в генеральном плане, в плане развития районов, все будет доступно, на специальных стендах в специальных местах в управе все это будет демонстрироваться, то вы будете заранее знать, что вам предстоит.


И тут очень важный вопрос - право на землю. Если вы знаете, что вас будут переселять в порядке реконструкции, то вы должны иметь приоритетное право оформить землю под вашим домом и рядом с вашим домом. Потому что когда вас придут выселять, с вами будут договариваться не только о стоимости квартиры, если ваша собственность, но и о стоимости земли. И вы сможете получить равнозначную компенсацию, а может быть кратную, двукратную, трехкратную, и более того, вы можете настаивать, чтобы вас поселили в этом доме, потому что это ваша земля. И вновь вы войдете как дольщик во вновь строимый дом и в этом новом доме получите квартиру.



Владимир Кара-Мурза: Бывший мэр Москвы Гавриил Попов, ныне президент Российского вольного экономического общества, настаивает на подготовке преемника московскому мэру.



Гавриил Попов: Главная проблема сейчас для Лужкова, да и для всей команды тоже, как и в общем для всей Москвы в целом – это вопрос о подготовке преемников. Это, по-моему, решающая проблема. Какие-то частные перестановки сейчас никакого значения не имеют. Необходимо оставшееся время московскому правительству и прежде всего самому Юрию Михайловичу использовать для того, чтобы подготовить людей, способных вести город дальше.



Владимир Кара-Мурза: Верите ли вы, что в нынешнем составе правительства, которое мы сегодня видели, содержится фигура преемника?



Сергей Митрохин: Я думаю, что этот завет Гавриила Харитоновича - вещь абсолютно бессмысленная. Кого бы сейчас ни подготовил Лужков и его команда в качестве преемника, я думаю, что это не будет иметь никакого значения для будущего Москвы, пока существует система назначений. Вот этот завет можно выполнить, только если будет подготовлена фигура для участия в свободных выборах. И это, кстати, еще одна причина, по которой нужно настаивать на возвращении выборов мэра Москвы. «Яблоко» неоднократно вносило такую инициативу в Мосгордуму, к сожалению, она отклонялась «Единой Россией». Но мы говорим очень простую вещь: сегодня Москва наряду с Санкт-Петербургом является самыми бесправными городами в России. Во всех других городах мэр либо избирается, либо там самостоятельно принимается решение, он избирается населением или депутатами или наемный менеджер, но это принимается самостоятельно. Москва и Санкт-Петербург единственные города в России, которым сверху навязали систему назначения. Таким образом москвичи и питерцы дискриминированы по отношению к другим городам. И это крайне несправедливо, потому что именно в этих городах началась городская демократия в России, именно в них произошли первые выборы мэров. Вот такая ирония истории, конечно, и это унижение большое для москвичей и питерцев, что у них отняли это право избирать мэров. Я считаю, что это можно исправить. Программа-максимум для нас, для «Яблока» - это возвращение выборности всех губернаторов на территории России, но программа-минимум – это сделать исключение для Москвы и Санкт-Петербурга. Потому что это два единственных города, где исполнительная власть не избирается, избираются фиктивные органы местного самоуправления и чуть-чуть менее фиктивные депутаты Московской городской думы.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Валерия Аркадьевича из подмосковного Королева.



Слушатель: Добрый вечер. Такое ощущение у меня, что я присутствую на хорошем митинге, когда обо всем и ни о чем. У меня есть конкретный вопрос к вашему гостю. Первое: у кого-то отняли какие-то права низовых структур. Человек, который руководитель, отняли права распределять территорию или что-то, вместо того, чтобы, допустим, бороться, он в отставку не ушел, он смиряется с системой. То есть система навязывает правила и все их покорно принимают.



Сергей Митрохин: Я, честно говоря, не понял вопрос, о ком идет речь.



Владимир Кара-Мурза: Намекает на то, что депутаты местных органов власти, у которых отобрали права, покорно это приняли.



Сергей Митрохин: Большинство, к сожалению, депутатов местных органов власти, самоуправления являются членами партии «Единая Россия», для которой есть главная политика. В данном случае они просто транслируют политику партии. Однако, интересно, мы говорим про Москву. Органы власти Подмосковья, тот же Королев, гораздо больше прав, чем у московских депутатов. Потому что они живут по федеральному закону, для них не делает федеральный закон исключения как для Москвы и Санкт-Петербурга. Но сегодня я был в Химках и раньше в тех же Химках и в других областях, в Балашихинском районе Московской области боролись с вырубкой охранной зоны Лосиного острова, сегодня боролись с уплотнительной застройкой в Химках, раньше «Яблоко» проводило митинг против вырубки Химкинского лесопарка. И почему-то мы там не видели ни одного муниципального депутата от этих самых районов, выбранных этими самыми жителями, которые сегодня ломают заборы в Химках или протестуют против вырубки Химкинского леса, против вырубки Шереметьевского леса тоже отчаянно борются жители. Чудовищный проект строительства ветки железной дороги, можно обойти уникальный Шереметьевский лес, нет, идут прямо по лесу. И там не было ни одного депутата. Поэтому действительно странно. Я разделяю горечь слушателя, почему люди, избранные защищать интересы своих избирателей, открыто игнорируют эту свою основную обязанностью. Почему мы из Москвы должны приезжать, я депутат Московской городской думы. Но понятно, что в Московской области свое отделение партии «Яблоко», возглавляет Антон Антонович Горецкий, генерал в отставке. Но тем не менее, почему мы не видим там никаких депутатов.



Владимир Кара-Мурза: Бывший депутат Моссовета Александр Осовцов, ныне член бюро федерального совета Объединенного гражданского фронта, не заметил особых перемен в составе московского правительства.



Александр Осовцов: Пока Лужков на месте, сколько он там пробудет, сейчас никто на самом деле сказать не может, все в Москве останется так же, как было. Очевидно, что все слухи о свершившейся политической сделке, где, мол, Лужкова оставляют, а за это он по договоренности с Кремлем чего-то там сильно меняет и во власть в Москве приходят питерские, оказалось не более чем слухами. Мэр Москвы в очередной раз продемонстрировал, что он, сохраняя и даже углубляя не только лояльность, а льстивость, если угодно, по отношению к президенту Путину, он получает вполне достаточную компенсацию.



Сергей Митрохин: Я думаю, недооценивать угрозу назначения, условно говоря, питерских, «питерские» – термин мне не очень нравится, но таких комиссаров Путина, так скажем, чтобы никого не обижать, никакие регионы России, это назначение было вполне реальным. Я думаю, до самого последнего момента Путин взвешивал на весах эти варианты: либо все-таки продавить свою кандидатуру, стопроцентно лояльного во всех отношениях члена своей команды, либо оставить Лужкова. Я думаю, что тут победил здравый смысл, потому что все-таки на носу выборы и не только думские, но и президентские. И любой конфликт, скандал и неизбежный после такого назначения передел собственности, который начнется в Москве, передел будет отнюдь не в пользу простых москвичей, он будет в пользу других олигархических кланов, от одних к другим, и все возможные негативные последствия для выборов, я думаю, они, конечно, перевесили. И скрепя сердце, совершенно очевидно, что долгий был процесс, были утечки всякие, Лужков не раз ходил в Кремль и там были явно тяжелые разговоры – это было совершенно очевидно. В результате было принято им такое решение, которое мы имеем сейчас.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, обострится критика действий Лужкова и возглавляемого им московского отделения «Единая Россия» по мере приближения выборов? Например, на чем будет строиться перевыборная программа «Яблока»?



Сергей Митрохин: Наша предвыборная программа называется «Семь шагов к равенству возможностей». Наша предвыборная программа носит в основном позитивный характер. Мы считаем, безусловно, своими основными оппонентами «Единую Россию», считаем Кремль и считаем всю систему такую олигархическую, авторитарно-олигархическую систему, которая сложилась в современной России. Это программа основывается на том, что необходимо создать такую систему власти, которая защищает права граждан, при которой граждане контролируют власть. И мы в Москве будем реализовывать эту программу, мы ее уже сейчас реализовываем. Создав, кстати, фракцию «Яблоко» в Московской городской думе, мы существенно повысили уровень контроля над городской властью. Мы навязали в повестку дня городской политики целый ряд крупнейших вопросов, уплотнительная застройка и другие, о которых я сейчас сказал.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG