Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня в Америке. Президент Буш намерен довести до победного конца операцию в Ираке. О чем договорились США и Иран? Новые интернетные технологии и политический процесс


Юрий Жигалкин: Президент Буш намерен довести до победного конца операцию в Ираке. О чем договорились США и Иран? Новые интернетные технологии и политический процесс. Таковы некоторые из тем рубрики «Сегодня в Америке».


Президент Буш продолжает попытки убедить скептичных американцев в необходимости довести операцию в Ираке до победного конца. Во вторник президент заявил, что, преследуя «Аль-Каиду» в Ираке, американские солдаты защищают американцев от террора.


Рассказывает Аллан Давыдов.



Аллан Давыдов: Преследуя «Аль-Каиду» в Ираке, американские солдаты защищают американцев от террористов. А это значит, что миссия в Ираке должна быть доведена до победного конца. Президент Буш в очередной раз заявил это, выступая во вторник перед военнослужащими в Чарльстоне, штат Южная Каролина – там же, где накануне вероятные кандидаты в президенты от Демократической партии в ходе дебатов обсуждали пути ухода США из Ирака.



Джордж Буш: «Аль-Каидой» в Ираке управляют из-за рубежа лидеры, верные Усаме бин Ладену. Подобно бин Ладену, они хладнокровно убивают невинных для достижения политических целей «Аль-Каиды». Несмотря на очевидные факты, кое-кто считает, что «Аль-Каида» в Ираке – это не настоящая «Аль-Каида», и она и не угрожает Америке. Это похоже на то, как, увидев в банке человека в маске с пистолетом, вы бы заявили, что он просто хочет обналичить чек.



Аллан Давыдов: Речь президента прозвучала неделю спустя после того как в ежегодном аналитическом отчете американского разведывательного сообщества «Аль-Каида» была названа «наиболее серьезной террористической угрозой» для Соединенных Штатов. Вместе с тем специалисты по разведке предостерегают, что сводить иракскую проблему только к борьбе с «Аль-Каидой» было бы большим упрощением. Говорит бывший замдректора ЦРУ Джон Маклафлин.



Джон Маклафлин: Бесспорно, «Аль-Каида» в Ираке является важной частью этого конфликта. Но валить все на нее – это как пытаться сыграть шахматную партию шашками. У иракского конфликта множество других аспектов, включая гражданскую войну, напряженные отношения между кланами, деятельность националистов и прочее.



Аллан Давыдов: Между тем в американскую печать во вторник просочились сведения о том, что командование силами США в Багдаде разработало детальный план, в котором предлагается сохранить значительное американское военное присутствие в Ираке как минимум еще на два года. Согласно сведениям газеты «Нью-Йорк Таймс», этот документ является частью объявленной в январе новой иракской стратегии Буша, в соответствии с которой в Ирак было направлено дополнительно около 30 тысяч американских военнослужащих. Новый план был составлен командующим американскими силами в Ираке генералом Дэвидом Петреусом и послом США в Багдаде Райаном Крокером. Ожидается, что после представления министру обороны Роберту Гейтсу план будет опубликован уже на этой неделе. Газета сообщает, что план рассчитан на то, чтобы до июня будущего года достичь внутрииракского политического урегулирования. Одновременно будет оказываться нажим на лидеров Ирака с целью достижения общенационального примирения – эта задача должна быть реализована не позднее июня 2009 года. Существенным элементом нового плана будет выявление среди повстанческих групп тех, кто способен отказаться от насилия и участвовать в разрешении внутрииракского конфликта путем переговоров.



Юрий Жигалкин: В то время как президент Буш пытается убедить американцев в том, что операция в Ираке представляет собой не что иное, как еще один фронт борьбы с «Аль-Каидой», Вашингтон вступает в прямые переговоры с Тегераном, которого он обвиняет в прямой поддержке иракских боевиков. Во вторник американский посол в Ираке встретился в Багдаде с иранским послом для обсуждения ситуации в Ираке. Это был лишь второй контакт между двумя странами на столь высоком уровне за последние несколько месяцев и 27 лет. По словам американского посла Райана Крокера, во время семичасовых переговоров, он высказал своему собеседнику в лицо все, что США думают о вмешательстве Ирана в иракские дела, он представил сведения о поддержке Тегераном радикальных иракских группировок, о его помощи в подготовке террористов и снабжении их взрывными устройствами. Встреча, впрочем, закончилась на деловой ноте. США и Иран неожиданно для наблюдателей сообщили о намерении организовать комиссию для обсуждения путей стабилизации Ирака и расследования сообщений о причастности Ирана к террористическим атакам в стране.


Насколько реальной кажется перспектива американо-иранского сотрудничества Майклу Раду, американскому политологу, сотруднику Филадельфийского института внешнеполитических исследований.



Майкл Раду: Я думаю, что американцы решили пойти на эту встречу главным образом для того, чтобы увидеть иранскую реакцию на обвинения в пособничестве террористам. Насколько я понимаю, они не увидели ничего неожиданного или обещающего. Иранцы упорно отвергают все обвинения и наверняка будут делать это и в дальнейшем. Не исключено, что таким шагом Белый дом также отвечает на призывы иракского правительства и на критику демократов, обвиняющих администрацию в нежелании прибегнуть к дипломатии. Вместе с тем, я думаю, никто из серьезных профессионалов в Вашингтоне не верит в то, что с иранцами можно иметь дело. Опыт общения с ними показывает, что им просто нельзя верить. Так что, эта встреча выглядит скорее пропагандистским событием.



Юрий Жигалкин: Господин Раду, в последние месяцы было много предположений, особенно, за пределами Соединенных Штатов о том, что Вашингтон может готовить силовую акцию в отношении Ирана и для того, чтобы нейтрализовать его ядерную программу, и чтобы наказать его за вмешательство в Ираке. Означают ли эти американо-иранские контакты, что США делают ставку на дипломатию?



Майкл Раду: Силовая акция, на мой взгляд. остается возможным, но маловероятным вариантом действий. Более реалистичным вариантом выглядят попытки создать своего рода антииранский альянс с участием арабских соседей Ирана, который бы помог надежнее изолировать режим в Тегеране, - насколько я понимаю, Вашингтон следует именно таким путем. В том, что касается точечного удара по Ирану или некоей другой операции, такие варианты действий наверняка обсуждаются, и если ситуация радикально изменится к худшему, не исключено, к ним прибегнут.



Юрий Жигалкин: Говорил американский политолог Майкл Раду.


Российское оружие и граждане бывших советских республик стали главными фигурантами нового шумного уголовного дела, рассмотрение которого завершилось в Нью-йоркском федеральном суде. Шестеро обвиняемых – граждане Армении, Грузии, Украины и Южно-Африканской республики – признаны виновными в контрабандной торговле оружием. Они продали информатору, выступавшему в роли скупщика оружия, пулемет и семь автоматов. Согласно обвинению, осужденные обещали доставить из Армении и Чечни портативные ракетные установки типа «Стингер», фотографии которых были представлены на суде. Адвокаты осужденных уверяют, что их клиенты, нелегальные иммигранты попались на посулы покупателя, обещавшего им организовать грин-карты. Двум руководителям группы грозят 50-летние тюремные сроки.


Десятки миллионов банок восьмидесяти сортов мясных консервов могут быть опасны для жизни, объявило во вторник американское Агентство по контролю за качеством медицинских препаратов и продуктов питания. Причина: тушенка, изготовленная на крупном мясном заводе в Джорджии, оказалась заражена ботулизмом. Экстренная акция была предпринята после сообщений о том, что четыре человека оказались в больнице с тяжелым, потенциально фатальным отравлением после употребления в пищу подозрительных консервов. После того, как инспекторы обнаружили опасные микробы в шестнадцати из семнадцати контрольных банок, заводские конвейеры были остановлены, и была объявлена общеамериканская медицинская тревога. По словам экспертов, эпизоды заражения ботулизмом в Америке крайне редки, технологии консервирования, используемые коммерческими производителями, практически исключают его опасность. Это первый за 30 лет подобный инцидент, который вызвал повышенное внимание на фоне многочисленных сообщений о появлении в продаже других опасных продуктов.


Почти три миллиона телезрителей – рекордное число для подобных программ – наблюдали в понедельник вечером за необычными дебатами демократов, добивающихся номинации в президенты от своей партии. Эти теледебаты проходили по телеканалу «Си-Эн-Эн». Их уникальность заключалась в том, что главными героями, наравне с кандидатами, стала аудитория. Впервые в истории подобных мероприятий вопросы задавались не журналистами, не людьми, находящимися в зале, а всеми желающими, обратившимися к кандидатам через популярный сайт «Ютьюб». Влияние новых технологий на политический процесс мы обсудили с Александром Генисом.


Александр, как, по-вашему, прошли дебаты?



Александр Генис: Никак. Несмотря на новую форму, содержание осталось старым. Вопросы, правда, оказались острее тех, что задают профессиональные журналисты. Зато ответы были точно такими, какие мы привыкли ждать от профессиональных политиков. Но если демократы мечтают о Белом доме, они должны сменить риторическую стратегию. На этом настаивает самый модный в этой кампании аналитик психолог Дрю Уэстен, выпустивший монографию «Политический ум. Роль эмоций в судьбе нации».



Юрий Жигалкин: Эта ведь та самая книга, которую Билл Клинтон предложил Хиллари считать настольной?



Александр Генис: Совершенно верно. Клинтон считает, что новая теория приведет Хиллари в Белый дом, потому что поможет избежать главной ошибки демократов: обращаться к уму, а не к сердцу избирателя.



Юрий Жигалкин: Что ж тут нового?



Александр Генис: Технические возможности. С тех пор как в последние годы прогресс в медицине позволил нам сканировать живой мозг, мы можем наблюдать за его деятельностью на экране. Надо сказать, что это превратило психологию в зрелищный спорт. Кому не интересно, например, посмотреть на мозг влюбленного человека?



Юрий Жигалкин: Но сканировать мозг избирателя важнее.



Александр Генис: Именно этим и занялся доктор Уэстен в 2004-м году, после того, как его партия проиграла на президентских выборах. Экспериментальным – что очень важно – путем он выяснил, как избиратели реагируют на речи соперников. Оказалось, что мы не взвешиваем аргументы, а ищем подтверждения своему мнению. Мы слышим только то, что хотим услышать. А если наталкиваемся на противоречие, то преодолеваем его не логикой, а тем, что закрываем глаза. Свой кандидат всегда будет прав, чужой всегда не прав.



Юрий Жигалкин: П олучается, что у политика нет возможности переубедить избирателей?



Александр Генис: Можно, но сложно. И Уэстен учит тому, как это сделать. Главное, - говорит он, - не рациональные аргументы, а эмоциональные. И это намного труднее, ибо политик должен обращаться не только к сознанию, но и к подсознанию избирателя, помня, что каждое его слово способно вызвать непредвиденную эмоциональную реакцию.



Юрий Жигалкин: Например?



Александр Генис: Вот важная для демократов тема - «контроль над оружием». У городского жителя этот лозунг вызывает позитивные эмоции, потому что оружие ассоциируется с преступниками. Но вдали от мегаполисов у слово «оружие» другой эмоциональный ряд: свобода, защита, природа, охота, традиции. Лишь найдя эмоциональный, а не только рациональный компромисс между двумя подходами к проблеме, политик способен ее разрешить – или над ней подняться.



Юрий Жигалкин: Но не унижает ли такая стратегия демократию, которая всегда воспринималась как диалог разумов?



Александр Генис: Скорее, тут надо говорить о реализме, заставляющем нас признать теперь уже научный факт: лишь ту мысль добирается до ума, которую к нему пропускает сердце. А ему, как известно, не прикажешь.



Юрий Жигалкин: Это был Александр Генис.


В ближайшей перспективе молодой голливудской звезды Линдзи Лоэн могут быть не новые роли, а тюремный срок. Актриса и певица, только что вышедшая из наркологической лечебницы была арестована во вторник за вождение автомобиля без прав, во время задержания у ее было обнаружено небольшое количество кокаина. Очередной криминальный инцидент в жизни Лоэн, которой всего 21 год, дал повод для многочисленных предположений о том, сумеет ли она преодолеть проблемы, которые кажутся сильнее ее, или она кончит плохо, как и некоторые из ее некогда знаменитых предшественников. «Я живу сегодняшним днем» - поет Линдзи Лоэн.


XS
SM
MD
LG