Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мрачный юбилей: репрессиям 37-го семьдесят лет


Жертвы репрессий упрекают власть в отсутствии исторической памяти

Жертвы репрессий упрекают власть в отсутствии исторической памяти

Сегодня в России вспоминают жертв массовых сталинских репрессий, начавшихся 70 лет назад, летом 1937 года. По разным данным, репрессиям в Советском Союзе подверглись от 20 до 40 миллионов человек. Дожившие до наших дней - в основном те, кто был сослан в сталинские лагеря детьми - в очередной раз пытаются заявить о своих правах. В Москве на Лубянской площади прошел митинг, приуроченный к этой скорбной дате.


Несмотря на дождливую погоду, к Соловецкому камню пришли более сотни человек. Люди собирались группами под табличками с названиями районов Москвы и Подмосковья: Люблино, Выхино, Мытищи, Люберцы... Председатель Ассоциации жертв политических репрессий Сергей Волков напомнил, что эта общественная организация, созданная 18 лет назад, все это время пытается добиться реабилитации жертв политических репрессий.


«У нас есть закон о реабилитации жертв политических репрессий, проект которого составили мы, общественные организации, и который был принят и подписан в 1991 году президентом Ельциным, - сказал Сергей Волков в интервью Радио Свобода. - Там четко написано, что государство признает свою вину и несет ответственность за все, что было совершено во времена тоталитарного режима. Сегодня об этом почему-то не вспоминают. Но людям, которые пришли сюда, нужно жить. Кто и чем заплатит им за эти мучения? У них отняли все: жизнь отняли, молодость... Сколько молодость стоит, кто скажет? Жизнь родных, потеря всего имущества? Когда мы читаем приказ 00486 тех времен, там ясно написано: выселять из домов, квартиры опечатывать, имущество конфисковать. То есть люди голыми остались. Мать поехала в один лагерь, детей отправили в другую сторону. Это называется чистый фашизм!»


Председатель Ассоциации жертв политических репрессий напомнил, что заключенные ГУЛАГа «за пайку хлеба» построили более 500 тысяч государственных объектов. А пенсия у них - не более 3 тысяч. «Ну, разве это правильно? 18 лет мы обращаемся в правительство, в Государственную думу, и за все это время ни одного вопроса не решено. Они что, нас не слышат? Ни разу никто из первых лиц не пришел к памятнику жертвам репрессий и не возложил цветы», - добавил Сергей Волков.


По мнению директора расположенного на Соловках музея памяти жертв репрессий Юрия Бродского, оценить ущерб, нанесенный стране массовыми репрессиями, почти невозможно. «Погибли лучшие люди, - говорит он, - миллионы людей. Только через Соловки и филиалы Соловецкого лагеря на материке прошли около миллиона заключенных – это не уголовники, это генофонд страны». По словам Юрия Бродского, история Соловецких лагерей – это история первого лагерного управления в СССР: «Там вырабатывались все эти нормы, которые будут потом распространяться по всей по стране: форма одежды, метод избавления от трупов, место, куда стрелять во время расстрела, сколько нужно калорий на 100 заключенных, сколько нужно охранников на 100 заключенных».


Первые лагеря, говорит директор музея, были лагерями особого назначения. В них содержались те, кто не совершал каких-то преступлений, а был опасен для режима по своему происхождению или в силу своего воспитания. Говоря о том, как сегодня идет процесс реабилитации, Юрий Бродский, в частности, посетовал на то, что доступ в архивы стал почти невозможным: «вроде бы и можно, но столько всяких условий ставится, что практически нельзя». «Позиция музея на Соловках сейчас такова: мы должны собирать информацию, а оценку будут давать другие поколения, - сказал Юрий Бродский. – Увы, у нас не произошла переоценка ценностей. Если в Германии в Дахау возят гимназистов, то на Соловки школьников не возят. Пока не будет дана оценка тому, что произошло, мы не сможем развиваться дальше. И всегда возможен рецидив в той или другой форме».


XS
SM
MD
LG