Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России вспоминают жертв сталинских репрессий


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский .



Кирилл Кобрин : В России сегодня вспоминают жертв сталинских репрессий. 70 лет назад, в июле 1937 года, началась новая, самая массовая волна террора. В это же время сталинское руководство приняло целый ряд постановлений, которые обеспечили государственную основу применения пыток, казней и ускоренных решений о наказаниях советских граждан. Именно в июле Политбюро ЦК ВКП(б) дало разрешение применять в ходе следствия пытки. Волна репрессий продолжилась и дальше. В августе принято постановление Совета народных комиссаров и ЦК ВКП(б) о так называемой борьбе с вредительством в области хлебозаготовок. А 3 августа разослана телеграмма ЦК об организации в каждом районе двух-трех показательных судебных процессов над так называемыми врагами народа. Сегодня от Соловецких островов, где находился первый советский концлагерь, до Москвы начался Крестный ход памяти. А в российской столице у Соловецкого камня на Лубянской площади прошел митинг. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода Максим Ярошевский.



Максим Ярошевский : Несмотря на проливной дождь к полудню на Лубянской площади собралось более сотни человек. У многих в руках помимо цветов были таблички с названиями районов Москвы и Подмосковья - Выхино, Жулебино, Люберцы, Мытищи. Митинг памяти жертв политрепрессий по традиции начали с минуты молчания. Первым к микрофону на площадь вышел председатель Ассоциации жертв политических репрессий Сергей Волков.



Сергей Волков: Очень много у нас золота, очень много богатства. Мы обеспечиваем всех - кого нужно и не нужно - и оказываем помощь. Что же мы своим людям оказать помощь не можем? Июль месяц! На сегодняшний день федеральная задолженность по рецептам составляет только по Московской области по первому кварталу 1347 рецептов. О чем это говорит? Это такое количество людей не могут получить лекарства. Может ли это правительство сегодня обеспечить нас, непосредственно жертв политических репрессий, да и всех пенсионеров заботой? Нет.



Максим Ярошевский : Возложить венок к Соловецкому камню приехал посол Польши в России Ежи Бар.



Ежи Бар : Что касается этого злодеяния, этой страшной трагедии, нет никаких границ ни между Россией и Польшей и между Польшей и другими странами, и между вами и всеми людьми доброй воли. Хочу сказать, что все можем забыть, но этого не забудем. И всегда в таких местах будем повторять - никогда, никогда больше!



Максим Ярошевский : Неожиданно для присутствующих на Лубянку к памятнику жертвам репрессий приехал заместитель председателя Государственной Думы Владимир Жириновский.



Владимир Жириновский : Депутатов 450. И они сейчас отдыхают. А я вот пришел к вам, потому что считают, что все органы власти должны проявлять с вами солидарность - и не просто присылать телеграммы и говорить, что хорошо, что вы получили возможность создать свою ассоциацию. Спасибо такой власти. Страна уничтожала ваших родителей, дедов, бабушек, вас самих, а потом вам говорит - теперь можете стоять здесь нищие, голодные, без лекарств. Мы разрешаем вам здесь постоять полчаса под дождем раз в год.



Максим Ярошевский : Директор Музея памяти жертв политических репрессий на Соловках Юрий Бродский сегодня вспоминает историю самого известного лагеря сталинских времен.



Юрий Бродский: Погибли лучшие люди, погиб генофонд страны, погибли миллионы людей. Только через Соловки и филиалы их на материке прошли около миллиона заключенных.


История Соловецких лагерей - это история первого лагерного управления в СССР. Там вырабатывались все эти нормы, которые будут шагать по стране: форма одежды, метод избавления от трупов, место, куда стрелять во время расстрела, сколько нужно калорий на 100 заключенных, сколько нужно охранников на 100 заключенных. Это лагеря для людей, которые не совершили какие-то преступления, а были опасны для режима по своему происхождению или в силу своего воспитания. Их называли социально чуждыми тогда, а на самом деле это был генофонд страны. В архиве сохранилось, по-моему, 870 тысяч карточек только на заключенных. Причем многих из тех, кого я искал, там не удалось найти. Можно говорить о том, что через Соловки прошло около миллиона человек.


Количество погибших разные авторы по-разному называют. Вот Розанов, который в Америке собирал воспоминания, говорит о 50 тысячах погибших в Соловках. Я думаю, что гораздо меньше. Думаю, что это порядка 5 тысяч, может быть. Но опять-таки это лучше люди страны.


Я точно могу сказать, что гораздо труднее стало попадать в архивы, просто невозможно. Вроде бы и можно, но столько всяких условий ставится, что практически нельзя. Позиция на Соловках, например, сейчас такая, позиция музея, что мы должны собирать информацию, а оценку будут давать другие поколения. Не произошла переоценка ценностей. Если в Германии возят в Дахау гимназистов, то на Соловки не возят школьников. Пока не будет дана оценка тому, что произошло, мы не сможем развиваться дальше. И всегда возможен рецидив в той или другой форме.



Максим Ярошевский : В интервью Радио Свобода председатель Ассоциации жертв политрепрессий Сергей Волков заявил, что на протяжении 18 лет его организация пытается добиться выплаты компенсаций пострадавшим людям. Добиться от власти этого им пока не удалось



Сергей Волков: Есть закон у нас о реабилитации жертв политических репрессий, который мы, общественные организации, проект составили, который был принят и подписан в 1991 году президентом Ельциным. И там четко написано, что государство признает вину и несет ответственность за все совершенное во время тоталитарного режима. Сегодня это почему-то умалчивается.


Но людям, которые пришли сюда им нужно жить. Им за все эти мучения отняли все - жизнь отняли, молодость. Сколько молодость стоит? Кто скажет - сколько стоит молодость? Жизнь родных, потеря всего имущества. Четко в этом приказе написано - выселять из домов, квартиры опечатывать, имущество конфисковать, то есть голые остались. Мать поехала в одну сторону, в один лагерь, дети - в другой лагерь. Это что называется? Это называется чистый фашизм.


Люди приходят, собираемся сегодня и говорим: Товарищи, друзья, господа (как угодно)! Эти заключенные, семьи их или с детства репрессированные построили за пайку хлеба в изгнании более 500 тысяч государственных объектов. Долг государства перед ними - 986 миллиардов долларов США. А пенсия - не более 3 тысяч (немножко еще помогает Лужков). Разве это правильно? 18 лет обращаемся в правительство, в Государственную Думу, везде. За 18 лет ни одного вопроса не решили. Ни одного вопроса не решили! Нас что, не слышат? Ни разу, ни одно первое лицо не пришло к памятнику жертвам репрессий, не возложил цветы.



Максим Ярошевский : Митинг памяти жертв политических репрессий продлился час. После этого к Соловецкому камню возложили цветы и венки.



XS
SM
MD
LG