Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Репортеры без границ" против поправок в российский закон об экстремизме


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Александр Гостев : Международная организация "Репортеры без границ" просит Владимира Путина не подписывать законодательные новшества, направленные на расширение борьбы с экстремизмом в России. Эти законопроекты были приняты Государственной Думой в двух чтениях и одобрены Совета Федерации. Рассказывает мой коллега Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Здравствуйте, Кирилл! Действительно, международная организация "Репортеры без границ" сообщила в письме к Владимиру Путину, что она обеспокоена принятием в двух чтениях этого закона. Там усиление противодействия экстремизму. И организация, которая занимается защитой прав журналистов во всем мире, обратилась к президенту России с просьбой наложить вето на этот закон. И вот что говорит один из руководителей "Репортеров без границ" Жан-Франсуа Жильяр.



Жан-Франсуа Жильяр : Мы написали господину Путину, чтобы попросить его не одобрять Закон "О борьбе с экстремизмом", потому что борьба с экстремизмом, конечно, важна, все это признают, но она не должна ограничивать свободу прессы и свободу самовыражения. Поэтому мы просим президента России наложить вето на этот законопроект в его нынешней форме. Россия не единственная страна, где принимаются законы, вроде бы имеющие целью побороть экстремизм, а на самом деле, накладывающий ограничения на свободу слова. То, что мы просим в первую очередь сделать - это определить более точно понятие экстремизма. Если законопроект будет одобрен в нынешнем виде, то появится возможность легко надавить на масс-медиа. Например, можно будет закрыть радиостанцию за то, что не журналист, а слушатель, прорвавшийся в эфире, может сказать что-нибудь экстремистское.



Данила Гальперович : Жан-Франсуа Жильяр напоминает, что после трех предупреждений у радио, или у другого СМИ может быть отозвана лицензия. "Репортеры без границ" отмечают, что в принятом законе дается 13 определений экстремизма. И формулировки этих определений достаточно расплывчаты. Если закон вступит в силу, то будет преследоваться не только финансирование организации экстремистских действий, но и оправдание, поддержка или призывы к экстремизму. В преддверии парламентских выборов декабря 2007 и президентских 2008 годов, отмечают правозащитники, такая широкая область применения термина "экстремизм" может всерьез ударить по свободе прессы.


Кроме того, спецслужбы получат возможность прослушивать телефонные разговоры лиц, подозреваемых в экстремизме. Таким образом, нарушается неприкосновенность частной жизни, которая гарантируется Конституцией России. Наконец, законом запрещается распространение информации об ассоциациях или неправительственных организациях, деятельность которых запрещена, согласно Закону "О противодействии экстремистской деятельности".


Все эти претензии "Репортеры без границ" высказали Владимиру Путину. А их коллега в России глава Фонда "Защита гласности" Алексей Симонов полагает, что вряд ли защитники прав журналистов дождутся ответа. Но это не значит, говорит Алексей Симонов, что такие письма писать не надо.



Алексей Симонов : Я полностью с ними согласен. Потому что это очень тревожно, что формулировки становятся жестче, а правоприменение остается вполне избирательным. Очевидно совершенно, что закон, ужесточаясь, становится все более и более избирательным для применения. Поэтому когда и как его применят - сказать трудно. А поскольку он становится жестче, то применить его могут не столько в целях борьбы с экстремизмом, сколько в политических целях. Это будет сделано так, что ни один адвокат подкопаться не сможет. Это очень большая тревога.



Данила Гальперович : При этом руководитель Фонда "Защита гласности" считает, что принятых законов вполне достаточно. Важно уметь ими пользоваться, а также важно для правоохранительных органов, судей, милиционеров знать не только букву, но и дух законодательства, которое в принципе, например, призывает к фашистам относиться, как к фашистам, а не иначе.



Алексей Симонов : Если выполнять те законы, которые есть, то никакого экстремизма уже давно бы не было. Не исполняя эти законы и, наоборот, усугубляя формулировки в новых законах или в поправках к старым законам, бороться с этим бесполезно. Вопрос не в том, что невозможно довести до ума дела по экстремизму, которые были связаны с фашизмом и так далее. Мы ведь были свидетелями того, как фашисты вызывали к судебному барьеру правозащитников и журналистов, которые называли их фашистами.



Данила Гальперович : Надо сказать, что ужесточение законодательства по борьбе с экстремизмом это не единственные претензии "Репортеров без границ" к властям России. Некоторое время назад в студии Радио Свобода глава отдела этой организации по России и бывшему СССР Эльза Видаль рассказывала, что больше всего беспокоит ее коллег в российской ситуации.



Эльза Видаль : Больше всего мы беспокоимся по поводу насилия против журналистов, угроз физической расправы над ними и запугивания вообще. И когда я говорю это, я, прежде всего, имею в виду убийства, выглядящие явно заказными. Это убийство Анны Политковской и корреспондента газеты Коммерсант" Ивана Сафронова. До этого произошло потрясшее нас убийство Пола Хлебникова. Мы не можем сказать, что органы правосудия во всех этих случаях работали эффективно, то есть наши усилия направлены на то, чтобы убийства и насилие над журналистами не оставались безнаказанными.


Мы считаем, что российскому руководству нужно найти способы поддержки правосудия в этом смысле с тем, чтобы убийцы были найдены. Пока у нас нет ощущения, что официальные лица достаточно делают для того, чтобы убедить общество в необходимости найти преступников, что убийство журналистов - это общественно опасно. Вообще, для нас это признак того, что власти безразлично, что происходит с журналистами, какую роль пресса играет в обществе и как важно, чтобы она была защищена.


Также, если говорить о нашем беспокойстве, то нужно сказать, что за последнее время было принято несколько законов, которые реально усложнили жизнь неправительственных организаций в России. Здесь последний пример - это преследование фонда "Образованные медиа" и его руководителя Мананы Асламазян, которая решила не возвращаться в Россию, потому что она не доверят российской юстиции.



Данила Гальперович : Надо сказать, что как раз представители "Репортеров без границ" встречались с Эллой Панфиловой, официальным, можно сказать, российским правозащитником, в этом месяцев. И говорят, что эта встреча была достаточно продуктивной. При этом "Репортеры без границ" говорят, что в то время, как один аспект деятельности государства (а именно борьба с экстремизмом) явно становится ярке, то другой, то есть защита жизни и здоровья журналистов, по-прежнему находится в тени. Они бы хотели, чтобы было наоборот. В этом и была цель написания Владимиру Путину письма от этой организации.



XS
SM
MD
LG