Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Предвыборный политпарад: заинтересованные зрители остались лишь в Кремле


Владимир Рыжков: «Впервые за всю постсоветскую историю так много политических сил фактически запрещены нынешними властями»

Владимир Рыжков: «Впервые за всю постсоветскую историю так много политических сил фактически запрещены нынешними властями»

К 31 мая все партии, имеющие право и желающие участвовать в выборах в Государственную Думу, должны были представить администрации президента России свои избирательные списки. Между тем российские политические деятели обсуждают информацию, согласно которой все партии, намеренные участвовать в предвыборной гонке, должны согласовывать свои избирательные списки с Кремлем. Сам Кремль подобную информацию, называя общественных деятелей, говорящих о наличии таких согласований, «политическими карликами».


Один из авторов этой новости, депутат Госдумы и лидер запрещенной Республиканской партии Владимир Рыжков говорит, что, делая это заявление для прессы, не открывал никакого секрета: «На самом деле о том, что Кремль контролирует процесс составления списков партийных и не только "Единой России", но и других партий, которые будут допущены до выборов, мне говорили десятки депутатов из самых разных фракций. Это то, что знает любой человек, мало-мальски близкий к российской политике. Насколько я знаю, это происходит в форме неофициальных консультаций между руководством партий и руководством администрации. Также ни для кого не является секретом, что есть фигуры, по разным причинам не устраивающие Кремль, как участники публичной политики. И больше того, уже несколько лет ведется целенаправленная работа по исключению не только из думских выборов, но и в целом из публичной политики целого ряда оппозиционных деятелей. Именно для этого были ликвидированы одномандатные округа, в которых могли избираться оппозиционные депутаты, оппозиционные политики. Именно для этого был принят новый закон о политических партиях, который привел к их сокращению с 60 партий несколько лет назад до 15 сегодня. Именно этому посвящены поправки в законодательство, по которым введен императивный мандат, запрет на политические блоки, запрет на переход в другую партию. То есть весь этот комплекс мер был направлен на то, чтобы исключить из выборного процесса целый ряд оппозиционных политиков».


Владимир Рыжков объясняет свое негативное отношение к согласованию партийных списков с администрацией президента простыми соображениями: если исполнительная власть полностью контролирует состав будущего парламента, то это уже не выборы: «Выборы не являются выборами, если ограничен доступ на эти выборы и если нет равных условий для их участников. В России сегодня нет ни того, ни другого. Разумеется, нет никаких оснований говорить о равных условиях, потому что для равных условий требуется равный доступ в наиболее массовые СМИ, чего сегодня тоже нет. Поэтому то, что сейчас происходит в России, это как бы выборы, это имитация выборов. Впервые за всю постсоветскую историю столь широкий спектр политических сил не зарегистрирован. Впервые за всю постсоветскую историю введена такая монополия в СМИ. Впервые за всю постсоветскую историю так много политических сил фактически запрещены нынешними властями».


По некоторым данным, отказались согласовывать с Кремлем свои списки только коммунисты, и эта партия будет лишь принимать от Кремля замечания по отдельным фигурам в своем предвыборном листе, а не согласовывать состав списка полностью. Впрочем, о факте каких-либо согласований ничего не известно председателю Центральной избирательной комиссии России Владимиру Чурову. Он говорит, что слышит о такой практике впервые: «Законом это не предусмотрено. Каждая партия вольна делать со своими списками все, что хочет. Когда эти списки поступают ко мне, нет этапа переноски их через Красную площадь и обратно. От меня никто никаких списков не требовал».


Но у Владимира Чурова к действиям Кремля отношение заведомо лояльное. Вот как председатель Центризбиркома формулирует так называемый «первый закон Чурова»: «Путин всегда прав, потому что он всегда соблюдает закон. То есть я уверен в том, что наш президент никогда не совершит ничего противоправного, нарушающего закон и Конституцию Российской Федерации».


Насколько партии чувствуют себя комфортно в создавшемся положении? На эту тему рассуждает эксперт Московского центра Карнеги Андрей Рябов: «Самое главное, что большую часть этих партий, по крайней мере внешне, эта система на сегодняшний день устраивает или они не видят ничего такого, что могло бы ее сегодня заменить. И поэтому совершенно спокойно относятся ко всякого рода слухам о том, что одним уготовано 17%, другим - 8%, третьим - 10% и так далее. Поэтому, наверное, мы, обычные граждане, наблюдатели, сегодня не видим особых признаков приближения парламентской избирательной кампании, как это было, например, летом 1995, 1999 или даже 2003 года».


Если то, что говорит Андрей Рябов, справедливо, то получается, что партии сейчас совершенно не надеются на активность общества и убеждены, что место под политическим солнцем можно получить только от этого самого солнца.


Действительно ли народу надоели партии? Нет, по мнению политолога, спрос в обществе на партийную активность есть: «Но этот спрос не находит должной отдачи на политическом рынке, то есть те партии, которые выступают в качестве агентов этого рынка, не очень привлекательны для сегодняшних избирателей. А с другой стороны, попытка создания новой политической партии, особенно в нынешних условиях, когда это сопряжено с определенными ограничениями законодательного порядка, очень серьезными регистрационными барьерами, и, что не менее важно, с очень большими трудностями в обретении условно независимого источника финансирования, это также затрудняет процесс создание новых политических институций. Видимо, российская публика в существенной степени устала от существующего политического предложения. Это как в маленьком провинциальном театре, когда одни и те же актеры играют одну и ту же пьесу на протяжении многих лет, и согласитесь, что уже через несколько лет желающих местных зрителей пригласить на этот спектакль становится с каждым годом все меньше и меньше».


Таким образом, получается система, замкнутая сама на себя, и она действительно нуждается во множестве проверок - ведь любой сюрприз может привести к сбою.


XS
SM
MD
LG