Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

50 лет начала Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева .



Кирилл Кобрин : Завтра - 50 лет начала Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве. Это важнейшее событие времен так называемой "оттепели", сыгравшее огромную роль в освобождении общественного сознания. Об этом событии и о том, как его вспоминают сегодня - корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Лиля Пальвелева : В 1985 году в Москве тоже проходил Всемирный фестиваль молодежи. Однако в народной памяти он не оставил никакого следа. То ли дело, форум 1957 года! Хотя он был самым многолюдным за всю историю движения - 34 тысячи делегатов из 131 страны мира! - не в цифрах дело. А дело в том, что это действительно было событие, которое потрясло страну. Всего несколько лет, как умер Сталин. Еще недавно снимали фильмы, в которых если иностранец - то обязательно шпион, и вдруг знаки стали стремительно меняться с минусов на плюсы. Радовала глаз именно тогда придуманная эмблема фестиваля - пятилепестковая ромашка, символизировавшая пять континентов. Лишь год назад произошли горькие венгерские события, но лозунг «За мир и дружбу между народами» не казался формальным и пустым.


Впрочем, довольно быстро власть одумалась, говорит участник и свидетель тех событий прославленный джазист Алексей Козлов.



Алексей Козлов: Сразу после фестиваля был джаз-оркестр Саульского, который занял второе место в международном конкурсе джазов, которые были в рамках фестиваля. Вроде бы должны были хвалить, нет, сразу появился фельетон в "Советской культуре" "Музыкальные стиляги", и Саульскому досталось, хотя он только начинал тогда. Я это помню. Он мне рассказывал, да я и сам тогда участвовал во всех этих джазовых мероприятиях. С писателями тоже самое произошло где-то в начале 60-х годов. Но в принципе откат начался сразу.


С моей точки зрения, это была большая ошибка Хрущева, что он допустил этот фестиваль.



Лиля Пальвелева : Ошибка?



Алексей Козлов : Конечно! Он нанес непоправимый удар по советской власти. После этого, когда какая-то часть людей увидела, что такое, вообще, иностранцы, как живут там люди, и это так не соответствовало пропаганде, с этого момента начался закат советской власти. Он массу совершил таких ошибок. Но крупнейшей ошибкой был, конечно, фестиваль 1957 года. Вы помните, как Сталин расправился с поколением всех солдат и офицеров, вернувшихся после войны из Европы, увидевшим, что такое Европа, что такое американцы, англичане и французы, как союзники. Они привезли с собой кучу всяких вещей, трофеев. У меня даже в детстве была коллекция пластинок из тех, которые привез наш сосед, американские пластинки Глена Миллера. Это был тогда прорыв. Сталин это понял. Он расправился со всеми этими героями войны под разными предлогами. Вот точно такую же вещь мы наблюдали, когда к нам приехали иностранцы. Приоткрылся этот "железный" занавес на секунду, и мы увидели, что нам все врут. Простые советские верующие комсомольцы увидели, и часть из них стала, в общем, тайными такими диссидентами с фигами в кармане.



Лиля Пальвелева : Но это случилось потом, а 15 фестивальных дней советское население прожило в эйфории. И было от чего. Газета «Правда» сообщает о семинаре в МГУ. Тема - «Экономическое сотрудничество разных стран»: «После доклада английского профессора Робинсона завязалась оживленная дискуссия». «Комсомольская правда» пишет: «Огни высоко поднятых факелов залили Манежную площадь.


- Не бывать атомной войне!


-Пусть никогда не повторится трагедия Хиросимы и Нагасаки!


Японская делегатка просит почтить память ее соотечественников. И вся огромная площадь затихает», - читаем в старой газете.


Москва заполнилась людьми, так не похожими на советских граждан, вспоминает поэт Юрий Ряшенцев.



Юрий Ряшенцев : Пестрые пиджаки я запомнил. В нашей серой толпе совершенно не характерная одежда. Стала одеваться Москва по-другому немножечко.



Лиля Пальвелева: Вскоре после фестиваля или тогда?



Юрий Ряшенцев: Прямо сразу после фестиваля свободнее нравы стали. Молодежь стала обниматься на улице и целоваться, чего она раньше не делала, это было дико, это вызывало возмущение рядом стоящих людей.



Лиля Пальвелева : Международный кинофестиваль и международные спортивные игры, двадцатитысячный карнавал на Ленинских горах, шоу на воде, шествие артистов цирка по улицам - все это не закрытые мероприятия, доступные. Фотографии свидетельствуют - с крыш домов толпы зевак никто не сгонял. Может быть, зря. Обвалилась же крыша универмага на Колхозной площади.


Пропагандируют эсперанто. Разучивают новинку - «Подмосковные вечера». Запускают в небо голубей. Их специально (спасибо Пикассо!) к фестивалю вырастили.


Филателисты разных стран проводят свою выставку. Об этом не позабыли устроители юбилейной экспозиции «Песню дружбы запевает молодежь», открывшейся сейчас в Государственном Историческом музее. Слово автору этого проекта Ларисе Шацилло.



Лариса Шацилло : Мы показываем диплом лауреата, победителя в конкурсе филателистов Ильи Лившица, известный советский физик-теоретик, ученик Ландау.



Лиля Пальвелева : Парк Горького тогда облюбовали художники. Вместе с Ларисой Шацилло подходим к стенду, на котором выставлены рисунки Ильи Бройдо и Анатолия Зверева - яркого представителя московского андеграунда.



Лариса Шацилло : В Парке Горького была создана вот эта художественная студия, где проходил еще и конкурс. Выставка художников. Там впервые, в общем-то, москвичи познакомились с абстрактным искусством. Вот здесь фотография. Здесь Илья Бройдо в центре в штабе художественной студии. Здесь его коллеги, переводчик, вон на заднем плане картинка - колумбийца в большой шляпе изображает. Вот так выглядела художественная студия в Парке Горького. Здесь рисунки, выполненные с натуры. Гости фестиваля - это рисунки художники Ильи Бройдо.



Лиля Пальвелева : Это на улице сделано.



Лариса Шацилло : Да.



Лиля Пальвелева : Подходили живые люди.



Лариса Шацилло : Да, подходили живые люди. Вот его карандашные альбомы. Видите, даже альбом с эмблемой фестиваля. А это уже выполнено в масле на картоне именно с натуры. Здесь даже подпись - автограф человека, которого он рисовал, "Эдмунд из Гваделупы".


И также Анатолий Зверев сделал тоже зарисовки с натуры - голова негра, женский портрет, мужчина в трико и обнаженная, в стиле кубизма сделанный рисунок.



Лиля Пальвелева : Исторический музей гордится, что в его собрании есть работы Зверева. Для любой коллекции - это особая ценность. Однако официальное признание пришло к художнику только после его ухода из жизни. Автора, у которого изображение возникало из хаоса пятен и линий, власть считала приверженцем вредных буржуазных течений. Когда совсем уж допекали, художник напоминал - он награжден Золотой медалью Фестиваля молодежи и студентов. Эта награда была его надежной охранной грамотой.



XS
SM
MD
LG