Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способна ли белорусская оппозиция представить реальную альтернативу власти, чтобы вывести людей на улицы


Программу ведет Кирилл Кобрин . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Виталий Цыганков. .



Кирилл Кобрин : Способна ли белорусская оппозиция представить реальную альтернативу власти, и даже просто вывести людей на улицы? Об этом наш корреспондент в Минске Виталий Цыганков побеседовал с белорусским политологом Виталием Силицким.



Виталий Силицкий : Фактически сейчас в Белоруссии не существует элементарных условий для того, что называется, политическая деятельность. Поэтому приходится разрываться между какими-то имитационными действиями в предвыборной кампании, какими-то потугами организовать массовые акции и, в конце концов, все это приводит к какой-то имитационной деятельности, которая больше напоминает общественную деятельность, чем реально политическую.



Виталий Цыганков : Самый известный за рубежом представитель белорусской оппозиции, бывший кандидат в президенты Александр Милинкевич весной на конгрессе демократических сил был лишен своего статуса лидера объединенной оппозиции. Сейчас оппозицию возглавляет сопредседатель, а Милинкевич занимается созданием своего движения "За свободу". Насколько серьезно эти события повлияли на единство белорусской оппозиции?



Виталий Силицкий : То, что произошла такая кадровая ротация в лидерской оппозиции, это тоже свидетельствует о том же самом кризисе жанров. Потому что на победу с сопредседателями не идут. Такого не бывает. Милинкевич, безусловно, не идеальный лидер. Может быть, вообще, не идеальный, но он выглядел гораздо лучше, чем то, что было до него, и то, что вернулось после него. Тут даже вопрос не о том, что сняли лидера. В общем-то, ротация нормальная, но не потрудились найти равноценную замену.



Виталий Цыганков : В последнее время белорусские власти активно перехватывают некоторые оппозиционные идеологические лозунги. Например, самый главный девиз сейчас официальной пропаганды за независимую Беларусь. Это просто лозунг Белорусского народного фронта конца 80-х. Зачем власти это делают?



Виталий Силицкий : Потому что перехватывание лозунга позволяет душить и убивать все то остальное, за что стоят политические оппоненты. Проводится политика уничтожения гражданского общества, проводится политика уничтожения национальной культуры, то есть для независимости не страны, а независимости режима и одного человека. Для массового создания, для массового потребления эта разница достаточно тонкая. Она не всегда чувствуется. Власть, перехватывая лозунг, показывает, что оппозиции вообще в этой системе, в этой структуре нет места. Это очень важный вывозов для оппозиции, с которым она пока не находит вариантов справляться.



Кирилл Кобрин : Вернемся к историческому звучанию сегодняшней даты. Один из авторов Декларации независимости Белоруссии 1990 года, известный политик Станислав Шушкевич, с сентября 1991 по январь 1994 годы возглавлявший Верховный совет республики, подписавший вместе с президентами России и Украины Борисом Ельциным и Леонидом Кравчуком Беловежские соглашения, в интервью Радио Свобода сказал, что считает и 3 июля, и 27 июля важными праздниками. Однако 27 июля для Шушкевича лишь дата-символ или напоминание о другом, самом главном, для него празднике - 25 марта 1918 года, когда впервые была подписана Декларация о независимости Белорусской народной республики, быстро уничтоженной большевиками.



Станислав Шушкевич : 3 июля - это праздник, для меня очень большой праздник, это день освобождения Минска от фашистов. Я не исключаю, что он должен быть государственным праздником. Но 27 - это праздник совершенно иного ранга. Речь идет о том, что мы фактически подтвердили то, что сделали в 1918 году люди, желавшие, чтобы Беларусь была независимым государством. Я бы на первое место поставил 25 марта 1918 года. На второе место - 27.


Мартовская дата означает следующее. Примерно в то же время, когда Литва, Латвия, Эстония объявили о своей независимости, в Белоруссии тоже было создано правительство. И они приняли три документа, которые фактически объявляли Беларусь независимым государством. Но это, в общем-то, существенного значения не возымело, поскольку некоторые государства признали Беларусь (их было всего шесть), но большинство не признали. И очень быстро большевики эту независимость ликвидировали. Люди приходят на 25 марта. Это давний традиционный праздник.


Что касается 27 июля. Ведь нет такой активности высокой оппозиционной, чтобы отмечать этот праздник. Время-то летом жаркое, трудно, мне кажется, сделать этот день праздником в настоящих условиях без помощи государства. Прежде всего, это все запрещено. Людям не очень хочется садиться в тюрьму из-за мракобесия нашего так называемого законодательства и наших правил. Дело в том, что никакие официальные мероприятия не разрешены. В общем-то, чтобы довести до ума людей этот праздник, для этого нужно иметь хотя бы доступ к масс-медиа. Как вы знаете, у нас независимых масс-медиа нет. У нас есть чуть-чуть независимые, но они вынуждены работать в режиме такой самоцензуры, что фактически пропагандировать этот праздник достаточно сложно, чтобы он превратился в массовую акцию.




XS
SM
MD
LG