Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российско-британский кризис: высланные дипломаты возвращаются в Лондон и Москву



Программу «Итоги недели» ведет Дмитрий Волчек. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Наталья Голицына.



Дмитрий Волчек: Продолжается дипломатический кризис между Россией и Великобританией, вызванный отказом России экстрадировать в Британию Андрея Лугового, подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко. О том, как развивались события в этом деле – Наталья Голицына.



Наталья Голицына: В качестве ответной меры на высылку Великобританией четырех российских дипломатов, Россия ответила аналогичной мерой, объявив персонами нон грата четырех британских дипломатов в Москве. Российские дипломаты уже покинули Лондон. Начали покидать Москву и британские дипломаты, которым дали на это десять дней. Возникший между двумя странами кризис прокомментировали президент Владимир Путин и британский премьер-министр Гордон Браун. Путин назвал действия британских властей рудиментами колониального мышления, а Браун высказал надежду, что между Британией и Россией сохранится конструктивное сотрудничество. В пятницу в лондонском клубе «Front Line» состоялась встреча с вдовой Александра Литвиненко Мариной, которая заявила, а затем повторила и в телеинтервью, что поддерживает действия британских властей, стремящихся привлечь Лугового к суду, и что надеется, что рано или поздно справедливость восторжествует, и убийца ее мужа предстанет перед судом. Историк разведки Борис Володарский внимательно следит за развитием событий в деле Литвиненко. Я спросила его, почему, на его взгляд, британская Королевская прокуратура официально не обвинила российские спецслужбы в организации убийства Литвиненко, о чем он сам говорил перед смертью и в чем убеждены многие эксперты.



Борис Володарский: Британская Королевская прокуратура, как мне кажется, поступила очень тонко: она хотела мягко и спокойно решить с Россией вопрос по экстрадиции Лугового, которого они считают преступником или, во всяком случае, обвиняют в совершении преступления. И поэтому они тонко хотели дать понять российскому правительству, что они считают дело уголовным: давайте тихо и мирно решим вопрос, поскольку речь идет о простом уголовнике, отдадите его нам, а наш справедливый суд рассмотрит и придет к соответствующим выводам. Но российские власти и российская прокуратура отреагировали неадекватно, таким образом переведя это дело, к сожалению, в разряд политических, каковым оно на самом деле и являлось с самого начала. Безусловно, англичане очень хорошо знали, кто стоит за преступлением, они прекрасно знали, что это так неожиданно не пришло в голову Луговому отправиться в Англию, отравить Литвиненко и вернуться назад в Россию. Прекрасно всем известно, и это хорошо отработано службами Великобритании, как проходила операция, кто в ней участвовал. Поэтому у Британии нет сомнений, кто стоит за этим преступлением. Еще раз хочу сказать: они хотели поступить дипломатично, мягко, в присущей британцам манере, но Россия, к сожалению, не поняла этот намек.



Наталья Голицына: Более чем странно выглядит решение России отказаться от сотрудничества с Великобританией в борьбе с терроризмом в ответ на высылку российских дипломатов из Британии. Создается такое впечатление, что Кремль полагает, что эта борьба нужна только Британии, а не России. Как вы считаете, почему Россия пошла на этот шаг? И вообще существовало ли реальное сотрудничество в этой области?



Борис Володарский: Определенное сотрудничество существовало в этой области. Но, я думаю, Россия не так уж неправа, отказавшись от сотрудничества с Великобританией по терроризму, потому что в данном случае всем совершенно понятно, что Россия, российское государство, российские спецслужбы совершили акт государственного терроризма на территории Великобритании. Какое же после того, как совершается акт терроризма, тем более ядерного терроризма на территории Великобритании, какое может быть сотрудничество в области борьбы с терроризмом? Получается, Россия должна сотрудничать с Британией по борьбе сама с собой.



Наталья Голицына: Совсем недавно произошел инцидент, который вызвал недоумение и в самой Британии, и в России, я имею в виду высылку человека, который якобы замышлял покушение на Березовского. Не могли бы вы пояснить, что произошло, и почему он был выслан, а не осужден?



Борис Володарский: Чтобы осудить человека, нужны неопровержимые доказательства наличия преступления или подготовки к преступлению. Я внимательно изучил эту ситуацию и думаю, что британцы действовали правильно. Потому что главнейшая задача спецслужб и органов правоохраны – это превентивные меры, то есть предотвращение преступления, а не действия после преступления. Поэтому как только стало известно окончательно о том, что преступление готовилось, и во всяком случае косвенные доказательства наверняка были собраны, в качестве превентивных мер человек был арестован, задержан, допрошен, наверняка он ни в чем не признался, и в этом случае следует высылка и никаких уголовных ему не предъявляют претензий, потому что не было достаточных оснований для предъявления таких претензий.



Наталья Голицына: Вам известно, кто этот человек?



Борис Володарский: К сожалению, нет.



Наталья Голицына: Скотланд-Ярду известно?



Борис Володарский: Скотланд-Ярду, конечно, известно, потому что он был арестован, документы его были проверены, с ним происходили беседы в течение двух дней. Поэтому Скотланд-Ярду, безусловно, известно, кто этот человек. Другой вопрос, действовал ли он по поддельным документам или он действовал по своим документам. Я думаю, что все эти вопросы проверяются достаточно основательно, и не сомневаюсь, что через короткое время мы узнаем об этом. Потому МИД России сделал очень странное заявление МИДу Великобритании с требованием ознакомиться со всеми подробностями всего этого дела.



XS
SM
MD
LG