Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Подмосковные Химки на осадном положении. Как бывшим ракетчикам вернуться из Красноярского края в родные места? Жители Екатеринбурга учатся, как жаловаться в Страсбург. Те, кто сыграл марийскую свадьбу, редко разводятся. Челябинск: Где найти жилье для сироты? Ижевск: Почему ликвидированы льготы инвалидов, приватизировавших свое жилье? Саранск: Шприцы вместо игрушек. Пенза: Поможет ли симфоническая музыка повысить культурный уровень милиционеров? Самара: Кому помешал самарский киноклуб «Диверсия»? Сочи: Зачем люди пишут книги


В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Скандирование : Самый лучший коллектив – это наш «Локомотив»!



Марк Рудный : Было бы невозможно представить себе 10 лет назад, чтобы люди вышли с работы и не могли ничего купить.



Вера Володина : О том, что происходило в Химках, говорит Марк Рудный. Во время проведения футбольных матчей здесь вводится своеобразный комендантский час для торговли и для транспорта. Так милиция и местные власти защищается от футбольных фанатов, а жители возмущаются - неужели недостаточно двух тысяч милиционеров, зачем на полдня парализуют жизнь города?



Марк Рудный : Очередной матч привел к дестабилизации положения в городе, прекращению всякой деятельности на половине Химок, насчитывающей 60-70 тысяч населения, где находится три градообразующих предприятия. Практически все общественные учреждения в связи матчем были перекрыты с 12 до 6-7 часов. Комментатор говорил, что порядка 2,5 милиционеров, более 200 ОМОНовцев и 25 человек с собаками.



Вера Володина : Редактор «Химкинской правды» Михаил Бекетов готовит очередную публикацию на эту наболевшую тему. Ведь такие ограничения вводятся как минимум раз в месяц, хотя милиционеров собирают побольше, чем футбольных фанатов, и привлекаются силы дивизии имени Дзержинского.



Михаил Бекетов : Овчарки, собаки. Чуть ли не на каждого болельщика получается по одному милиционеру. Не только закрываются продуктовые магазины, закрывается все – табачные киоски, газетные. Людям молока купить нельзя, хлеба нельзя купить. 1,5- 2 километра старики идут пешком. Ветераны сами звонили и просили – для кого делается футбол?


Когда проходит очередной матч, происходит оккупация города. Патрули. Нигде машину поставить нельзя, проехать нельзя, перекрывается выезд. А самое главное, что те, кто прибывает, болельщики «спартаковцы», ЦСКА или «локомотивцы», приезжают на электричках, их берут в кольцо и отвозят. От начала и до конца они никуда не проходят – ни влево, ни вправо. Они приехали на электричке на станцию, их выгрузили, они по кольцу мимо парка Толстого проходят, вдоль дороги стоят солдаты с собаками. Они проходят через этот строй, дальше их загоняют на эти трибуны. Они даже по городу никуда не ходят. Они полностью нейтрализованы, то есть прецедентов быть не может.


В день проведения футбольного матча, куда приходит около 2 тысяч болельщиков, страдают десятки тысяч людей. Это не анекдот. Люди в Химках до футбола едут за молоком и за хлебом в Москву! Потому что матч начинается в 6-7 часов, а город начинают перекрывать в 12 часов. Предприниматели стонут.



Вера Володина : Михаил утверждает, что предприниматели хоть и стонут, но молчат. Жители свои негодующие вопросы сначала задавали милиционерам. Марк Рудный:



Марк Рудный : Нападали на милиционеров наших. Те говорили – нет, мы тут ничего не решаем. Вот там областной генерал, который командует всем парадом.



Вера Володина : Гаишники, ограничивающие дорожное движение, и сами недовольны, но выполняют приказы. Михаил Бекетов, редактор оппозиционной химкинской газеты, считает, что власти тщеславно думают лишь об успехах футбольного клуба и нарушают права горожан.



Михаил Бекетов : Надоело. Потому что это все большая политика – большой футбол. Щенячий восторг! Показать, что мы что-то значим. Ничего не платят, то есть люди отрывают участковых, ДПС, все задействованы на решение футбольных проблем.



Вера Володина : Марк Рудный, активный участник химкинских акций протеста, полагает, что всему этому благоприятствуют и областные власти, не забывшие, как пенсионеры перекрывали Ленинградское шоссе.



Марк Рудный : После монетизации панически боится всех этих массовых выступлений.



Вера Володина : Но после последнего матча, когда недовольство горожан выразилось в телефонных звонках и в обсуждение в Интернете, химкинский глава, утверждает Марк Маркович, отругал своих заместителей.



Марк Рудный : На столько уже перебдели, что это уже вызывает скандал. Это будет хай на всю страну.



Вера Володина : В пресс-службе химкинской администрации подтвердили, что было совещание, где происходящее назвали излишней перестраховкой.



Сотрудница пресс-службы : Просто перестраховались после того случая отдельные люди. Просто решили, что сейчас такие огромные перекрытия вряд ли будут. Прикроют винные отделы в магазинах, да и только. Глава заявил – не город для футбола, а футбол для города. Поэтому будем делать так, чтобы всем было удобно, и людям не мешать, не перегибать палку. Вот и все.



Вера Володина : Но оппоненты властям оценивают всё как нарушение прав граждан. Марк Рудный, как руководитель местных отделений двух организаций – «Пенсионеров России» и «Патриотов России» - готовит запросы в совет депутатов.



Марк Рудный : Как председатель партии прошу рассмотреть на совете депутатов реакцию администрации на события, которые произошли в среду. Люди просто запуганы. Я не говорю, как бы неудобства создают для людей, а просто человек не имеет права голоса. Захотели сделать, захотели – и плевать на людей.



Вера Володина : Массовые ограничения против футбольных фанатов в Химках стали регулярными. Марк Рудный зачитал статьи из номера газеты «Химкинской правды» после пасхальных праздников.



Марк Рудный : Из нашей почты – для чиновников нет святого дня. В день великого праздника Пасхи Химки напоминали город на осадном положении. В тот день я с семьей попытался с утра съездить в церковь, которая находится в Старых Химках, дорога оказалась перекрыта сотрудниками ГИБДД. Такого не было при коммунистах. Причина проста – в этот день в 15:00 должен был состояться футбольный матч с ЦСКА. Город наводнили патрулями и всевозможными запретами. Но мы-то, простые люди, в чем провинились? Почему власти из-за собственной приходит или в силу страха перед болельщиками омрачают великий праздник?


Пенсионерка остается без хлеба и молока. Администрация совсем не считается с людьми. Накануне великого праздника она всю ночь провела в церкви, участвовала в Крестном ходе, утром собралась в магазин. Все магазины и павильоны, находящиеся в радиусе нескольких километров закрыты. Везде милиция, солдаты, транспорт не ходит. На каждом углу патрули. Может быть, война началась? А мне бы хлеба купить и молока. Оказалось, войны нет, просто будет футбольной матч. Что же, ей, старой, идти на привокзальную станцию? Кому нужен такой футбол? У людей отнимают свободу, возможность купить хлеба в ближайшем магазине.



Вера Володина : Что касается ограничений во время проведения футбольных матчей, то на городских форумах можно прочесть и такие признания - «было ощущение, что город на военном положении», «у меня появилась причина ненавидеть футбол. Почему весь город должен страдать из-за отдельной категории неуравновешенных лиц?»



В эфире Красноярский край, Ярослава Бочарова:



Звучит марш



Ярослава Бочарова : Здесь соблюдают все воинские ритуалы. Каждый понедельник вся часть строем проходит перед своим командиром. Скоро эту дивизию снимут с боевого дежурства.


Боевой путь, начавшийся с 10 августа 1941 года, завершится 1 декабря 2007. 23-ю Гвардейскую ракетную дивизию расформировывают по Договору о сокращении наступательных вооружений. Раньше здесь служили шесть тысяч человек, пять полнокровных полков, оснащенных ракетами «Тополь». Сейчас боеголовки демонтируют и увозят. Процесс расформирования идет уже несколько лет. Тем, кто продолжает службу, уже предложили места в других частях. В семье старшего лейтенанта Сергея Шляпина чемоданное настроение.



Сергей Шляпин : Были варианты предложены под Москву, но остановились на Капустином Яре Астраханской области. Это военный полигон. Так совпало, что должность равноценная по тарифному разряду. Решили погреться на солнышке, скажем так.



Ярослава Бочарова : Говорит Ольга Шляпина, жена офицера.



Ольга Шляпина : На семейном совете очень долго решали – куда и что предлагались варианты. Все сопоставляли с учетом и детей, и чтобы школа была.



Ярослава Бочарова : Уехать из Канска, продолжить службу планирует большая часть офицеров и прапорщиков дивизии. На новом месте их обещают обеспечить жильем, детей устроить в школу, а женам найти работу. Однако заложниками расформирования стали те, кто вышел в запас раньше. У всех них есть право на жилищный сертификат или квартиру в любой точке страны. Но пока получили только квартиры в военном городке, хотя большинство из них хотели бы уехать. Рассказывает Сергей Вечный, подполковник запаса.



Сергей Вечный : Всю жизнь прожили здесь, и хотелось бы вернуться к родителям, хотя бы помочь старикам. Потому что у многих родителям-то уже 70-75 лет. За ними надо следить, приглядывать, помогать. Для этого, собственно, дети и существуют. А мы брошены здесь. Знаете, даже декабристов, которых ссылали сюда в ссылку, после окончания срока ссылки возвращали на родину. Нас этого лишили.



Ярослава Бочарова : За свои права ветераны готовы бороться до победы. Сейчас разбираются, как вышло, что квартиры в военном городке разделили на служебное и социальное жилье. Те, кто вышел в отставку, получили социальное, а значит вроде бы жильем обеспечены, и большего им не положено. Обращение в правительство уже подготовлено. Со стороны командования части тоже пообещали оказывать посильную помощь своим ветеранам даже после расформирования. Говорит Сергей Ваницкий, командир 23-й Гвардейской ракетной дивизии.



Сергей Ваницкий : Дело в том, что часть не уйдет. Для решения жилищного вопроса в качестве преемника остается эксплуатационно-техническая комендатура, которая занимается вопросами постановки на учет, оформления документов, предоставления жилья военнослужащим, в том числе и уволенных в запас.



Ярослава Бочарова : В поселке Кедровый Красноярского края подобная ситуация сложилась меньше двух лет назад. Тогда, чтобы получить квартиры бессрочную голодовку объявили 15 офицеров. Последовали долгие консультации, совещания краевой власти и представителей Минобороны. Обращались к президенту. Свои квартиры военные получили, а Кедровый секретность сменила на знаменитость. Чтобы не допустить повторения ситуации в Канске, работу начали уже сейчас. Говорит Юрий Швыдкин, депутат Законодательного собрания Красноярского края.



Юрий Швыдкин : Создана рабочая группа по данному вопросу. В рамках своей компетенции мы будем подготавливать обращения и в адрес правительства Российской Федерации, и в адрес министра обороны Российской Федерации с целью решения этих вопросов как по жилищным сертификатам, так и непосредственно по стоимости этих жилищных сертификатов.



Ярослава Бочарова : Но обращения да обещания пока остаются без решения. Говорит Сергей Вечный, подполковник запаса.



Сергей Вечный : Мэр города обещал помочь. Губернатор края Хлапонин обещал помочь. Но пока мы ничего не видим. Приезжал замкомандующего РВСН генерал Гагарин и обещал, что нам будут выделяться сертификаты в больших количествах (порядка от 200 до 300 сертификатов), пока пришло 19 сертификатов. Обещают, что еще будет 40, но это не та цифра, которая могла бы обеспечить городок. Нуждающихся здесь, в городке на отселение порядка 560-570 семей. Поэтому 40 сертификатов и даже 200 не решат проблему.



Ярослава Бочарова : Семьи военных, признается Сергей Вечный, возможно, остались бы в Канске, только вот квартирный вопрос в этом случае проблему трудоустройства. Работу по военной специальности здесь найти уже невозможно, да и служить не по профессии можно максимум за 5 тысяч рублей в месяц.



В эфире Екатеринбург, Евгения Назарец:



Десятки, если не сотни, уральцев полагают, что их проблемы поможет решить обращение в Европейский суд по правам человека. Об этом знают в аппарате Уполномоченного по правам человека в Свердловской области. За советом и помощью обращаются даже жители соседних регионов. Но многие заявители и даже их адвокаты плохо себе представляют, с чем следует идти в Европейский суд. Именно это стало поводом для появления брошюры «Обращение в Европейский суд по правам человека. Рекомендации заявителю». Книжка вышла в серии «Библиотека уполномоченного по правам человека Свердловской области» тиражом 500 экземпляров. «На первое время должно хватить», – говорит автор издания, магистр права Анна Деменева.



Анна Деменева : Чаще всего идут с теми жалобами, которые не будут рассмотрены Европейским судом. Здесь, кстати, даны конкретные примеры. Какие жалобы не будет рассматривать Европейский суд? Потому что, в принципе, это самая большая беда для Европейского суда и для заявителя, когда в суд идут не с той жалобой. Европейский суд рассматривает только самостоятельные нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод. А наши заявители, к сожалению, склонны жаловаться на нарушения тех прав, которых вообще нет в Конвенции, либо они пытаются обжаловать приговоры и решения, вынесенные национальным судом. Потому что это сейчас очень так обывательски слышно, где человек не получил защиту, он сразу в Европейский суд. Мы уже устали твердить, что это неграмотно. И пытаемся сейчас заявителям дать шанс самим разобраться в этой ситуации.



Евгения Назарец : Книга с наглядными и доступными разъяснениями должна помочь многим избежать разочарования и крушения надежд. Часто надежды на реванш правосудия умирают из-за неправильно написанного обращения. Многие заявители приходят к убеждению, что и Европейский суд не безупречен. Свердловчанка по рождению, но в советские времена жительница Казахской ССР Жанна Горобцова судилась в России за российское гражданство. В Европейский суд решила обратиться, когда, казалось, дело в свердловских судах дошло до абсурда. Составлять обращение помогала президент Уральской ассоциации переселенческих организаций Людмила Лукашова.



Людмила Лукашова : Есть центр Совета Европы в Уральской государственной юридической академии. Там есть брошюра, как составлять жалобы. Мы не просто писали, мы ее показывали специалистам. Мы сами изучали европейские конвенции, которые были нарушены. Где-то через года полтора мы получили, я считаю, это хуже, чем отписка – просто отказали в рассмотрении дела. Посчитали, что это вопрос политический, вопрос внутренний Российской Федерации. Очень обрадовались наши чиновники, что мы проиграли. И началась вот эта вакханалия, когда сейчас до сих пор принудительно заставляют граждан России повторно приобретать гражданство России.



Евгения Назарец : У общественного объединения «Сутяжник» дела в Европейском суде пошли дальше. Их жалоба по поводу незаконного отказа в регистрации общественной организации уже коммунициирована, то есть о ней сообщено правительству. Есть основания полагать, что обращение «Сутяжника» будет рассмотрено по существу и по нему будет принято решение. Даже если оно устроит заявителя, в России это может оказаться лишь моральным удовлетворением, ведь с выполнением решений Европейского суда российские власти никогда не спешат, говорит лидер общественного объединения «Сутяжник» Сергей Беляев.



Сергей Беляев : Международный статус обязал Россию: первое - выполнять все те конкретные цифры, которые провозглашены в соответствующем постановлении Европейского суда. Например, компенсировать юридические расходы – 10 тысяч евро, компенсировать моральный ущерб – 5 тысяч евро и так далее. Выполнением данной части обязательств Россия нигде не задерживает. Есть вторая часть – это самое важное. За неисполнение решения суда в России люди обращаются в Европейский суд, а тот выносит соответствующий вердикт. В России нужна политическая воля, правовая реформа для того, чтобы все решения суда выносились и исполнялись мгновенно, молниеносно, чтобы не было повода у граждан обращаться в Европейский суд. Вот этого наше государство не выполняет. Эту часть категорически не выполняет. Чиновнику конкретному однозначно плевать.



Евгения Назарец : К началу 2007 года Европейский суд по правам человека вынес более двухсот решений по существу по жалобам против России и в большинстве случаев признал требования заявителей обоснованными. Это количество «счастливых» исходов вполне сопоставимо с количеством желающих обратиться в Европейский суд из одного только региона России. В аппарате уполномоченного по правам человека в Свердловской области признаются, что издание брошюры в помощь заявителям преследует на первый взгляд парадоксальную цель - чтобы российских истцов в Европейском суде сало меньше. Многие, прочитав советы юриста, смогут сами разобраться, подсудна ли их жалоба, и как ее правильно оформить. Судьям – больше времени на работу по существу, свердловчанам – еще одним разочарованием меньше.



В эфире Йошкар-Ола, Елена Рогачева:



Народные традиции помогут сохранить и укрепить семью. Так считают марийские краеведы, собиратели обычаев. Идея стала основной на фестивале свадебных обрядов, прошедшем в деревне Шоруньжа Республики Марий Эл. Это живописное место со множеством родников было выбрано не случайно. Здесь среди двухтысячного населения за 10 лет зарегистрирован только один развод, в то время как по Марий Эл на 100 браков приходится 74 развода. В Шоруньже еще крепки марийские свадебные обряды, и хотя современная жизнь их несколько упростила, основная клятва воспринимается молодыми очень серьезно. Как говорит одна из жительниц деревни, по-русски она звучит так:



Жительница деревни Шоруньжа : Любить друг друга до смерти, никогда не обижать.



Елена Рогачева : Эта простенькая, казалось бы, клятва связана со многими суевериями, которые марийцы чтут до сих пор. Сам обряд начинается со сговора родителей. А накануне свадьбы к невесте присматриваются особенно тщательно. Например, наблюдают, как она носит воду из родника. Походка говорит не только о грации, но и о здоровье. В день свадьбы жениха пускают на невестин порог только с третьего раза - а вдруг не туда пришел? Но если парень постучится в дом и третий раз, стало быть, ошибки нет. Глава Шоруньжинской администрации по должности и краевед по призванию Иван Евсеев рассказывает:



Иван Евсеев : Все марийцы, кто женится или замуж выдают, стремятся показывать марийскую культуру. Один с другим хотят соревноваться. Соседи между собой соревнуются, показывают свою силу, богатство. Раньше приданое, если семья большая, много надо было. Всех одевать надо, подарки давать. Приданое – коровами, телки идут, овечки дают. Кульминация – обычно невесту домой приводят, их закрывают в хлев, ну, такое помещение, невесту с женихом. Раньше на сутки закрывали, а сейчас быстро, сейчас жизнь… ускорение, все быстро. Невеста зашла, значит, девушка становится женщиной.



Елена Рогачева : Раньше на замужнюю женщину одевали специальный головной убор – шамакш, который закреплял ее статус. Теперь все проще: и жених, и невеста – в современных свадебных нарядах. Но гости, как правило, облачаются в национальную одежду с марийским орнаментом, на женщинах – непременное монисто. После ЗАГСа свадебный поезд движется по всей деревне.



Звучит музыка



Елена Рогачева : Молодые обходят всех родственников, одаривают их подарками, подтверждают свою клятву. Иногда этот обход продолжается 2-3 дня. Ну а затем начинается семейная жизнь, которая на селе не слишком легка. Средняя зарплата составляет здесь 3 тысячи рублей в месяц. Но сейчас появилась возможность взять кредит на жилье под проценты. Иван Евсеев продолжает:



Иван Евсеев : Сейчас кредитование по Минсельхозу дают кредит 14 процентов, из них 12 процентов правительство погашает, получается двухпроцентный кредит. В прошлом году у нас около 10 человек кредит получили на миллион двести.



Елена Рогачева : Конечно, сумма - в среднем по 100 тысяч рублей на семью - небольшая, но и строительство в деревне дешевле. Молодежь стремится в крупные города на заработки, однако, как говорит глава Шоруньжинской администрации, возвращается, чтобы строить себе дома на родной земле. Корни здесь сильны. И такого же результата, по словам директора Центра народного творчества Марий Эл Тамары Дмитриевой, хотелось бы добиться по всей республике.



Тамара Дмитриева : Дело в том, что сегодня наши девушки и юноши очень легко вступают в брак и так же легко разводятся. Я полагаю, что традиции народные должны обеспечить какое-то духовное оздоровление молодого поколения, чтобы они, перед тем как создавать новую семью, задумывались о серьезности этого мероприятия. А как раз народная свадьба, традиции народные, обрядовые, ритуальные моменты, конечно же, они этому способствуют.



Елена Рогачева : Сыгранные на фестивале свадьбы были театрализованными представлениями. Ни одна молодая пара не решилась продемонстрировать настоящий обряд. Но от театра на самом деле было очень немного. Как говорили местные жители, именно так мы и женимся до сих пор.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Юлия Зуева - сирота, родом она из городка Коркино, что в 40 километрах от Челябинска. Совсем маленькой она оказалась в детском доме - мать умерла, отца признали психически нездоровым и поместили в специализированное учреждение. Когда Юля достигла совершеннолетия, руководство детдома с легким сердцем выпустило ее в большую жизнь, даже не подумав о том, где девушка будет жить и что делать. Какое-то время она ютилась у своей тетки, но потом та ее выгнала. Вот что рассказывает Юля о своей жизни.



Юлия Зуева : С 3 лет я осталась сиротой. Была определена в детский дом. Воспитывалась в детском доме до 9 класса, получается. Потом я начала искать свое жилье. Я обращалась к главе города Усенко, и к главе города Коркино. Мне все говорят – мы ничем помочь не можем. Обращайтесь в суд.



Александр Валиев : Квартира, принадлежавшая Юлиным родителям, находилась в ветхо-аварийном доме, который снесли в конце 90-х. Тем, кто был там прописан, дали жилье. Но Юля оказалась ни при чем.



Юлия Зуева : Там были прописаны отец, я и еще у меня брат был. Он успел жениться. И он умирает. В 1998 году дом снесли, и дали трехкомнатную, но уже владельцем квартиры шла жена моего брата. Сноха живет в этой квартире, как бы она владелец по всем документам. А я получается, вообще, как на ветру.



Александр Валиев : Самое интересное, что когда начали разбираться, кому именно дали жилье из жителей ветхо-аварийной квартиры, оказалось, что помимо родственников Юли, накануне сноса там были прописаны какие-то посторонние люди. По всей видимости, не обошлось без чиновничьих махинаций.



Юлия Зуева : Посторонние люди, я уж не помню фамилию, какая-то интересная. Там семья уже прописана была. Отца моего выписали, получается. Прописаны были я, мой брат, его жена и еще посторонние люди с семьей – муж, жена и ребенок. Сначала их не было, не было, а тут пришел документ – там они вписаны почему-то были. И, вообще, непонятно – то вписаны, то вычеркнуты. Не понять.



Александр Валиев : Юле уже 25 лет, у нее маленький ребенок, которого она родила вне брака. Нет ни работы, ни жилья. Пока она обитает вместе с малышом в однокомнатной квартире бабушки своего гражданского мужа.



Юлия Зуева : Я сейчас живу… У меня ситуация очень такая напряженная. Так получилось с ребенком я одна. С мужем отношения не оформлены. Он говорит – пока живи, пока нет жилья. На птичьих правах живу. Квартира его бабушки. Мы живем с его бабушкой и с ним, на 2 тысячи в месяц живу.



Александр Валиев : К кому только не обращалась Юля в поисках правды. Чиновники города Коркино отправляют ее в суд, аргументируя тем, что ничем помочь не могут. В отчаянии она обратилась к правозащитнику Алексею Севостьянову, депутату Челябинской городской Думы. Вот как он комментирует эту ситуацию.



Алексей Севостьянов : Чиновники, конечно, дают разные ответы. Суть их сводится к тому, что предлагают все-таки Юлии Алексеевне поселиться в поселке Первомайский, улица Пушкина, дом 6а, квартира 7 общей площадью 30 квадратных метров. А там уже проживает другая семья – четыре человека. Соответственно, представляете, на 30 квадратах она должна быть пятая с ребенком. Это нереальная ситуация. Но предложения такие поступают. Это и ответ первого заместителя губернатора Челябинской области, прокуратуры города Коркино. Все это наводит на мысль, что таким вот детям-сиротам мало уделяется внимания. Государство не всегда выполняет свои обязательства.



Александр Валиев : Справедливости ради надо отметить, что Юля пыталась вселиться в ту квартиру, в которой сейчас проживает жена ее умершего брата с новой семьей. Ничего хорошего из этого не вышло.



Юлия Зуева : Во-первых, у нее сейчас другой муж. Я пробовала, конечно. Муж у нее ужасный. Мы ссоримся, поругались. Он обзывал, посылал, матерился на меня. Жена тоже против. Там два ребенка уже. Получается, все комнаты заняты. Там невозможно поселиться. Там весь завод идет за нее, против меня. Говорят, что ты здесь не жила, ни разу не находилась, езжай куда хочешь. Все права на ее стороне.



Александр Валиев : Кто защитит права сироты и ее ребенка, остается неясным. Совершенно очевидно только одно - если хозяйка квартиры, в которой из милости сейчас проживает девушка, решит выселить ее, Юле и ребенку придется жить на улице.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В июле в массовом порядке в редакции газет Ижевска начали обращаться инвалиды с вопросом – почему в платежках за июнь у них не оказалось 50-процентной скидки на жилищные услуги? В стандартном счете, который присылает плательщикам Горжилуправление на оплату жилищно-коммунальных услуг, это левая часть, куда входят строки содержание и обслуживание жилья и текущий ремонт.


Раис Габдулхаевич Мухаметзянов тоже принес к нам в редакцию свою платежку, с которой побывал в Министерстве соцзащиты. Мы вместе считаем, сколько же потерял инвалид, с которого сняли эту льготу.



Раис Мухаметзянов : У нас есть Министерство соцзащиты. Объяснили мне что? Что это все правильно. Читаем – 50 процентов скидывайте. Какая сумма будет?



Надежда Гладыш : Так, 250 – это 125 и 80, получается 200 с лишним.


Я сама решила узнать причину снятия льготы с инвалидов. В Расчетном центре Горжилуправления, где производят все начисления по жилищно-коммунальным платежам и делают скидки, мне назвали статью 17 Федерального закона номер 181 «О социальной защите инвалидов». Закон этот издан в ноябре 1995 года. Эта статья не претерпела изменений с тех пор. Гласит же она, что 50-процентная скидка с оплаты жилья предоставляется тем инвалидам, которые проживают в домах государственного и муниципального фонда. Стало быть, делают вывод чиновники, эта скидка не положена тем, кто не снимает жилье, а проживает в приватизированной квартире. Я пытаюсь выяснить, почему же 12 лет эта норма не действовала? Мне отвечает начальник отдела республиканского Министерства соцзащиты Наталья Ложкина:



Наталья Ложкина : Я говорю, что сейчас, когда мы выяснили, что вот так предоставляется неправильно, соответствующее письмо получили организации жилищные.



Надежда Гладыш : По словам Ложкиной, Министерство направило письмо в адрес Горжилуправления (оно пока управляет большинством жилых домов в Ижевске). Стало быть, эта инструкция распространена не на всю республику, хотя Ижевск по количеству населения составляет почти половину жителей республики. К тому же, как видно из обращений ветеранов, эпизодически льготу эту снимали и раньше. Теперь – косяком.


Что думает о причинах новой беды сам пострадавший? Раис Мухаметзянов в словах не стесняется.



Раис Мухаметзянов : Я считаю воровство. Воруют же они. Плата здесь есть, и льготы здесь. Москва виновата во многом. Выступают вроде бы красиво – никого не обидеть, будешь сам не обижен. Русские правильно сказали – рыба гниет с головы. С Путина началось это.



Надежда Гладыш : Надо полагать, что и сами исполнительные органы власти чувствуют, что творят что-то не то. Во всяком случае, та же Наталья Ложкина, сотрудница Министерства соцзащиты Удмуртской республики, сообщила, что российские законодатели, видимо, собираются распространить эту льготу и на владельцев приватизированных квартир.



Наталья Ложкина : На сегодняшний день законопроект рассматривается в Государственной Думе Российской Федерации о предоставлении скидки, независимо от вида жилищного фонда. Проект закона есть такой.



Надежда Гладыш : Инвалиды как льготники числятся за федеральным центром. У них и ежемесячная денежная выплата побольше, чем у региональных. Но на эту тысячу, которую Раису Мухаметзянову доплачивает к его пенсии Москва, не угнаться за ростом цен, не хватает на лекарства. Двести рублей в мизерном бюджете инвалида никак лишними не были.



В эфире Саранск, Игорь Телин:



С недавних пор весьма опасные игрушки появились в руках детей, живущих с родителями в районе Ремзавод, что в пригороде столицы Мордовии. Для летних забав - обливания друг друга водой - они используют не пустые пластиковые бутылочки из-под шампуня, а самые настоящие медицинские шприцы. Родители ребят сначала как-то и не обращали на это внимание - ну, может, в аптеке купили. Но потом кто-то из них обнаружил в принесенном сыном с улицы шприце остатки крови. Тут же началось домашнее мини-следствие - откуда ты это взял? На что мальчишка ответил просто - а за гаражами, там их много. Родителям не составило труда заглянуть на площадку, расположенную за местным гаражным кооперативом. Каково было их удивление, когда они обнаружили там настоящие залежи использованных медицинских принадлежностей.


Оказалось, что лечебные учреждения уже достаточно давно используют местный пустырь, организовав здесь свалку. Кроме шприцов и использованных бинтов, каких-то баночек и флаконов, жители Ремзавода обнаружили здесь и старые журналы записи учета больных. Полистав их, люди пришли в ужас. Оказалось, что записи в них сделаны в таких лечебных учреждениях Саранска как туберкулезный, кожно-венерологический и онкологический диспансеры.



Жительница : Это инъекции какие-то выписаны - ампулы, флаконы, росписи. Я думаю, что это что-то с наркотиками связано.



Игорь Телин : И всеми этими флаконами и шприцами, завезенными сюда из лечебных учреждений, играли местные дети. Немедленно их родители обратились в те диспансеры, откуда свозят сюда медицинские отходы. Обратились - и получили ответ, суть которого: вы можете не беспокоиться, все это не опасно и не заразно. Такой ответ не удовлетворил жителей Ремзавода и следующее их обращение о том, что рядом с жильем организована опасная свалка, последовало уже в прокуратуру. Сотрудники надзорного ведомства приехали, осмотрели территорию, покачали головами, поговорили с местными жителями, собрали у них остатки журналов записи больных, упаковали в пластиковые пакеты и увезли с собой. Было это два месяца назад. Никакой реакции, ни ответа от прокурорских работников не последовало, говорят местные жители.



Жительница : Собрали журналы, в прокуратуру сдали – и никакого ответа. А кто кого тронет? Они сами себя…



Жительница : Сам себя не обидит.



Игорь Телин : Поселок Ремзавод находится на трассе, соединяющей Саранск, с аэропортом. Время от времени столицу Мордовии посещают федеральные чиновники. Совсем недавно в республике побывал президент Путин вместе с президентом Финляндии и премьером правительства Венгрии. То, что скоро президент снова прилетит в Саранск, надежды нет, но, тем не менее, местные жители уже серьезно говорят, что к очередному визиту какого-то высокопоставленного лица просто выйдут на трассу и перекроют ее.



Жительница : Бьемся везде и помощи не можем найти. Люди говорят – может быть, нам выйти, на самом деле, на дорогу? Пусть посмотрят, в каких условиях наши дети живут.



Игорь Телин : Все-таки по многочисленным обращениям местных жителей в поселок Ремзавод приехал специалист городского центра Госсанэпиднадзора. И беглого взгляда на территорию оказалось достаточно Наталье Фадеевой, чтобы понять - именно сюда медицинские отходы вывозятся незаконно.



Наталья Фадеева : По договорам они вывозятся после специальной обработки на полигоны, которые размещаются у нас с вами далеко за пределами жилой застройки. Если такие договора у них заключены, то они несут полную ответственность, чтобы все отходы были вывезены на полигоны, а не на территорию жилой застройки, в данном случае, сюда.



Игорь Телин : Самое печальное, говорят местные жители, мы не можем никак отловить машины, которые вывозят медицинские отходы. Приезжают быстро, вываливают гору склянок и шприцов и тут же уезжают назад. Круглосуточное дежурство организовать пока никак не получается.


Заручившись поддержкой специалиста Санэпиднадзора, жители поселка Ремзавод пишут новую жалобу в прокуратуру.



В эфире Пенза, Наталия Котова:



Жалобы граждан, недовольных работой правоохранительных структур, побудили начальника Управления внутренних дел Пензенской области генерала Александра Гулякова объявить о том, что с милицейским составом будут проводиться воспитательные мероприятия, включающие в себя лекции о культуре поведения, спектакли и концерты симфонической музыки. Это, по словам милицейского начальника, должно исправить ситуацию к лучшему и сменить негативное отношение граждан к милиции на позитивное.


И вот прошло почти два года с момента, как началось массовое окультуривание служителей порядка. Каковы результаты? Создан ли положительный образ милиционера, о котором на каждом углу кричит реклама: «Участковый от слова «участие»? Говорит директор галереи современного искусства «На Дворянской» Геннадий Гаврилов.



Геннадий Гаврилов : Что касается вопроса, который, вероятно, сейчас актуален – это повышение общего культурного уровня служителей порядка, то любые попытки делать это, надо приветствовать. Начинать-то надо все-таки с воспитания духовности. Духовность от слова «дух». Все это делается совместно с традиционными религиозными конфессиями.



Наталия Котова : Художественный руководитель Пензенской областной филармонии, заслуженный артист России Владимир Каширский признает, что милиционеры не всегда корректны в своей работе - допускают грубость и даже нарушают закон. Однако, по его мнению, их следует воспитывать, а не наказывать.



Владимир Каширский : Закон, конечно, милиция должна соблюдать. Надо соблюдать закон, и надо соблюдать высокую нравственность. Чтобы люди видели, что ты носитель вот этого высокого звания.



Наталия Котова : У простых жителей Пензенской области, так или иначе столкнувшихся с сотрудниками правопорядка, мнение далеко не позитивное. Они считают, что воспитательно-культурная акция милицейского руководства положительных результатов не дала.



Житель : Беспредельничают сержанты, ефрейтора. Офицеры относятся достойно – и себя уважают, и окружающую среду.



Житель : У меня очень отрицательное отношение к нашей милиции, так как они свои интересы преследуют, а не преследуют, как должны по закону. Они в своих действуют интересах. Сталкивались не раз мы с этой проблемой. Решить ее невозможно. На их стороне власть.



Жительница : Мы с мужем вместе у нас был конфликт. Вместо того чтобы ему сделать выговор, меня отвезли в больницу. Меня сочли больной и такой сякой. Какое мнение может быть? Конечно, я о них ничего хорошего никогда не скажу.



Жительница : Кажется, ничего хорошего я не видела от милиции. Обращались мы раз в милицию, но с нами так обошлись. Заявление мы подавали о пропаже человека. Они так неохотно приняли его, можно сказать.



Наталия Котова : Известный в Пензе адвокат Василий Калгин рассказал о том, что он недавно защищал в суде честь и достоинство жительницы Пензы, фамилия которой по понятным причинам не называется. Ее оскорбил нецензурной бранью как раз один из милиционеров. По мнению адвоката, суд, своим решением отстранивший милиционера от работы, был слишком мягок. На днях начальнику областной ГИБДД Владимиру Едалову пришлось признать в телеэфире, что по вине одного из его подчиненных в автоаварии погиб сотрудник телерадиокомпании «Наш дом». Милиционер находился за рулем в алкогольном опьянении.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



В июле в Самаре был вынужден закрыться молодежный киноклуб «Диверсия». В середине мая мэр Самары Виктор Тархов лично закрыл городской общественно-политический центр, в помещении которого располагался киноклуб. Здание закрыли по причине несоответствия нормам пожарной безопасности. «Власти перед Евросаммитом испугались, что в Самаре работает независимый молодежный киноклуб, где можно не только посмотреть интересные фильмы, но и подискуссировать о политике и искусстве», - рассказал представитель киноклуба «Диверсия» Анатолий Доровских.



Анатолий Доровских : Закрыли, в первую очередь. Понятно, что, да, был здесь этот саммит. Дали команду «фас», и дальше решили, что проще прикрыть все, чтобы никто и никуда не высовывался. Не думаю, что киноклуб это какая-то основная вещь, которую закрыли. Закрыли просто ряд организаций. Им не дали работать. Понятно, что это плохо, но также понятно, что если мы не сможем туда вернуться, мы будем искать какие-то альтернативы.


Мы потеряли зал конкретно. Мы потеряли один из ресурсов, без которого мы просто не можем с нуля взять и начать работать. Естественно, есть люди, есть техника, которая на наши деньги куплена. Есть публика, которая пойдет в другое место, если не будет этого зала, если мы захотим это сделать в другом месте. Я не думаю, что мы были до такой степени власти интересны, чтобы нас прикрывать, потому что мы какой-то ужас. Мы не играли в политику на их уровне. Мы не хотели прийти и сесть на их место. Нам это неинтересно, хотя мы, конечно, их критиковали.



Сергей Хазов : За несколько лет существования «Диверсия» стала альтернативой самарскому киноклубу «Ракурс», рассчитанному на ценителей эстетского кино. На сеансах киноклуба «Диверсия» зрителям показывали фильмы, снятые на тему интересных политических и культурных событий. Анатолий Доровских продолжает:



Анатолий Доровских : Это был проект некоммерческий, в котором мы показывали фильмы, которые не попадают в телевизор или на широкий экран, то есть в кинотеатры. Это документальные фильмы, арт-классика, просто какая-то классика и так далее. Много фильмов активистских каких-то, которые сами люди снимали, сами монтировали, сами показывали. Если из острых фильмов, то это, наверное, «Недоверие» Некрасова. Фильм «Убийство президента», канадский фильм, когда они сняли якобы об убийстве Буша, которое должно произойти в следующем году, собрал много публики. Было интересно смотреть. Многие до конца не понимали, что это именно инсценировка, а не документальный фильм.



Сергей Хазов : Самарские любители кино, особенно – молодежь, были возмущены закрытием киноклуба. Рассказывает Ольга Иванова.



Ольга Иванова : Это ненормально. Если у нас есть какие-то организации молодежные самарские, их надо поддерживать. А вот эта причина то, что закрыли здание и так далее. Если по-хорошему, должны были предоставить другое. По логике вещей, это наиболее логичный выход.



Сергей Хазов : Педагог Надежда Лимонова посещала «Диверсию» вместе со своими учениками. «На перформансах и диспутах на темы современной политики, культуры и искусства выступали известные правозащитники, политики и художники», - рассказала Надежда Лимонова.



Надежда Лимонова : Молодые люди посещали этот клуб. Это же преступление – закрыть его, на мой взгляд.



Сергей Хазов : Продолжает студент Никита Петров.



Никита Петров : То, что сейчас не является ширпотребом, это скорее стремятся убрать. Потому что из кинотеатров всех по Самаре «Ракурс», в котором показывают более или менее грамотное и интеллектуальное кино, остальные – это ширпотреб. Разве это нормально?!



Сергей Хазов : Сейчас в Самаре проходит сбор подписей в поддержку независимого киноклуба «Диверсия». Правозащитники и простые самарцы считают, что мэрия должна выделить новое помещение для работы популярного в городе киноклуба.



В эфире Сочи, Геннадий Шляхов:



Cтать автором книги, увидеть на обложке своё имя, отпечатанное типографским способом - сегодня уже не удел избранных, а вполне достижимая вещь. Немного литературных способностей, чуть больше денег и книга у вас в руках. Рассказывает ведущий специалист по издательскому делу одного из сочинских полиграфических центров Лариса Боровина.



Лариса Боровина : Написать может каждый книгу, и сейчас цензуры нет, и все пишут, о чём хотят и это хорошо.



Геннадий Шляхов : Сочинцы старшего поколения пишут и издают свои мемуары, школьники и студенты – книжки в стиле фэнтези, а уж поэзии все возрасты покорны.



Лариса Боровина : Сочи – город поэтов. Как только звонок книгу – уже знаешь, что будет поэзия. Сейчас принёс товарищ, он делает электронный вариант, потому что сейчас мы рукопись не принимаем – это время ушло, - у него порядка 500 страниц.



Геннадий Шляхов : Пишут книжки и молодёжь и пенсионеры. Валентину Воронцову, доктору сельскохозяйственных наук, профессору, 85 лет.



Валентин Воронцов : Не по работе я начал писать, когда уже ушёл на пенсию.



Геннадий Шляхов : Анне Гюламирян, выпускнице одной из сочинских школ, 16 лет.



Анна Гюламирян : Начала писать?! Сначала меня заинтересовал кинематограф, а потом уже, чтобы в будущем снять фильмы, я начала придумывать сюжеты и писать книги.



Геннадий Шляхов : Аня увлечена историями в стиле фэнтези. Её первая книжка из серии «Война великих волшебников» называется «Встреча родственников».



Анна Гюламирян : ( Читает ) « Корнелия огляделась вокруг. Было темно, но жемчужина всё ещё светилась у неё на груди, освещая путь».



Геннадий Шляхов : Валентин Воронцов издал свои мемуары под названием от Лазаревской до Эльбы. Они о войне.



Валентин Воронцов : ( Читает ) «Разведчики первыми заметили немцев. Фашисты сидели в траншее и вели наблюдение. Шесть храбрецов незаметно проникли вглубь вражеской обороны и с тыла ворвались в траншею противника».



Геннадий Шляхов : Литературным ремеслом ни юная сочинительница фэнтези, ни умудрённый жизнью профессор никогда не занимались. Просто захотелось поделиться сокровенным с окружающими.



Валентин Воронцов : Написал я эту книгу, прежде всего, для молодёжи. Когда я дарю эту книгу, если это молодые люди, я пишу - для ваших детей, будущих внуков, чтобы они знали историю, чтобы не забывали историю, и знали – какая была война.



Анна Гюламирян : Я знала, если я буду писать, я ее издам, эту книгу. Это было запланировано. Просто хотела поделиться этим с другими людьми.



Геннадий Шляхов : Валентин Воронцов первый тираж своих мемуаров в восемьсот книг уже успел раздарить друзьям и знакомым. Анна Гюламирян, издав первый тираж при финансовой поддержке мамы, выставила свою книжку «Война великих волшебников» на продажу.



Анна Гюламирян : «Война великих волшебников» это серия, которая состоит из девяти книг. Первую книгу очень тяжело было писать. Целых два года писала. Тяжело было. Много раз приходилось переделывать книгу. Сначала был один сюжет, потом другой, поменялись имена, место, сам смысл, всё постоянно менялось.



Геннадий Шляхов : У Валентина Воронцова в мемуарах о войне герои не вымышленные, истории – правдивые.



Валентин Воронцов : ( Читает ) « Ещё одна траншея была очищена гранатами. В бою товарищ Воронцов истребил ещё 20 гитлеровцев. Пять фашистов были взяты в плен. Так бьёт врага славный сын родины лейтенант Валентин Воронцов».



Геннадий Шляхов : Сегодня, чтобы написать книгу не обязательно обладать литературными способностями. Не обязательно знать творения великих поэтов и прозаиков.



Анна Гюламирян : Русская классика меня не впечатляет, не производит никакого эффекта. Шекспир мне нравится. Зарубежное фэнтези. Например, Роджера Желязный или Брэма Стокера.



Валентин Воронцов : Я очень любил Джека Лондона, Майна Рида очень любил. Наших много читал.



Геннадий Шляхов : Хочешь напечатать книжку, но с русским языком нелады - это не помеха – поможет и подскажет редактор издательства. Это подтверждает Лариса Боровина, ведущий специалист по издательскому делу.



Лариса Боровина : Работая над книгой, ощущение всё время, что ты доказываешь, что ты лучше знаешь, как делается книга. У нас же нет писателей профессионалов. И мы не можем требовать, поэтому мы помогаем, объясняем, подсказываем.



Геннадий Шляхов : Судьбу книги сегодня решают деньги: есть возможность заплатить за тираж – пожалуйста, печатай в твёрдом или мягком переплёте, сто или пятьсот страниц, с иллюстрациями или без них. А дальше делай с тиражом что хочешь. Дари или продавай, если получится. У сочинских краеведов и историков получается. У поэтов и прозаиков – не очень. Рассказывает продавец одного из книжных магазинов Сочи Галина Минаева.



Галина Минаева : Люди стали интересоваться историей города: что было, что будет. И даже не то, что наши местные жители, но и приезжие. Многие приходят и интересуются.



Геннадий Шляхов : А что касается прозы и поэзии сочинских авторов – она востребована?



Галина Минаева : Вот это нет. А потому что рекламировать надо. Сейчас без рекламы ничего это продаваться не будет. Хотя многие, может быть, и читали с удовольствием.



Геннадий Шляхов : Что же побуждает сочинских авторов писать, а главное издавать свои книжки. Ответ на этот вопрос знает Лариса Боровина, ведущий специалист по издательскому делу сочинского полиграфического объединения.



Лариса Боровина : Я бы сказала, что больше выражают то, что хотели сказать. Могу заверить, что никто из них не ставит задачу много заработать. Нет, так уж, чтоб явно прославиться – таких немного. Но хотя это в душе есть.



Геннадий Шляхов : Пишут и печатают сочинские авторы книжки на всякий вкус. Печатают и продают или дарят мемуары, прозу и поэзию. Кто-то в надежде стать знаменитым, а большинство авторов с желанием высказаться и увидеть на книжной обложке собственное имя.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG