Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Спортивная журналистика: скандалы или серьезное обсуждение проблем российского спорта


Валерий Винокуров: Мы рады будем услышать ваши соображения по поводу событий минувшей недели. У меня соображение одно. Оно, боюсь, становится все более постоянным. Когда просматриваешь газеты (а я занимался этим довольно долго вчера и сегодня, вот такая пачка газет передо мной лежит), хочется как-то развести руками, потому что о спорте как о таковом, о его технической, тактической, стратегической, психологической и прочих составляющих ничего в газетах нет, только скандалы, шумиха, покупки, продажи, судейские скандалы, допинговые скандалы и прочее. Когда с таким сталкиваешься… может быть, потому что на протяжении очень-очень многих лет спортивная журналистика была несколько иной, поскольку она была содержательной, она была довольно-таки аналитической, публицистической, то сейчас такое впечатление, что просто сплошная желтая пресса кругом, и одно с другим никак не вяжется. С одной стороны, пишут, например, что российские футбольные арбитры собираются объявить забастовку, потому что приглашают иностранных арбитров судить матчи, с другой стороны, скандалы после каждого матча, на этой неделе очередные были после матча «Рубин» - «Локомотив», например, в Казани играли. Затем читаешь интервью в газете «Газета» президента Коллегии футбольных арбитров Сергея Зуева, у него вообще все прекрасно, все благополучно, заголовок даже такой. Он спрашивает корреспондента: что вы имеете в виду под словом «шумиха»? Шум идет такой, что уже в ушах звенит.



Олег Винокуров: Нам позвонил Александр из Москвы.



Слушатель: Сейчас на велогонках скандал очередной с допингом с казахской командой и не только. В связи с этим у меня есть предложение. Может быть, стоит все чемпионаты, а также Олимпийские игры, разделить официально на две части. Одну – для употребляющих допинг и другую – для неупотребляющих. Причем, во второй части должно быть наказание – не дисквалификация, а уже серьезная посадка, так, чтобы не было желания рисковать, и люди сразу шли в первую. И выдумать, соответственно, награды для первой части. Есть же, например, в Формуле-1 кубок конструкторов, а там будет кубок химиков, скажем.



Валерий Винокуров: Юмор ваш оценили. А что касается наказаний, то как раз сейчас в Дании принято решение на государственном уровне, что тюрьмой будут наказываться спортсмены, употребляющие допинг. До сего момента в Дании, в частности, сажали в тюрьму тех, кто распространял эти средства. Их приравнивали к наркотикам. Те, кто торговал и другим способом распространял допинговые препараты, уголовное наказание было предусмотрено, их сажали в тюрьму. Теперь датчане постановили после истории с Расмусом, хотя он как раз допинг и не принимал…



Олег Винокуров: Не был уличен, по крайней мере.



Валерий Винокуров: Между прочим, что касается Расмуса, 14 раз у него брали пробы на допинг, и ни разу не попался он. Но два раза не взяли, и вот это подозрение, что не взяли… Ну, там вообще какая-то история странная. Но борьба за дисциплину должна вестись, потому что профессиональные спортсмены должны сдавать пробы на допинг в любое время, не только во время соревнований.



Олег Винокуров: Послушаем Сергея из Петербурга.



Слушатель: Тенденция понятна. Как «Спартак» рвал «Зенит», так, похоже, он и будет его рвать. А вот Аршавин с этим голом, я так и не понял, насколько справедливо… Мне кажется, вроде бы справедливо, но я Уткина слушал, он тоже склоняется и туда, и сюда. Прокомментируйте с этим голом, когда он выбил его. Баженов, как мужчина, должен был судье просто сказать, что он забил рукой. Почему такая ситуация происходит, прокомментируйте, пожалуйста.



Валерий Винокуров: В последнем случае можем прокомментировать. Когда это произошло, я еще подумал: как жаль, что на поле нет многолетнего капитана «Спартака» Игоря Нетто, который тут же, конечно, сказал бы судье. Егор Титов же видел. И после матча вывод – да, безусловно, рукой. Ну, так надо было тогда сразу это сказать арбитру, это тогда был бы настоящий «фэйр плей». И так поступил, кстати, Игорь Нетто, и не где-нибудь, а на Чемпионате мира в Чили, когда сборная СССР играла с командой Уругвая, и мяч в сетку не попал, а судье показалось, что попал после удара Численко. Нетто сразу спросил Численко и сказал судье и так далее.



Олег Винокуров: Есть противоположные примеры из тех же времен. Помнишь, Маслаченко?



Валерий Винокуров: Да, там мяч явно прошел в ворота, а Маслаченко сделал вид… судья не заметил. Примеры бывают разные. Что касается Аршавина, вот здесь по правилам ситуация такая, что если вратарь держит мяч в руках, выбивать нельзя. То ли Плетикоса этот не очень твердо его держал, то ли на какое-то мгновение выпустил, но у меня было полное ощущение, что засчитывать такой гол нельзя, потому что игрок явно шел на держащего в руках мяч вратаря, еще, по-моему, к тому же с прямой ногой.



Олег Винокуров: Я читал в одной из газета, по-моему, в «Спорт-Экспрессе» комментарий на этот счет, и в связи с этим комментарием вспоминался такой эпизод – давно «Арарат» играл где-то в еврокубках, и там нападающий «Арарата» рукой снял… вратарь просто держал мяч на ладони…



Валерий Винокуров: Я помню этот случай. Не рукой, головой.



Олег Винокуров: Головой, я имею в виду – с руки вратаря, я оговорился. Головой снял мяч, в принципе вратаря даже не коснулся. Но теперь даже так нельзя делать, потому что если вратарь касается мяча рукой, то уже все – мяч трогать нельзя, независимо – держит он его плотно, не плотно, одним пальцем или десятью. В любом случае это совершенно однозначно был ошибочный момент, видимо, судья просто не в ту сторону смотрел.



Валерий Винокуров: А вот этот эпизод, когда игрок «Арарата»… по-моему, играли с англичанами, засчитали тот гол? Мне кажется, что тогда тоже не засчитали.



Олег Винокуров: Я не помню.



Валерий Винокуров: Сергей, ну, вот видите, что получается, мы сейчас про матч «Спартак» - «Зенит»… и опять обсуждаем вот это, а не тактическую расстановку, не игру в обороне, и так далее. Все, к сожалению, сейчас перешло к этому. Сергей, я думаю, что мы ответили на оба вопроса, вами заданных.



Олег Винокуров: Звонит нам Юрий Васильевич из Москвы.



Слушатель: Я слышал вас, тот гол «Арарату» засчитали.



Валерий Винокуров: Засчитали? Я просто не помню.



Слушатель: Я очень удивился, потому что сколько приходилось играть в футбол, никогда в жизни судья не засчитывал мяч, который выбивали из рук вратаря. Я хотел вот что сказать. Матч ЦСКА – «Локомотив». Три человека стояли вокруг Вагнера. Зачем надо было делать искусственный офсайд? Они же разучатся играть персонально. Вот зачем это все нужно? Тренер должен всему этому учить. Потом, все на усмотрение судьи – то ли он так посмотрел линию этого офсайда, то ли не так. В итоге «Локомотив» и проиграл, сделал свою ошибку. У меня вот какой вопрос. Я читал, что стадион «Спартак» начали вроде бы строить, и потом больше ни слова об этом. Вы не могли бы в ближайшей передаче или сейчас сказать: строят его все-таки или нет?



Валерий Винокуров: Юрий Васильевич, еще пока не строят, пока заложили камень. На эту тему уже столько и в наших передачах, и слушатели шутили, и наша программа «Прессинг», рассказывал об этом Роберт Воскеричян, об экономической всей стороне этого стадиона, что все сейчас почему-то застряло. Они думают о том, чтобы увеличить количество посадочных мест, но не настолько, насколько хотелось бы, в общем, не 30 тысяч, а хотели же все 40 или 50, но вроде бы согласились, что 35. Но вы понимаете, что когда такое происходит, значит, соответственно, надо проекты пересматривать, это всякие инженерные решения несколько другие в зависимости от вместимости стадиона. Так что его не строят. А вот искусственный офсайд – это очень интересная тема, которую вы затронули, потому что она действительно имеет отношение к тактике игры. Когда-то бельгийцы в совершенстве владели мастерством создания искусственного офсайда. Обсуждалась эта тактическая ситуация даже где-то с моральной стороны. Но вы правы абсолютно в том, что если уж ты его делаешь, ты идешь на большой риск, а, учитывая качество судейства в российском чемпионате, на риск ты идешь огромный. При этом вы тоже правильно подметили, что если делать ставку только на искусственный офсайд, то, конечно, тогда в единоборствах ты никогда не научишься правильно отбирать мяч, технично, а это сейчас огромная проблема. Вы же видите, что в абсолютном большинстве клубов премьер-лиги защитники – иностранцы, очень мало россиян вообще. И поэтому в сборной-то проблема для Гуса Хиддинка, защитника, по-моему, четвертого-пятого уже не знает, где взять.



Олег Винокуров: Эмиль Викторович из Москвы на связи.



Слушатель: У меня два вопросика, причем, первый литературно-риторический, а второй вытекает из первого. Так вот, первое. Какое милое у нас тысячелетие на дворе! И теперь второй вопрос: не кажется ли вам, что все-таки матч «Спартак» – «Зенит» лишний раз подтверждает мое мнение, что необходимо в футбол внедрять технику, также как в хоккей, иначе будут эти безобразные ошибки, от которых уже все мы, болельщики, плачем.



Валерий Винокуров: Эмиль Викторович, но мы же с вами уже когда-то согласились, что не помешало бы ввести технические новинки. Весь вопрос в том, что ни вы, ни мы решения принять не можем, потому что стоят эти технические новинки огромных денег и прочее, и прочее. И не все в Международном совете по правилам согласны, что надо технические новинки применять. Они считают, что просто надо судить лучше, вот и все. Но такая точка зрения тоже имеет право на жизнь. Ну, какая должна быть техническая новинка, если все видят, что Баженов сыграл рукой или все видят, что мяч в руках у Плетикоса, ну какая тут нужна техническая новинка? Техническая «новинка» должна была заключаться в том, что судью Гончара, который плохо просто судит и имел массу замечаний, нельзя было по настоянию одной из этих команд назначать судить такой матч. Одна команда настояла – вот и пожалуйста, а другая хотела, чтобы был иностранный арбитр. Я думаю, что вы легко догадаетесь, какая чего команда хотела. В чем-то вы правы, но не в данном конкретном случае, когда совершенно очевидно… Даже очевидно, что Быстров нырок совершал. Мне это, например, очевидно, что не было… ну, может быть, сомнительно, в общем, очень сомнительный пенальти был назначен. «Спартак» играл лучше, должен был выиграть 1:0, и все было бы хорошо при нормальном арбитре, потому что один единственный гол был забит красиво и здорово.



Олег Винокуров: А теперь у нас Артур на связи из Петербурга.



Слушатель: У меня вопросы как раз связанные с той темой, которую вы сегодня подняли, очень важная тема о том, что мало стало аналитических, мало стало чисто футбольных каких-то рассуждений в газетах и на радио. Это действительно очень важно и этого не хватает, и мне тоже.



Валерий Винокуров: Артур, но даже не только футбольных. Ведь то же самое… я пытался найти какую-нибудь статью про баскетбол аналитическую, про легкую атлетику, ничего этого нет. Простите.



Слушатель: Это следствие того, что из спорта пытаются сделать в большей степени шоу-бизнес, ну, и соответственно, обслуживают журналисты его как шоу-бизнес, а не как спорт. Вопрос к вам, Валерий, поскольку вы смотрите футбол, наверное, с годов 40-50-х, пишете о нем, наверное, с 60-х…



Валерий Винокуров: Примерно так.



Слушатель: Меня, честно говоря, очень сильно раздражает по сравнению даже с теми временами, которые я застал, то, что тренеры теперь словно тигры в клетке мечутся в технической зоне, постоянно что-то кричат, машут руками и так далее. Я вспоминаю в этой связи, скажем, Лубановского, который тихо сидел, покачиваясь на скамейке…



Валерий Винокуров: Качался он, да, как маятник.



Слушатель: В 50-80-е годы, которые я застал, ничего подобного не было, не нужно было вводить никаких технических зон для тренеров. Тренеры спокойно достаточно как-то руководили игрой, не кричали и не подбадривали игроков.



Валерий Винокуров: Совершенно верно.



Слушатель: И тогда второй вопрос. Были очень серьезные дискуссии на тему… Даже я пытался в свое время, когда я еще заходил на форум Уткина, это было давно, я потом его покинул по причинам его хамства не в отношении ко мне, но это другая история. Вопрос меня волновал такой. Скорость, прессинг в игре очень сильно изменились, к примеру, 60-е годы и сегодняшний день. Я не могу говорить о 60-х годах, потому что я не видел футбол вживую, я могу говорить только о хронике. Скажем, я видел в хронике момент, когда на Чемпионате мира 1966 года Бобби Чарльтон забивал гол из-за штрафной. Там все игроки медленно так пятились к воротам, он весьма не спеша продвигался из центральной зоны ближе к воротам, к радиусу штрафной и бил спокойненько, никто его не накрывал, никто его не прессинговал. Смотря такие фрагменты, я подумал, что игра была такая же. Ей не был свойственен прессинг…



Валерий Винокуров: Артур, понял ваш вопрос. Давайте, я попробую ответить. Что касается тренеров, совершенно другая была культура. Вообще, тренерам в голову не приходило выскакивать, кричать, руками размахивать, ушел мяч в аут или не ушел и так далее. Тренеры были культурными людьми. Сейчас это, увы, далеко не так. Но если вы посмотрите на разных западных стадионах, то крайне редко тренеры ведут себя так, как постоянно ведут себя российские тренеры. Там тоже не без греха.



Олег Винокуров: Ну, естественно, всякое бывает.



Валерий Винокуров: Бывает, что кто-то тоже там возмущается, но крайне редко. Во-первых, они еще находятся очень близко друг от друга, по ходу матча обмениваются мнениями, что меня, например, изумляет и умиляет. Иногда даже руку друг другу пожмут. В общем, это вопрос культуры. Что касается игры. Прессинг и скорость всегда были, и они всегда соответствовали духу времени. То, что сейчас игра стала значительно плотнее и, может быть, скоростнее, если можно так сказать, то это факт. Просто больше единоборства, больше движения, больше плотность игры. Но в эпизоде матча с Бобби Чарльтоном так была разыграна комбинация, что его просто освободили от защитников. А тогда прессинг тоже был, и скорость тоже была.



Олег Винокуров: Слушаем Семена Михайловича из Петербурга.



Слушатель: Дорогие друзья, знаю вас с 60-х годов, когда вы еще вели по телевизору викторину - «Какой ногой забил Пеле?» или «Был ли пенальти в этом матче?». Помните, конечно?



Валерий Винокуров: Ну да, это было очень давно.



Слушатель: Сам я болельщик «Зенита» с 1946 года. Первое, что я хочу сказать, что сейчас многие болельщики, ну, некоторая часть, отвернулись от «Зенита» из-за Адвоката, потому что он наступил на горло песне «Зенита». «Зенит» всегда же выступал – шашки наголо и вперед! Даже когда он проигрывал, болельщики вывешивали баннер «Благодарим за игру!». Правильно?



Валерий Винокуров: Было.



Слушатель: А теперь я хочу другое сказать – о безграмотности наших спортивных ведущих по телевидению. Например, Розанов говорит: усиляет, продляет. Казаков то же самое говорит, Никонов говорит то же самое, Выборнов. Газзаев говорит: ихние, евонные. А особенно Евсеев и Лоськов.



Олег Винокуров: Но только не надо сейчас цитировать в эфире, Евсеева особенно.



Слушатель: Я не цитирую, конечно.



Олег Винокуров: Мало ли, вдруг вы сейчас начнете цитировать его кардифские тезисы.



Слушатель: Особенно Казаков. Ну, продляет, усиляет – это само собой, но он со своей философией игры совсем не дает своим соведущим слова сказать. И такое наукообразное мышление у него, что просто диву даешься. Я помню, как вел передачи, и вы, конечно, помните, Лев Филатов.



Олег Винокуров: Ну, естественно.



Валерий Винокуров: Семен Михайлович, понимаете, в чем дело, это все одно к одному. То, что я Артуру говорил о тренерах, о культуре их поведения, то же самое можно сказать о культуре ведения репортажей нынешними… Вы еще самые мягкие их неграмотности привели. Там такое творится в эфире! Плюс еще полное непонимание игры. Естественно, оно было и у Льва Филатова, и у Аркадия Галинского, и у Николая Озерова, у Евгения Майорова, много можно вспоминать, Виктора Набутова, вашего земляка.



Олег Винокуров: А что, действительно питерские болельщики отвернулись от «Зенита»?



Валерий Винокуров: Это как-то даже странно. Понимаете, что касается работы Адвоката, когда перед тренером ставится задача во что бы то ни стало занять первое, в крайнем случае, второе место, конечно, ему не до «шашки наголо». С другой стороны, «Зенит» иногда играет очень интересно, только почему-то, это для меня тоже загадка и мне не понятна в данном случае позиция Адвоката, почему «Зенит» никак не может показать хорошую игру в матчах с основными конкурентами, это удивительно.



Олег Винокуров: Это до Адвоката еще началось, это уже много лет длится, как бы хорошо не играл «Зенит»…



Валерий Винокуров: Такой опытный тренер. Кажется мне, что что-то можно сделать. Я при этом должен вам сказать, Семен Михайлович, что я не считаю провальными матчи «Зенита», когда он играет на искусственном поле. Просто для этой команды явно поле не годится, как и еще для некоторых других команд. Поэтому тут уже ничего не скажешь. На счет отвернулись ли болельщики, такого впечатления у меня, например, нет, мне кажется, что наоборот так яростно и хорошо поддерживают в самые даже трудные времена «Зенита» его болельщики.



Олег Винокуров: Анатолий Викторович из Подмосковья.



Слушатель: У меня два маленьких вопросика и два мнения, если позволите.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Проверяют ли наших футболистов на допинг?



Валерий Винокуров: Иногда. Ну, потом скрывают все это.



Слушатель: Второй вопрос: а что вы думаете о совмещении должностей в нашем футболе? Допустим, Мутко может сказать в Совете Федерации, что ему надо ехать в футбольный союз, а в футбольном союзе скажет, что ему нужно ехать в Совет Федерации…



Олег Винокуров: А сам на чердак и учиться, что ли?



Слушатель: А сам поехал в сауну.



Валерий Винокуров: Понятно. Понимаете, в чем дело, Анатолий Викторович, видимо, его роль в Совете Федерации не столь велика, что он может попутно еще и возглавлять такую гигантскую организацию, как Российский футбольный союз. Но, между прочим, там меня многое удивляет. Там президент этого мини-футбольного клуба «Динамо» Константин Еременко или Валерий Гладилин - они тоже почему-то члены Совета Федерации от самых разных областей. Сейчас еще Дмитрий Аленичев. Мы это уже все проходили. Еще у вас два каких-то вопроса?



Слушатель: По поводу «Арарата». Там ситуация такая была. Английский вратарь держал мяч под правой рукой, подмышкой, а левой рукой выгонял своих игроков с поля…



Олег Винокуров: А-а, подмышкой. А мне казалось, что на ладони.



Слушатель: Нет, подмышкой. И набежавший армянский игрок просто головой выбил и мяч попал в ворота. А поскольку все это было в штрафной площадке, то посчитали, что армянский игрок не задел английского вратаря. Поэтому гол засчитали.



Валерий Винокуров: Засчитали гол?



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: Мне тоже казалось, что не на ладони. Вот видите, значит, в одном я хоть оказался прав – с английской командой играли. Спасибо. И еще вы что-то хотели…



Слушатель: Просто система старая по поводу МОКа и организации Олимпиады в Сочи. Дело в том, что, сейчас информация поступает, МОК ожидал три, максимум, пять миллиардов долларов на проведение Зимней олимпиады с нашей стороны, а вот 12 миллиардов для него было приятным сюрпризом. С такими деньгами можно организовать две, а если изловчиться, то и три Олимпиады. Таким образом и купили МОК.



Валерий Винокуров: Если Лондон на летнюю тратит девять…



Слушатель: Сначала-то было четыре с небольшим, ну, пусть пять.



Валерий Винокуров: Что касается Олимпиады, если уж вы затронули эту тему, я с другой стороны сейчас… Две публикации в последнее время меня поразили, как раз касательно этой Олимпиады сочинской, можно даже не говорить, в каких газетах, потому что во всех, во всех газетах и на всех сайтах прошли эти две информации. Первая, это Светлана Журова, замечательная российская спортсменка, конькобежка, она сейчас еще к тому же член Законодательного собрания Санкт-Петербурга. И вот она, размышляя о том, что Петербург хочет получить Летнюю олимпиаду 2016 года, говорила о шансах – может, надо не в 2016 году выдвигаться, а в 2020 или 2024. И попутно она вдруг сказала, что у нее есть такое предчувствие, что Сочи может в любой момент лишиться права на проведение Олимпиады. Она как-то не раскрывала эту свою точку зрения, не развивала. Меня это очень заинтересовало. Действительно, много есть поводов, по которым Олимпиаду могут перенести – неготовность и прочее. А теперь второе сообщение, тоже во всех газетах и на всех сайтах, это спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе вдруг заявила, что если вдруг без согласия Грузия будет использоваться территория Абхазии для подготовки Олимпиады, то может произойти такая история, как в 1980 году, и Грузия будет очень активно протестовать и так далее. Тут действительно странно, потому что как бы на чужой территории ты будешь готовить свою Олимпиаду. А почему она это заявила? Потому что вице-премьер России Александр Жуков заявил о том, что предполагается активно использовать площадки строительные в Абхазии и тому подобное. Я в данном случае никак не комментирую это, никак даже не анализирую, а просто информирую тех, кто, может быть, это пропустил.



Олег Винокуров: Нет, это на самом деле было бы нормально, просто взаимоотношения Грузии с Абхазией – в этом тонкость. Грузия бы, естественно, радовалась, если бы ее подключили к этому. Как, например, радуется Австрия. Мы же сейчас вернулись из Австрии как раз, где, предполагается, Зальцбург должен быть опечален, потому что не дали ему Олимпиады. Ну, Зальцбург-то, может быть, и опечален на самом деле, хотя этого не заметно, а в целом в австрийском обществе большое воодушевление. Потому как все знают, что уже половина строительной всей промышленности, всего строительного бизнеса Австрии принадлежит Олегу Дерипаске, и, естественно, все понимают, что, будучи россиянином, он начнет активно сейчас участвовать в строительстве этих всех олимпийских объектов в Сочи, и за счет этого будет развиваться австрийская строительная промышленность, места будут появляться рабочие и так далее. И все очень радуются. Потому что в Зальцбурге, естественно, этого бы не произошло, что там строить…



Валерий Винокуров: Там же все уже есть.



Олег Винокуров: Ну, чуть-чуть отремонтировать, да, надо, здесь подлатать, там подлатать и все. Поэтому никакого бы развития такого бурного не было бы, а сейчас будет.



Валерий Винокуров: Все эти компании, связанные с Олегом Дерипаской, они задействованы очень активно в подготовке сочинской Олимпиады. Одни из самых там активных деятелей. Ну, и я так думаю, что и не бескорыстных. Но это я так просто думаю, а вслух не говорю.



Олег Винокуров: Владимир Александрович из Петербурга.



Слушатель: Я хочу вернуться снова к матчу «Зенит» – «Спартак». Я, во-первых, болею за футбол с 1952 года. Мне хотелось отметить еще одно - все началось, конечно, с Аршавина. Он еще дернул защитника, во-первых, там тройное нарушение было, потом он с прямой ногой вышел и выбил из рук Плетикоса, что категорически сейчас запрещается. У нас вот есть передача на канале «Сто» «За и против», там Генусов ведет, бывший пресс-аташе «Зенита», и он зачитал как раз этот пункт положения, который был в прошлом году принят, и Малофеев там был, и все согласились. И вот с этой провокации Аршавина все и началось. Я слушаю вас давно, но со многим не согласен. Вы говорите, что Быстров провоцировал. Володю я знаю не лично…



Валерий Винокуров: Во-первых, слова «провоцировал» я не употреблял, я сказал – нырнул, это разные вещи.



Слушатель: Он не ныряет, он просто очень легкий и у него, как… помните Гаринча? Гаринча тоже и падал и всех наших накручивал. Я в 1965 году в «Лужниках» смотрел матч с Бразилией, как раз когда он вышел, и Васю Данилова посадил… Так вот Быстров, кстати, обладает такой скоростью… Говорят, что у нас сейчас в футболе нет скорости. Действительно нет. И он выделяется один. Почему он так хорошо всех зенитовцев знает, он сними давно играл, он знает, как их купить, на какой финт, и просто спокойно их сажает на одно место. И ничего он там не делал… И Малофеев сначала говорил, что нет-нет. А потом уже Радимов выступил, что действительно он его толкнул. А второе, что фол последней надежды – тоже разъяснение в прошлом году ФИФА, что никаких там – в сторону, не в сторону, если воротчик в штрафной площади сбивает нападающего, то это фол последней надежды. Вы правила посмотрите. И никто почему-то у нас, ни футболисты, ни рефери не знают правила. И последнее, за Гончара ратовал «Зенит», «Спартак» выступил за иностранного судью.



Валерий Винокуров: А я разве говорил…



Слушатель: Вы сказали: мы знаем, кто. По вашему тону я так понял, что вы говорите, что «Зенит» настаивал на иностранном судье, а «Спартак» был за Гончара.



Валерий Винокуров: Владимир Александрович, я не знаю, что вы поняли, я не называл, я сказал, что одна команда была за Гончара, а другая – за иностранного судью. Я не говорил, кто за кого. Владимир Александрович, ваша точка зрения мне ясна. Я только за то, чтобы если цитировать, то точно. Я не называю провокацией то, что упал Быстров. Я лично видел, что Малофеев его не трогал, а он, споткнувшись чуть-чуть, нырнул. Возможно, что я видел неправильно, а вы видели правильно, так же как и все остальные. Я не понимаю, почему только называется, что все началось с Аршавина. Я вот это не совсем понял, почему все началось с Аршавина. От того, что он выбил мяч, из-за этого потом надо засчитать игру рукой, что ли, гол? Я не совсем понимаю просто. Ну, неправильно, Аршавин действительно забил гол неправильно.



Олег Винокуров: Нет, имеется в виду, психологически судья мог сознавать свою ошибку, ну, не важно…



Валерий Винокуров: У вас в Санкт-Петербурге, как я понял, очень объективные болельщики, а вы, видимо, самый объективный, Владимир Александрович, поскольку…



Олег Винокуров: Сейчас мы еще узнаем, потому что из Петербурга нам позвонил следующий слушатель. Это Ефим Яковлевич.



Слушатель: Я хочу осветить немножечко две проблемы. Проблема первая – по поводу «Зенита». Честно говоря, «Зенит» играет плохо. Действительно плохо. Беда в том, что не поставлена защита совершенно, ведь игра начинается с защиты. Я не знаю, умеет Адвокат это делать или не умеет, но, тем не менее, ничего хорошего из этой игры не получается. «Зенит» действительно играет плохо. Если даже он станет в этом году чемпионом, меня это, например, совсем не порадует. Я помню «Зенит», Бышовцева первого года, когда он приходил в 1998 году, только пришел и сделал команду, с которой начался сегодняшний «Зенит», и помню «Зенит» Морозова. Это действительно были команды. И второе, по поводу Бышовца. У меня складывается совершенно точное ощущение, что Бышовцу в России никогда не тренировать команды. После конфликта с Виталием Леонтьевичем Мутко его сегодня просто целенаправленно убивают. Его не допускали до того, чтобы он тренировал команду, а сейчас просто целенаправленно убивают. И я думаю, что убьют, потому что какое же руководство команды согласится с тем, что хотя команда играет хорошо, а очков-то нет. У меня совершенно четкое ощущение, что как в 1998-м, когда он стал тренировать сборную России, так точно убивают сейчас. И это очень обидно, потому что таких тренеров, как Бышовец, с моей точки зрения, в принципе в России мало, если вообще они есть.



Валерий Винокуров: Вы правы в том, что мало, очень даже мало, совсем мало, если вообще есть. Так что тут я могу просто повторить за вами. Ефим Яковлевич, вы сейчас подтвердили то, что я говорил в отношении Владимира Александровича, что в Санкт-Петербурге очень объективные болельщики. И, наверное, на первое-второе место среди них по объективности и претендуют два наших слушателя, только что звонивших.



Олег Винокуров: А мы слушаем Владимира из Москвы.



Слушатель: Люди вообще делятся на две категории: которые соблюдают параграф и правила и могут испортить всю игру, а есть которые просто физиологически чувствуют эту игру. Быстров – это такой игрок, он обладает скоростью, но в то же время он умеет подставляться. И надо просто разбираться в этих игроках. Есть категория таких игроков. Бузикин тоже к ним относится. В советские времена Беланов очень здорово так делал, Олег Блохин. Вообще, игроки, обладающие такой быстрой скоростью, они пользуются этим в своих целях и часто подставляются. Поэтому надо это понимать, конечно, и разбираться в футболе. Вы еще затронули такую тему очень хорошую, вспомнили наших прославленных журналистов, к которым вы относитесь, к вашей плеяде, вот, Льва Филатова. Конечно, они очень здорово разбирались. И, тем не менее, они очень много писали о нашем футболе с точки зрения критики. Даже Лев Иванович Яшин в 80-е годы как-то обижался и говорил: недобрый Филатов смело трогает, обличает в статьях разную околофутбольную нечисть, напоминает о ее живучести, и за это ему большое спасибо. В то же время он говорил: нам нужны подобные Щедрины и такие Гоголи, чтобы нас не трогали.



Валерий Винокуров: Это такая шутка была.



Слушатель: Да. Надо, надо говорить, критиковать, в этом весь смысл. Это все-таки хлеб журналистов.



Валерий Винокуров: Владимир, но надо же не просто хвалить или критиковать, все должно быть основано на понимании вопроса. Вот в этом несчастье, по-моему, современной журналистики. Все увлеклись тем, за сколько купили, кого продали, как судили, кого отстранили, кто, там, чего, на ком женился, с кем гулял, а существо игры, я даже не про футбол сейчас, существо спорта… Ведь то же самое, предположим, о велосипедном спорте. Сколько есть там тонких тактических решений, очень много и на треке, и на шоссе когда, это я к примеру. А все только про допинг, только про допинг. Видите, это, к сожалению, беда времени, что ли. Давайте сейчас попробуем… На волнах Радио Свобода вы слушаете «Час прессы. Спорт». Поговорим хоть чуть-чуть о спорте. Может быть, наши слушатели сейчас…



Олег Винокуров: Сергей из Петербурга.



Слушатель: В свете принятого закона об экстремизме я очень аккуратненько… Вот смотрите, Аршавин очень много выделывает штучек на поле. У футболистов есть своя личная этика, что принято, что не принято. Иногда они дерутся, то есть оскорбительные вещи. В данном случае, я считаю, это по отношению к «Спартаку» был подлый, такой оскорбительный момент. Но почему его не трогают? Ведь он же депутат Законодательного собрания. Он обманул своих болельщиков.



Валерий Винокуров: Так он же, кажется, отказался, он не является.



Слушатель: Он отказался. То есть для чего нужно было этот спектакль устраивать? Теперь Володя Быстров…



Валерий Винокуров: Сергей, секунду. На него не распространяется сейчас закон об экстремизме.



Слушатель: Тем не менее. Питерские, Аршавин, «Газпром», то есть все эти дела вместе. Теперь о Володе Быстрове. Быстров – это очень по-доброму злой человек. Его обидели сильно в «Зените». Вот его даже Черчесов специально на матч не выпустил, чтобы он карточку не получил, но чтобы вот этот спектакль с падением (там тоже был спектакль) был исполнен именно Быстровым, он это очень четко, классно делает. Задача была одна – в очередной раз хлопнуть по «Зениту», по голове «Зенита», вот в чем дело.



Валерий Винокуров: Поняли, Сергей.



Олег Винокуров: Леонид из Смоленской области.



Валерий Винокуров: Леонид, «Новая газета» что-нибудь написала, а я прозевал? Нет?



Слушатель: Я хотел сказать, что если вы продолжаете следить за ней, то, может, обратили внимание, что в последнем, позавчерашнем номере «Луч» владивостокский уже не стали обозначать, как самый что ни на есть коррумпированный.



Валерий Винокуров: Понятно.



Слушатель: Я коренной дальневосточник, я вам уже докладывал. Я с детства болел за владивостокский «Луч». И еще раз хотел сказать о том, что никто не учитывает суть дела. Ах, бедненькие, там, ЦСКА слетали во Владивосток, так далеко! Поневоле пожалеешь, что дедушка Ленин умер, он же говорил, что Владивосток, хоть и далеко, а на-а-шенский. То есть когда «Луч» играет здесь, в Европе в 21 час по московскому времени, 21 плюс 7 – 28, минус 4, в 4 утра. В организме у футболиста – 4 утра! Попробуйте играть в футбол в 4 утра. Совсем другое дело.



Валерий Винокуров: Леонид, но об этом же все говорят, что клубам, которые приезжают во Владивосток, все-таки легче, у них один матч, а у владивостокской команды очень много матчей приходится после таких перелетов играть.



Слушатель: И главное, в такое время, понимаете? Я лично в 17 часов по московскому времени, хотя я давным-давно уже живу в Европе, чувствую, что у меня на родине полночь.



Валерий Винокуров: Понятно. Леонид, команду «Луч» не за это «Новая газета» критиковала и ставила ей крестики, а за то, что она очень много, эта команда, провела не очень спортивных матчей, вот так скажем. А сейчас постепенно она исправляется, и «Новая газета», как вы правильно заметили, перестала ставить эти значки.



Олег Винокуров: Ну да, в 18 туре «Крылья Советов» – «Сатурн» только единственное вызывает подозрение, что у них там матч вничью закончился, хотя он и так может закончиться вничью.


Посмотрим на пейджер. Очень много сообщений. Сергей Митрофанов задает вопрос, на который можно отвечать… специальная программа понадобится: «Раньше нередки были браки между известными спортсменами. Есть ли чемпионы среди их детей?». Естественно, династий очень много.



Валерий Винокуров: Да, конечно, очень много.



Олег Винокуров: «Где играет бывший игрок «Спартака» Кавенаги?». В «Бордо» что ли?



Валерий Винокуров: Да.



Олег Винокуров: В каком-то французском клубе.


Павел Николаевич пишет: «У тренера Черчесова есть хорошая привычка: он всегда выглядит настоящим европейцем, одевается, как денди лондонский. Такой вид тренера вселяет уверенность в игроков, и они побеждают». Отлично.


Алексей из Санкт-Петербурга: «Не кажется ли вам, что судьба вернула «Спартаку» за незасчитанный гол во втором кубковом матче с «Локомотивом»?». Вот так оно всегда и бывает – тут тебе не засчитали, там – не тебе. Он же спрашивает: «Уход Роббена из «Челси» решенный вопрос? Есть ли какая-нибудь информация?».



Валерий Винокуров: Нет, еще не решенный.



Олег Винокуров: Он вернулся в команду после своего медового месяца.



Валерий Винокуров: Пока да, идет борьба за него.



Олег Винокуров: Геннадий желает всем крепкого здоровья, чтобы дожить до начала строительства стадиона «Спартака». Александр Добрый спрашивает, кто будет главным соперником Крамника в Мехико. Ну, там же турнир.



Валерий Винокуров: Там будут Ананд, Леко и все россияне.



Олег Винокуров: «Можно ли сегодня в России купить на видеокассетах исторические футбольные матчи с комментариями Озерова, Майорова, Махарадзе? Не верю, что все записи уничтожили», - Александр из Сызрани спрашивает. Ну, правильно, в принципе можно, только где-то надо искать.


«Поступки Марадоны в любом футболе повторяются», – ну, это Станислав Павлович к вопросу о Баженове.


А слушатель Каримов спрашивает: «Вас что, не устраивает, что Гинер и Газзаев говорят на русском языке?». В принципе да, действительно, что тут цепляться – ихний, не ихний?



Валерий Винокуров: Когда это журналист или комментатор – это одно дело, а когда люди, для которых русский язык не средство производства – ну что, жалко тогда просто и все.


Всем спасибо! Всем, кто звонил, а тем, кто слушал, еще большее спасибо!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG