Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мурманская журналистка поплатилась за свою публикацию в оппозиционной газете


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Мумин Шакиров.



Арслан Саидов: Родные Ларисы Арап пока безуспешно пытаются добиться ее выписки из Мурманской психиатрической больницы, куда она была насильно госпитализирована в начале июля. Лариса Арап – член местного отделения Объединенного гражданского фронта, который возглавляет Гарри Каспаров. Коллеги Ларисы утверждают, что она абсолютно здорова и поплатилась за свою публикацию в оппозиционной газете.



Мумин Шакиров: Активистка местного отделения Объединенного гражданского фронта Лариса Арап была помещена в 3-е отделение апатитской психиатрической клиники. По мнению Елены Васильевой, основанием для принудительного лечения в больнице послужила статья под названием «Дурдом». Материал был опубликован в мурманском выпуске газеты «Марш несогласных». В нем Лариса Арап рассказала о том, что в отношении подростков персонал больницы часто проявляет насилие, граничащее с пытками. Эти выводы были сделаны на основе бесед с самими пациентами и их родителями. Елена Васильева говорит, что накануне госпожа Арап обратилась в поликлинику Североморска за копией заключения медицинской комиссии для оформления водительских прав.



Елена Васильева: Она прошла абсолютно всех врачей, к тому же за месяц до этого она проходила аналогичную комиссию, то есть проблем не было. Психиатр вспомнил ее сразу, сказал: «А, вы та женщина, которая писала эту статью в газете?» Она говорит: «Да». – «Подождите за дверью». В результате, пока она ждала за дверью, она позвонила своему риэлтору, потому что занималась обменом квартиры, она позвонила мне. В это время врач-психиатр вызвал «скорую помощь» и вызвал милицию.



Мумин Шакиров: В тот же день сотрудники милиции силой заставили Ларису Арап сесть в машину, после чего отвезли ее в Мурманскую областную психиатрическую больницу. По сведениям Елены Васильевой, врачи так и не предъявили медицинского заключения ни друзьям, ни родственникам.



Елена Васильева: Обоснования мы до сих пор не можем добиться по причине того, что, когда направляется человек на принудительное лечение, по крайней мере, должна быть запись в карточке. Но записи нет в карточке, это подтвердил нам адвокат, и этот момент даже не исследовался на суде. В принципе, принудительное лечение, в соответствии с федеральным законом о психиатрии и психиатрической помощи населению, там есть 29-я статья, то есть человека могут направить на принудительное лечение в случае, если он представляет угрозу для себя и для общества. Опять же, в соответствии с федеральным законом, если человек попадает на принудительное лечение, он обязан получить решение суда по этому поводу. То есть собираются консилиумы. Консилиума собрано не было. Суд состоялся только 18-го числа, спустя 2,5 недели. После того, как ее госпитализировали, в течение первых суток, пока ее туда забрали, ее накололи так, что она чуть не погибла.



Мумин Шакиров: О том, что Лариса Арап попала в больницу, узнали ее родные и близкие. Ее дочь Таисия попыталась выяснить причину принудительной госпитализации матери.



Таисия: Когда я приехала, ее уже не застала в приемном отделении, ее уже увели. У дежурного доктора я попросила ознакомиться с основаниями принудительной госпитализации, то есть именно с направлением участкового врача. Мне было в ознакомлении в данных документом категорически отказано. Причем доктор мне не совсем в этичном виде кинула газету, в которой была опубликована статья «Дурдом», сказала, что это ненормально, чтобы писались подобные статьи, и вообще, моя мама, возможно, будет проходить очень длительное лечение, и возможно, вообще не будет выписана и останется там. Я сказала: «Ну, хорошо, давайте я письменно оформлю заявление. Покажите мне данный материал». На что было сказано: «Если ты такая умная, я тебе сейчас оформлю принудительную госпитализацию тоже». Я говорю: «Вы мне угрожаете?» Она говорит: «Вы ничего не докажете, я сейчас вас могу точно так же оформить, и вы будете проходить лечение вместе со своей мамой». При этом присутствовал мой супруг, который вмешался в этот диалог и сказал: «А вы не боитесь, вообще-то, что я сижу, посторонний тут человек, это все слушаю?» А она говорит: «Меня это не интересует, вы все равно ничего не докажете. Мы и вас можем оформить на лечение».



Мумин Шакиров: Вчера, в воскресенье, мы попытались связаться с врачами Мурманской областной психиатрической больницы, чтобы узнать, действительно ли Лариса Арап находится на принудительном лечении в 3-ем отделении апатитской клиники и каково состояние пациентки. Но медики отказались от комментариев.



Представитель больницы: Знаете что, по поводу нее много раз звонили. Я не имею права говорить о том, есть такая или нет. Мы можем только по письменному запросу.



Мумин Шакиров: Как должны действовать родные и близкие Ларисы Арап, чтобы помочь ей в этой ситуации? На это вопрос попытался ответить адвокат Лиги защитников пациентов Дмитрий Айвазян.



Дмитрий Айвазян: Я бы на месте родственников прежде всего использовал свое право знакомства с медицинской документацией. После чего, естественно, снял бы все возможные копии, которые есть, в этом медицинском учреждении, а потом обратился в прокуратуру и по медицинской административной лестнице, и также в органы местного самоуправления. Исходя из анализа той медицинской документации, которая, собственно говоря, предоставит медицинское учреждение. Хотя я сомневаюсь, что они с первого запроса предоставят. Но по запросу прокуратуру они предоставить могут, по адвокатскому запросу в ряде случаев тоже предоставляют.



Мумин Шакиров: Ситуацию вокруг принудительной госпитализации Объединенного гражданского фронта Ларисы Арап, прокомментировал лидер этого движения Гарри Каспаров.



Гарри Каспаров: Мы за этой ситуацией внимательно следим, у нас есть адвокат там, и сейчас мы пытаемся выяснить, как можно помочь Ларисе, используя те юридические способы, которые есть в нашем распоряжении. Мы будем, конечно, бороться за нее, так же как и за сотни других наших товарищей, коллег, которые сталкиваются с беспределом нынешнего режима. Но мы прекрасно понимаем, что наши средства могут оказаться ограниченными. Мы будем продолжать жаловаться и в суды, но многие такие дела доходят, кстати сказать, и до Страсбурга, Россия там беспрерывно проигрывает. Но гарантировать, что удастся на этом этапе отбить атаку местных властей, мурманских, никто из нас не может. Мы все понимаем, что наши возможности могут оказаться сегодня ограниченными.


Я дважды был в Мурманске, встречался с нашей организацией в январе 2006 года, в начале 2007 года. Я знаю, что они занимают активную позицию не вообще как бы, протестуя против действий власти, а по каждому конкретному поводу. Злоупотребления есть везде. И эта конкретная ситуация связана была со злоупотреблениями, которые царят в медицине Мурманской области. Но, мне кажется, важно отмечать тот факт, что власть использует другой арсенал средств. Это же все равно политика, потому что речь идет о злоупотреблениях чиновников. Чиновники могут быть разные, они могут быть чиновники от медицины, чиновники от армии, чиновники от «Газпрома», но в конечном счете власть сегодня рассматривает любое покушение на чиновничий беспредел как политический вызов и применяет самые жесткие карательные меры.



Мумин Шакиров: В настоящее время родственники Ларисы Арап отправили кассационную жалобу в Мурманский областной суд. В свою очередь, руководство регионального Управления здравоохранения заявило представителям Объединенного гражданского фронта, что не намерено вмешиваться в ситуацию.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG